О продолжающихся попытках улучшения турецко-израильских отношений

Анкара и Иерусалим поддерживают активизированные несколько месяцев назад шаги, направленные на развитие двустороннего сотрудничества. Свидетельством позитивной динамики в отношениях двух государств при этом остается довольно интенсивная динамика обмена официальными визитами. Так, согласно сообщениям турецких источников, в конце текущего месяца в Израиль должна прибыть делегация под руководством главы турецкого внешнеполитического ведомства М.Чавушоглу. Целью предстоящего визита заявлена консультация министров иностранных дел, по итогам которой планируется принять решение о возобновлении работы послов. Помимо этого эксперты фиксируют сохраняющийся интерес к контактам на уровне культуры и спорта, а также организации молодежных обменом и совместных научных мероприятий, что явно должно создать благоприятный в обществе фон для продолжения нормализации в будущем.

Помимо этого, как считают турецкие обозреватели, Анкара намеревается включить в предстоящее в конце мая обсуждение взаимодействие в сфере энергетики. Ранее, президент республики Р.Т.Эрдоган намекал, что хотел сделать данную тему одной из центральных в ходе общения со своим израильским контрпартнером И.Герцогом, который побывал в стране в начале марта, однако этому помешало смещение акцентов на другие направления, в том числе на российско-украинский трек.

В мае явным сигналом стремления интенсифицировать энергетический компонент можно считать включение в состав делегации соответствующего турецкого профильного министра Ф.Донмеза. Надо сказать, что последний за несколько месяцев неоднократно подчеркивал значение данного диалога. Так, в апреле он уже анонсировал поездку в Израиль, при этом сфокусировавшись на возможностях достижения договоренностей, позволяющих в перспективе наладить экспорт израильского газа европейским потребителям при сниженных затратах на транспортировку голубого топлива благодаря уже имеющейся инфраструктуре. По словам Ф.Донмеза «самым экономичным и наиболее целесообразным и быстрым решением для Восточного Средиземноморья является то, в котором задействована Турция».

Препятствием для быстрого восстановления сотрудничества особенно на политическом уровне остается турецкая позиция в отношении палестинской проблемы. Впрочем, и здесь, по некоторым данным, удалось добиться определенного компромисса. В частности, как полагает израильский тюрколог Хай Эйтан Коэн Янарочак, не случайно стороны решили перенести переговоры на уровне глав внешнеполитических и энергетических ведомств на конец мая, поскольку ожидают, что с окончанием Рамадана уровень палестинской враждебности должен снизиться. Более того, эксперт не исключает, что в определенной степени рост подстрекательства со стороны ХАМАС мог быть обусловлен и попытками таким образом сдержать турецко-израильское потепление.

Помимо этого высказываются предположения, что Иерусалим все же сумел добиться от Анкары некоторого сдерживания палестинской группировки, контролирующей Газу, на турецкой территории. По некоторым данным, еще в начале года правительство Р.Т.Эрдогана стало блокировать приезд активистов ХАМАСа, вовлеченных в террористическую деятельность, оставив ее уже находящимся в республике сторонникам возможность поддерживать палестинское сопротивление через сбор средств. Перечень нежелательных лиц, чье нахождение в Турции может помешать налаживанию отношений, мог быть подготовлен на основании запросов Израиля.

Соглашаясь на это, Анкара решает и актуальную для себя проблему сближения с США и Европой, доказывая им, что не имеет прямых связей с терроризмом. При этом, судя по всему, Р.Т.Эрдоган рассчитывает на возможность сохранить связи и с Газой. Объясняется это с тем, что палестинская группировка нуждается в каналах коммуникации с внешним миром, в том числе с США, для которых значение Турции с учетом актуальных событий возрастает. Анкара, в свою очередь, вероятно, намеревается в некоторой степени заменить собой Каир в роли одного из ключевых региональных переговорщиков по ближневосточному конфликту. Помимо того, что подобный шаг в целом способен содействовать укреплению положения Турции в мусульманском мире, чем, собственно, и мотивировано взаимодействие с ХАМАСом как таковое, это еще и важный сигнал Египту. В частности, в недавнем интервью М.Чавушоглу посетовал, что турецко-египетское сближение началось раньше, чем аналогичные усилия на израильском треке, однако, «продвигается медленнее». В этой связи не исключено, что посредством такого рода давления на Каир Анкара пытается склонить его к сотрудничеству, в противном случае угрожая вытеснить из важной сферы.

В целом можно говорить о том, что стороны продолжают предпринимать меры, направленные на постепенную нормализацию, интерес к которой в Турции, как кажется, более силен, чем в Израиле. Продиктовано это может быть тем, что для Р.Т.Эрдогана восстановление этих связей – часть более масштабной региональной стратегии, куда также входят, к примеру, Египет или Саудовской Аравией, о которой М.Чавушаглу тоже высказывается открыто. В свою очередь, сдержанность израильского правительства, судя по всему, обусловлена нежеланием подорвать трехсторонний диалог с участием Греции и Кипра, которых явно насторожит приезд главы турецкого МИДа. Более того, если ранее в качестве своего рода альтернативы EastMed, по рентабельности существенно уступающего транспортировке израильского газа через Турцию, Афинам, Никосии и Иерусалиму предлагалось переориентироваться на проект подводного силового кабеля EuroAsia Interconnector, то теперь, судя по высказываниям Ф.Донмеза, его страна хотела бы повысить свою роль и в европейской электроэнергетике, привлекая при этом Израиль в качестве партнера.

52.48MB | MySQL:102 | 0,539sec