О новой турецкой военной операции против РПК на севере Ирака

Турция начала еще одну воздушную и наземную операцию против боевиков Рабочей партии Курдистана (РПК) в Ираке 18 апреля утром, пытаясь ликвидировать штабные объекты и склады боеприпасов. Министерство обороны Турции заявило, что операция будет сосредоточена на северных иракских районах Метина, Зап и Авасин-Басьян с участием спецназа, как на суше, так и в воздухе. Задействованы также турецкие беспилотники, военные самолеты и артиллерия. Позже в понедельник министерство заявило, что оно «нейтрализовало 19 террористов» и 4 турецких военнослужащих были ранены. Оно добавило, что турецкие военные захватили цели «первого этапа», но что это за цели, непонятно. Анкара регулярно проводит воздушные атаки на цели РПК в Ираке, но наземные военные операции — редкие случаи, когда риск жертв выше в районах вблизи границы из-за горной местности и логистических проблем. Абдулла Хавез, аналитик по Турции и Ираку, который внимательно следит за курдскими делами, полагает, что горы Зап и Гара дальше на юг считаются оплотом РПК, и в военном отношении представляются более важными, чем гора Кандиль, где находится штаб-квартира РПК. «РПК провела десятилетия, укрепляясь в Запе. Группа потратила годы на строительство сети туннелей, поэтому ее уничтожение в этом районе будет сложным и дорогостоящим», — заявил он.  Военная операция началась после того, как премьер-министр регионального правительства Иракского Курдистана Масрур Барзани встретился с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом в минувшие выходные, чтобы обсудить ситуацию в Ираке и «усилить сотрудничество для содействия безопасности и стабильности», говорится в официальном заявлении курдов. «Наша операция успешно продолжается, как и планировалось», — сказал министр обороны Турции Хулуси Акар в своем заявлении. Представитель РПК в Ираке сказал на условиях анонимности: «Оккупационная армия, которая пыталась высадить войска на вертолетах, также хотела продвигаться по суше. Между турецкой армией и партизанами происходят интенсивные столкновения». Официально нынешняя военная  операция под названием Operation Claw Lock  направлена на «предотвращение террористических атак» и обеспечение безопасности границ после оценки того, что РПК планировала крупномасштабную атаку, добавило министерство.  Последние по времени рейды следуют за операциями «Коготь-тигр» и «Коготь-орел», начатыми турецкой армией на севере  Ирака в 2020 году. Причем последняя операция против РПК, скрывающихся в северном иракском регионе Дохук, была разработана частично для спасения 12 турецких военных и иракца, захваченного РПК. Но та операция окончилась неудачей – все захваченные  погибли, а Эрдоган подвергся жесткой критике  со стороны оппозиционных партий в парламенте за плохое планирование наступления. Тот  рейд также создал проблемы в отношениях Турции с Ираном, который теперь имеет сильное политическое и военное присутствие в Ираке и с подозрением относится к региональным кампаниям Эрдогана. Напряженность между Эрбилем и РПК была высокой в последние месяцы, поскольку турецкие операции в Северном Ираке продвинули РПК дальше на юг. В этой связи аналитики полагают, что версия турецких военных о каком-то «широкомасштабном наступлении РПК» выглядят натянутой. Истинные мотивы видимо иные.

Во-первых, это поддержание нужного градуса националистической повестки дня внутри Турции. Это делается не только путем чисто военных операций, но и репрессий против вполне себе официальных прокурдских партий. Конституционный суд Турции в прошлом году принял обвинительный акт, направленный на роспуск прокурдской Партии демократии народов (ПДН) за предполагаемые связи с РПК, проложив путь к судебному разбирательству, которое в перспективе может оштрафовать или навсегда закрыть одну из парламентских  партий страны. За последние два года турецкое правительство начало репрессии против этой партии, отстранив 50 мэров ПДН от должности, задержав нескольких депутатов партии и более ее 7000 членов по обвинению в терроризме.

Во-вторых, это некая попытка поднять козыри главного союзника Турции Масрура Барзани на фоне нынешних внутрииракских трений по поводу формирования нового правительства и избрание президента.   Хавез указал, что Иракский Курдистан под руководством Масрура Барзани присоединился к турецким военным операциям против РПК по крайней мере дважды, но на этот раз он только пытался активно блокировать районы, где действует РПК, увеличив свое присутствие в западной, центральной и восточной частях Иракского Курдистана. «Это выгодно для обеих сторон, потому что активная борьба бок о бок с турецкими войсками вызовет существенные проблемы для ДПК как в Ираке, так и в самом Иракском Курдистане; кроме того, нынешняя договоренность позволяет ДПК правдоподобно отрицать это», — сказал Хавез.

РПК начала партизанскую войну против турецкого государства в 1984 году. Более 40 000 человек были убиты в конфликте, который в прошлом был в основном сосредоточен на юго-востоке Турции. Турецкие официальные лица в частном порядке говорят, что считают, что Багдад твердо стоит на их стороне в борьбе с РПК, которую Европейский союз и Соединенные Штаты также объявили террористической группировкой.

52.2MB | MySQL:103 | 0,511sec