О перспективных планах Ирана в Сирии

С начала 2022 Иран в тесной координации с правящим режимом Сирии предпринял ряд активных демаршей в военной, политической, экономической, идеологической сферах жизни сирийского государства и общества. Активность Тегерана в САР проходит на фоне российской военной спецоперации  на Украине и переговоров по ядерной программе ИРИ.  По оценке ряда арабских экспертов, Тегеран не столько озабочен сохранением режима Башара Асада, сколько преследует цель обеспечить свои позиции в САР в постасадовский период. Действительно, в последние десятилетия вопросы безопасности и стремление к капитализации власти играли заметную роль в формировании ключевых параметров политики Ирана в Сирии и на Ближнем Востоке, в целом. Стремление Ирана играть ведущую роль на Ближнем Востоке достаточно обосновано с точки зрения успехов развития страны. Активная политика ИРИ на Ближнем Востоке стала возможной в результате достигнутых Ираном за последние два десятилетия успехов в различных сферах хозяйства. Действительно, за этот период Иран добился положительных сдвигов в развитии ряда  ключевых секторов экономики и военной промышленности.  Неоспоримые успехи Ирана в политике, экономике, реализации военных проектов и ядерной программы служат веским обоснованием его активной политики в регионе. Иран вмешивается во внутренние дела арабских стран и их лидеры не могут ничего с этим поделать. Попытки мировых держав сдержать активность Ирана в регионе пока не увенчались успехом. В этой связи особого внимания заслуживает неожиданный визит в Тегеран главы Бюро национальной безопасности (БНБ) САР Али Мамлюка 27 февраля 2022 г. В Иране А.Мамлюк был принят президентом ИРИ Эбрахимом  Раиси и главой Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) Али Шамхани. В ходе состоявшихся переговоров обсуждались вопросы укрепления двустороннего сотрудничества в сфере безопасности в контексте эвентуальных последствий украинских событий для обеих стран. Высокопоставленные  иранские представители дали недвусмысленный сигнал А.Мамлюку о скорейшей имплементации ранее подписанного меморандума о  сотрудничестве в экономической сфере. Тегеран намерен активно участвовать в процессе реконструкции, прежде всего, в  энергетических, транспортных и сельскохозяйственных секторах сирийской экономики. Неофициальный визит в Дамаск 2 марта 2022 Фалеха аль-Файада — руководителя «Аль-Хашед аш-Шааби» — одного из крупнейших милицейских формирований Ирака связанного с ИРИ и его переговоры с Б.Асадом также были посвящены проблемам безопасности двух стран. Речь шла о  необходимости повысить уровень двустороннего сотрудничества в сфере безопасности с целью сдерживания деятельности Рабочей партии Курдистана (РПК) и оказания давления на состоящие в основном из курдов «Силы демократической Сирии» (СДС). Данный вопрос приобретает особое звучание после перекрытия ИРИ каналов связи этих организаций с курдскими районами на иракской территории. В конце 2021 Иран предпринял ряд шагов по укреплению своего военного присутствия в различных районах Сирии. В октябре 2021 г. подконтрольные Ирану шиитские милиции  начали строительство  новой военной базы в районе Абу Камаль на правом берегу Евфрата. Работы вела иранская строительная компания «Джихад аль-Бина». Это вторая  крупная военная база Ирана в САР после  ранее построенной базы «Имам Али». По оценке военных экспертов, новая база должна была стать основным оперативным центром управления деятельностью шиитских милиций в Сирии под контролем КСИР. Иранская база в районе Дейр эз-Зора призвана обеспечить долговременное присутствие Ирана и шиитских милиций в Сирии. Ее стратегическая значимость обусловлена тем, что Иран получает возможность контролировать трассу Багдад-Дамаск-Бейрут. В задачу новой базы входит отражение возможных атак коалиционных сил и Израиля. Новую базу Иран рассматривает как свой стратегический плацдарм на востоке Сирии для осуществления своих планов по созданию коридора Сирия-Ирак, что в конечном итоге должно привести к стиранию сирийско-иракской границы в этом районе страны. После серии израильских ударов по иранским объектам в САР Иран рассредоточил руководящие кадры КСИР, «Хизбаллы» и шиитских милиций в различных районах Сирии. Например, часть шиитских формирований («Хайдарийюн») дислоцированных в непосредственной близости от иракской границы были переведены в район Сувейды. По оценке некоторых арабских экспертов, строительство новой базы вызвало соперничество между ИРИ и РФ за контроль над районом Дейр эз-Зор. Осенью 2021 г. между российскими военными и шиитскими формированиями  на северо-востоке САР возник конфликт из-за нескольких постов и укрепрайонов. РФ предложил Ирану передать их под контроль российских военных в обмен на защиту от возможных воздушных ударов Израиля. Но Иран отклонил российские предложения. Позднее ИРИ была вынуждена уступить давлению РФ. Однако,  шиитские милиции  успели укрепить эти районы, опасаясь атак коалиции и Израиля. К середине лета 2021  Иран, по некоторым данным, располагал  277 опорными пунктами, укрепрайонами и базами в 12 провинциях САР. Так, в Дераа находилось 57 военных объектов Ирана, в Дамаске и его пригородах — 46, в Халебе (Алеппо) — 54, в Дейр эз-Зоре — 22, в Хомсе — 29, в Хаме — 10, Латакии — 7, Сувейде — 8, Кунейтре -18, Идлибе — 20. Из них 171 объект находился под контролем КСИР, 79 – ливанской «Хизбаллы», 71 — под совместным управлением КСИР и «Хизбаллы».  Сегодня, Иран намерен расширить сеть своих боевых ячеек на территориях подконтрольных СДС, и стремиться обезопасить себя от возможной негативной реакции со стороны США и курдских формирований. Иран намерен вернуться в районы восточнее Евфрата, после того как был вынужден оставить их в апреле 2021 под давлением России. В феврале 2022 Иран заметно расширили поставки различных видов вооружений и военной техники из Ирака в Сирию и Ливан. Одновременно Тегеран активизировал  деятельность шиитских милиций на юге Сирии, прежде всего в районах Дераа и Сувейда. По мнению ряда арабских военных экспертов, Иран рассчитывает расширить сферу своего влияния в САР в случае затягивания российской спецоперации на Украине и возможного ослабления интереса Москвы к Сирии. Как считают ряд экспертов, такое массированное военное присутствие Ирана в САР обеспечивает Тегерану успех в экономической сфере. Иран рассчитывает получить самые выгодные контракты на восстановительные работы в Сирии в стратегически важных районах страны. Тегеран также полагает, что в случае подписания ядерной сделки с Западом иранским компаниям будет легче реализовать   свои  проекты  в САР. Одновременно Иран усиливает свое присутствие в различных управленческих сферах деятельности государственного сектора сирийской экономики. В 20-х числах февраля 2022 сирийское правительство подписало с Ираном меморандум о сотрудничестве в сфере администрирования и управления людскими ресурсами в госсекторе сирийской экономики. Одновременно Иран расширил объемы приобретения недвижимости в городских центрах САР. Активность Тегерана ведется в рамках иранской кампании в Сирии по шиитизации местного населения и изменения демографии сирийского социума. Иран пытается частично компенсировать свои затраты в ходе сирийского кризиса, которые по некоторым данным составляют около 30 млрд долларов.  Тегеран также рассчитывает частично покрыть выданные за последние 10 лет кредиты госсектору сирийской экономки на общую сумму в несколько десятков миллиардов долларов. Иран намерен облегчить деятельность в Сирии частных иранских предпринимателей, связанных с шиитскими милициями, чтобы таким образом частично снять бремя финансовых расходов с иранской казны. В этих целях Тегеран использует опыт ливанской «Хизбаллы» по проникновению в государственный сектор и общественные институты Ливана. Тегеран стремиться убедить часть иранского политического истеблишмента в успешности военной операции в Сирии. Тегеран хочет распространить на Сирию свой положительный опыт выкачивания финансовых средств из Ирака за счет заключения выгодных Тегерану контрактов в нефтегазовой и энергетической сферах. Одновременно Тегеран рассчитывает расширить сеть своих предпринимательских структур не только в Сирии, но в регионе, в целом. Торгово-экономические связи между двумя странами  особенно активно развивались в 2000-х гг. Однако с началом сирийских событий в марте 2011 г. эта сфера ирано-сирийских отношений отошла на второй план, уступив место политическому и военному сотрудничеству. В целях возобновления двустороннего экономического сотрудничества в кризисных условиях, Иран в течение последних 2-3 лет последовательно вел определенную подготовительную работу в САР. В октябре 2018 г. представительная делегация сирийских бизнесменов во главе с  генеральным секретарем Федерации торговых палат Сирии (ФТПС) Мухаммедом Хамшо находилась с визитом в Тегеране. В ходе визита состоялись встречи с представителями иранского Министерства дорожного и жилищного строительства. В ходе  переговоров были обсуждены различные пути развития двустороннего сотрудничества в торговой и промышленной сфере. Визит сирийской делегации ФТПС  в Тегеран в октябре 2018 года стал результатом активного давления посла Тегерана в Дамаске на сирийский режим. Визиту сирийской делегации в Тегеран предшествовал ряд подготовительных деловых поездок  представителей иранских деловых и политических кругов в Дамаск. Со своей стороны сирийский министр энергетики  посетил Тегеран, где объявил о достигнутых с Ираном соглашениях о реконструкции и строительстве новых электростанций в Латакии, Халебе (Алеппо) и Дейр эз-Зоре. В январе 2019 г. в Дамаске открылся Сирийско-иранский деловой форум (СИДФ).  В его работе приняли участие Э.Джахангири первый вице-президент ИРИ и премьер-министр САР Имад Хамис. На форуме были представлены многочисленные  сирийские и иранские компании и бизнесмены из двух стран. Это была первая встреча подобного рода со времени начала сирийского кризиса в марте 2011 г. В результате была заложена основа для дальнейшего укрепления и развития экономических отношений между Ираном и Сирией в условиях непрекращающегося сирийского кризиса. После относительного улучшения делового климата в САР и возобновления работы СИДФ, Иран получил возможность заметно активизировать усилия по укреплению своего экономического присутствия в различных сферах промышленности и торговли, финансовом секторе САР. Одним из важных результатов подобной деятельности Ирана стала активизация работы сирийских деловых партнеров, что позволило Тегерану свободно развивать экономические отношения с Сирией в обход американских и международных санкций. Иран стремится активизировать двусторонне торгово-экономические отношения с соседними Сирии арабскими странами, особенно после возобновления работы на юге страны в районе сирийско-иорданской границы КПП «Ан-Насиб». Иран также надеется на установление прямых деловых отношений с лояльными режиму известными сирийскими бизнесменами и заключению с ними выгодных инвестиционных контрактов. Одним из явных примеров такого сотрудничества могут служить отношения между Ираном и Мухаммедом Хамшо, особенно, после того как последний выкупил долю компании «Ас-Султан» в сирийско-иранском консорциуме «Сиамко», специализирующимся на производстве автоматических устройств. Важным итогом визита сирийской делегации в Иран в 2018,  стало подписание меморандума о взаимопонимании между сирийскими и иранскими торговыми палатами в развитии двустороннего сотрудничества в различных сферах торгово-экономической деятельности. Сирийской делегации также удалось добиться от Ирана снятия налоговых тарифов на 88 видов товаров сирийского экспорта в ИРИ. В своей торговой экспансии в Сирию Иран  опирается на поддержку, прежде всего, следующих сирийских торговцев и промышленников. Это генеральный секретарь Федерации торговых палат Сирии (ФТПС) М.Хамшо, члены парламента САР Хусейн Рагеб и Мухаммед Сурьеол,  управляющий ФТПС Фирас  Джижкли, крупный бизнесмен Хасан Зайду, посол САР в Иране Аднан Махмуд, член Сирийского союза экспортеров (ССЭ) Ияд Мухаммед,  председатель Верховной комиссии инвесторов в свободной зоне (ВКИСЗ) Фахд Дарвиш. В январе 2019 г. около 15 представителей иранского частного сектора приняли участие в работе 14 сессии Высшей сирийско-иранской совместной комиссии (ВСИСК). Важным результатом работы сессии стало подписание более десятка контрактов и соглашений о взаимопонимании в различных областях экономической деятельности. Это, прежде всего соглашения:  между Сирийской инвестиционной комиссией (СИК) и Иранской организацией по экономике, инвестициям и технической помощи (ИОЭИП), а также между Генеральными управлениями Сирии и Ирана по железным дорогам. В это же время были подписаны Стратегический договор о сирийско-иранском экономическом сотрудничестве, Договор между сирийским Министерством по экономике и внешней торговле и иранским Министерством по промышленности, торговли и горной добычи. Было также достигнуто Специальное соглашение о сотрудничестве в сфере культуры на 2019-2020  и эксклюзивное соглашение в сфере обмена информацией об отмывании денег и финансовом терроризме между Сирийской финансовой комиссией по противодействию терроризму и отмыванию денежных средств и Иранским финансовым трансфертным департаментом. Увидела свет специальная совместная программа в образовательной сфере на 2019-2020 гг. Таким образом, несмотря на продолжающийся кризис, Иран ведет не только активную политику в сфере военного строительства, но и создает заделы на будущее в ключевых отраслях сирийской экономике, промышленности, культуре и образовании. Как считают некоторые эксперты, Иран не намерен отказываться от своего военно-политического присутствия в САР. Более того, Тегеран постоянно убеждает своих арабских партнеров в Машрике и Персидском заливе, что в случае подписания ядерной сделки с Западом, влияние ИРИ в регионе серьезно вырастет. Созданные Ираном за последние несколько лет заделы в ключевых областях жизнедеятельности сирийского государства и общества, гарантируют Тегерану сохранение его позиций в САР в случае эвентуальной смены власти в процессе мирного транзита.  Тегеран сможет использовать сирийский плацдарм и продолжит усиливать свое присутствие в других арабских странах  в качестве фактора силы и важного экономического партнера.

52.48MB | MySQL:102 | 0,540sec