Оценки израильских экспертов политики Турции в регионе. Часть 2

Эксперт Иерусалимского института стратегии и безопасности (JISS) по современной Турции д-р Хай Эйтан Коэн Янарочак рассматривает политику Турции в отношении Узбекистана в контексте «возможной угрозы Анкаре и другим тюркским государствам Центральной Азии со стороны России на фоне российской военной интервенции в Казахстан в январе и вторжения России на Украину в марте 2022 г.» В конце марта «президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган совершил исторический визит в Узбекистан», который «имеет большое значение»[i].

По словам эксперта, «эффективное сопротивление Киева застопорившемуся вторжению России и, что более важно, позиция НАТО и Запада в поддержку Украины привели к карательным санкциям против Москвы, что вызвало облегчение не только в Турции, но и во всех государствах, которые боятся России».

Израильский эксперт выделяет Узбекистан из других государств региона, т.к. Ташкент «придерживается независимого внешнеполитического подхода в отношении России» и «представляется естественным партнером Турции в укреплении пантюркистской Организации тюркских государств (ОТГ) как формирующегося центра силы в Центральной Азии».

Янарочак напоминает, что с момента создания в 2010 г. «Политического документа о национальной безопасности страны», известной еще как «красная книга», Турция изменила свою традиционную прозападную позицию и начала сотрудничество с Россией и Китаем, особенно в сфере энергетики и торговли. Однако Анкаре, пишет Янарочак, «не удалось удовлетворить Москву и Пекин из-за ее постоянной аффилированности с Западом и стремления проникнуть в государства Центральной Азии. Это привело к скептицизму в Москве и Пекине, которые не хотят принимать Турцию в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС)». Вступление Турции в ряды НАТО в 1952 г. эксперт объясняет традиционным отношением Османской империи к России как врагу. «В том же духе Турция рассматривала распад Советского Союза как облегчение и возможность расширить зону своего влияния в тюркской Центральной Азии».

Янарочак полагает, что проникновение Турции в этот регион превратилось в «стратегический актив» после ее вклада в победу Азербайджана над Арменией в 2021 г. и коалиции Эрдогана с националистами внутри страны. «ОТГ, созданный после победы Азербайджана в Нагорно-Карабахской войне в ноябре прошлого года, функционирует как возглавляемый Турцией альянс в сфере безопасности и является идеальным инструментом для реализации ее стратегии». Эксперт предлагает считать его последней фазой турецкой инициативы от 1991 г. под названием «Саммит президентов тюркоязычных стран».

В настоящее время в ОТГ входят Турция, Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан и Узбекистан (присоединились в 2019 г.), Туркмения и Венгрия имеют статус наблюдателей[ii].

Помимо создания пантюркистской идентичности с новым флагом и гербом, ОТГ также стремится оказывать влияние, заявляя о своем «Видении тюркского мира к 2040 году». Соответственно, эта организация стремится объединить государства-члены под одним политическим зонтиком, стать ключевым региональным центром. Россия и Китай, пишет Янарочак, считают ОТС вызовом, «к тому же в ее документах говорится о готовности навязывать свою волю другим государствам, применяя меры, особенно в сфере торговли».

Эксперт JISS отмечает, что «Россия под руководством президента Владимира Путина не приветствовала союз с Турцией тюркских государств, ранее входивших в состав Советского Союза». Более того, «во время политического кризиса в Казахстане в январе Москва не позволила президенту Касым-Жомарту Токаеву связаться с ОТГ и подтолкнула его к принятию помощи от Организации Договора о Коллективной Безопасности (ОДКБ). Несмотря на сигналы ОТС о поддержке и даже предложения военной помощи, администрация Токаева предпочла сотрудничать с Россией и ОДКБ».

По мнению израильского эксперта, нынешний состав ОДКБ (Россия, Армения, Беларусь, Таджикистан, Кыргызстан и Казахстан) показывает значимость Узбекистана для Турции. Помимо близкого ее союзника Азербайджана, Узбекистан вышел из ОДКБ в 2006 г. и является единственным тюркским государством Центральной Азии, которое не входит в эту организацию. Что касается членства Узбекистана в ШОС, то «благодаря Китаю ШОС нельзя считать односторонней подобно ОДКБ организацией, в которой доминирует Россия. Наоборот, это биполярное образование, в котором влияние Москвы сбалансировано».

По поводу позиции Китая, эксперт считает, что «Пекин почувствовал облегчение, увидев неспособность ОТГ вмешаться в казахстанские беспорядки. Тем не менее Китай, не колеблясь, предупредил Турцию, что не потерпит никаких пантюркистских действий, которые могут вызвать нестабильность в его населенной уйгурами провинции Синьцзян. Для снижения напряженности министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу посетил Китай, чтобы убедить своего китайского коллегу в том, что и Турция, и ОТГ уважают территориальную целостность Поднебесной».

Важной вехой в турецко-узбекских отношениях Янарочак называет смерть бывшего президента Узбекистана Ислама Каримова и приход к власти Шавката Мирзиёева в 2016 г. «И.Каримов занимал критическую позицию по отношению к Турции из-за тесных связей Анкары с ключевым деятелем узбекской оппозиции Мухаммадом Салихом, которого считали ответственным за подстрекательства узбекских студентов за границей», – пишет эксперт. Отношения между странами испортились в 1999 г., когда гражданина Турции обвинили в организации покушения на И.Каримова. Таким образом, после смерти узбекского лидера, который железной рукой правил своей страной на протяжении 25 лет, начался новый этап в турецко-узбекских отношениях.

Янарочак полагает, что «в смерти Каримова Эрдоган увидел историческую возможность наладить отношения с Ташкентом. Президент Турции посетил Самарканд в 2016 г. Приход Мирзиёева к власти и визит в Турцию год спустя ознаменовали новую эру в турецко-узбекских отношениях», которые переросли в стратегическое партнерство. Турецкие компании активно занимаются в Узбекистане строительством, производством текстиля и продуктов питания, в стране также работает авиакомпания «Турецкие авиалинии».

Отмечается, что рекордный уровень объема торговли между двумя странами в 2021 г. – 3,64 млрд долларов, – растущее участие Узбекистана в ОТГ, в частности, проведение ежегодного саммита участников этой организации в 2022 г., превращает Ташкент в ценного партнера для Анкары. По мнению израильского эксперта, «эти достижения были бы невозможны без тесных связей между Мирзиёевым и Эрдоганом. Оба лидера используют схожую риторику, например, они заявляют соответственно о «новом Узбекистане» и «новой Турции». Кроме того, их действия гармоничны, когда дело доходит до религии. В отличие от Каримова, Мирзиёев занимает более терпимую позицию по отношению к религии. Вместе с Эрдоганом Мирзиёев открыто продвигает «бухари-матуридский» толерантно-рациональный суннитско-ханафитский ислам против радикального ваххабит-салафизма».

Янарочак выделяет «смелую критическую позицию» Узбекистана в отношении России и войны на Украине. По его мнению, «это может проложить путь к турецко-узбекскому сотрудничеству, свободному от российского давления». Он приводит заявление министра иностранных дел Узбекистана Абдулазиза Камилова от 17 марта с.г. о необходимости защиты территориальной целостности Украины, что «подчеркивает стремление Узбекистана выделиться среди остальных тюркских государств Центральной Азии, входящих в ОДКБ».

Развитие Ташкентом взаимодействия с Анкарой вызвано, считает израильский эксперт, «стремлением узбекского руководства сохранить независимую внешнюю политику по отношению к России». В качестве подтверждения тренда Янарочак упоминает последний по времени визит Эрдогана в Узбекистан, который «проложил путь к подписанию десяти отдельных договоров, в том числе «военного рамочного соглашения», подобного тем, которые Турция подписала с Украиной и Эфиопией». Это рассматривается как «первый ощутимый шаг в стратегическом партнерстве». Более того, «Узбекистан может расширить свое военное сотрудничество с Турцией, приобретя БПЛА Bayraktar турецкого производства. Эти аппараты уже получили украинцы, и возможно, эфиопы». Следовательно, «Узбекистан, скорее всего, продолжит свою независимую внешнюю политику, и не будет зависеть от Москвы».

Вывод эксперта JISS заключается в том, что подавление волнений в Казахстане с помощью российских вооруженных сил произошло в то время, когда Организация тюркских государств считалась слабой. «Однако продолжающаяся война на Украине, международная изоляция России и ее неудачи на местах вновь превратили ОТГ в альтернативу для тюркских государств Центральной Азии, которые чувствуют угрозу со стороны России. Все более критический подход Ташкента к России и усиление его роли в ОТГ сделали Узбекистан самым важным плацдармом Анкары в Центральной Азии». Дальнейшее турецкое проникновение в регион и потеря Россией возможности сдерживания могут побудить другие тюркские государства последовать за Узбекистаном, что может превратить ОТГ в мощный центр силы.

[i] The “New Uzbekistan”: Turkey’s New Partner in the Pan-Turkist Organization of Turkic States / JISS. 26.04.2022. https://jiss.org.il/en/yanarocak-the-new-uzbekistan/

[ii] Тюркский совет переименовали в Организацию тюркских государств  // ТАСС. 12.11.2021. https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/12912505?utm_source=yandex.ru&utm_medium=organic&utm_campaign=yandex.ru&utm_referrer=yandex.ru

52.61MB | MySQL:103 | 0,653sec