Ситуация в зоне Сахеля: март 2022 г.

В Буркина-Фасо 1 марта было объявлено, что переходный период после военного переворота 24 января продлится 3 года, после чего страна вернется конституционному порядку. Это было решено национальным собранием, объединившим «живые силы» страны. Хартию переходного периода после завершения заседания национального собрания подписал глава хунты подполковник Поль-Анри Сандаого Дамиба.

В Хартии уточняется, что «продолжительность переходного периода зафиксирована в 36 месяцев, отсчет будет вестись с момента вступления на пост переходного президента», понятно, подполковника Дамибы. Последний принес присягу перед Конституционным советом еще 16 февраля. В заседании национального собрания приняли представители хунты, политических партий, профсоюзов, организаций гражданского общества, молодежи, женщин, а также перемещенных лиц, ставших таковыми в результате атак джихадистов, поразивших Буркина-Фасо с 2015 г.

Хартия, в частности, предусматривает, что переходный президент «не сможет баллотироваться на президентских, парламентских и муниципальных выборах, которые будут организованы по завершении переходного процесса». Это условие касается также 25 членов переходного правительства, глава которого – «гражданское лицо».

Кроме президента и правительства в институты переходного периода вошли «Совет ориентации и слежения за переходным процессом», а также «Переходная законодательная ассамблея» из 71 человека. Хартия предусматривает, что две основные задачи переходного периода – «борьба против терроризма, восстановление целостности национальной территории» путем «обеспечения на ней безопасности», а также «эффективный и срочный ответ на гуманитарный кризис, спровоцированный отсутствием безопасности».

За 7 лет в результате атак джихадистов в Буркина-Фасо погибли около 2 тысяч человек, свыше 1,5 млн человек стали перемещенными лицами.

2  марта в Уагадугу прошла церемония того, что можно было бы назвать инаугурацией подполковника Дамиба в качестве переходного президента. 6 марта Дамиба назначил новое правительство, в состав которого вошли 25 министров. Генерал Бартелеми Симпоре, занимавший пост министра обороны при Каборе, низложенном в январе в результате военного переворота, сохранил свой пост, и даже пошел на повышение, став государственным министром. Пост премьер-министра получил 53-летний университетский преподаватель Альбер Уедраого.

11 марта в Уагадугу командующий контингентом «Бархан» генерал Лоран Мишон заявил, что выводимые из Мали французские военные не будут направлены в Нигер. «Не будет абсолютно никакой перегруппировки сил контингента «Бархан» в Нигер», — заверил он. По его словам, Франция сохранит в этой стране «авиабазу в ее нынешнем составе, ни больше, ни меньше». Тем не менее он уточнил, что впоследствии некий контингент «может быть развернут в Нигере по просьбе военных властей этой страны и после политического одобрения со стороны западных стран». «Будущее контингента «Бархан» будет строиться вместе с африканскими странами, которые этого захотят, в зоне, которая будет расширена за счет района Гвинейского залива», — сказал генерал.

Из Мали выводятся около 2,4 тысяч французских солдат. Численность контингента «Бархан» — 4,6 тысяч солдат.

11 марта джихадисты атаковали стихийный золотой прииск в Тондоби на севере Буркина-Фасо. В результате атаки погибли по меньшей мере 10 человек.

К 14 марта стало очевидно, что приход к власти в Буркина-Фасо военной хунты ничего не изменил в плане безопасности. Всего за несколько предыдущих дней в результате 4-х атак в регионе Дори погибли 36 человек, включая 13 жандармов. 14 марта серия терактов продолжилась. В результате атаки джихадистов на севере страны в районе Тонри Уло погибли по меньшей мере 7 человек, в том числе 4 вооруженных добровольцев.

20 марта 13 буркинийских военных погибли в засаде, устроенной джихадистами на востоке страны в районе Натиабоани. 8 солдат получили ранения. В тот же день имел место еще один инцидент, когда армейский автомобиль подорвался на самодельном взрывном устройстве. Погибли 5 военных. 23 марта на востоке Буркина-Фасо близ границ с Ганой и Того на самодельном взрывном устройстве подорвалась армейская автомашина. В результате теракта погибли 11 военных.

 

В Мали март начался с нового скандала, когда 3 числа правительство страны аннулировало произведенное ранее выделение свыше 2 тысяч единиц социального жилья нуждающимся, отдельные из которых оказались лицами, близкими к властям, в которых доминируют военные. Публикация в середине февраля в социальных сетях списка бенефициаров этого жилья в Бамако породила скандал, когда выяснилось, что в нем фигурируют лица, близкие к военным властям, провозгласившим в качестве одной из своих важнейших целей борьбу с коррупцией. Речь шла о втором транше социального жилья, предусмотренного программой 2015 г., в рамках которой предполагалось строительство 12566 квартир.

3 марта вооруженные группы – участницы мирных соглашений 2015 года – резко повысили тон в отношении правящей хунты, предложив ей в угрожающих тонах прояснить ее намерения в отношении выполнения положений договоренностей, достигнутых в Алжире. В коммюнике Координации движений Азавада (КДА) – альянса вооруженных групп туарегов и арабских националистов с севера Мали – подчеркивалось, что Алжирские соглашения – «единственная нить, связывающая правительство и движения Азавада». Эти документы предусматривали, в частности, интеграцию бывших повстанцев в ряда малийской армии и предоставление большей автономии региону. Ничего этого сделано не было. КДА выразила «сожаление в связи с полным отсутствием прогресса в деле реализации соглашений» при действующих властях, родившихся после двух путчей в августе 2020 г. и мае 2021 г. КДА поставила даже вопрос о законности действующих властей, «которые исчерпали легальный период их существования» после того, как не провели 27 февраля обещанные выборы.

4 марта джихадисты атаковали полевой лагерь малийских военных в центральной части страны в районе Мондоро. В результате атаки погибли 27 солдат, 33 получили ранения, 7 пропали без вести. По данным военных, при отражении атаки были уничтожены 47 «террористов», еще 23 — в ходе последовавшей зачистки местности. Это была самая кровопролитная атака против малийских военных из числа совершенных за предыдущие месяцы.

Французский военный источник в интервью АФП сообщил, что в атаке на лагерь близ Мондоро участвовали несколько сотен джихадистов. Число погибших малийских военных он оценил в 40 – 50 человек. Джихадисты захватили 21 машину, в том числе несколько бронированных. Еще одна деталь – малийские военные не запросили поддержку со стороны контингента «Бархан».

7 марта в районе Мопти в центральной части Мали на самодельном взрывном устройстве (СВУ) подорвалась группа военных из Миссии ООН в Мали (Minusma). В результате теракта погибли 2 миротворца, 4 получили ранения.

7 марта Генштаб французской армии объявил, что в конце февраля французские военные ликвидировали на севере Мали алжирца Яхью Джуади (боевой псевдоним – Абу Аммар аль-Джазаири), занимавшего высокий пост в «Аль-Каиде в странах исламского Магриба» (АКИМ, «Аль-Каида» запрещена в РФ). По данным французских военных, в этой организации он выполнял функции «финансового и логистического координатора». Операция по его ликвидации проводилась силами контингента «Бархан» в 100 км к северу от Томбукту. Она прошла параллельно с начавшимся выводом 2,4 тысяч французских военных из Мали. Генштаб подчеркнул решимость Парижа «продолжать борьбу против вооруженных групп террористов вместе с союзниками из зоны Сахеля, европейскими и североамериканскими».

Про Я.Джуади известно, что свой путь на джихад он начал в 1994 г., примкнув к действовавшей в Алжире Вооруженной исламской группе. Затем был военным советником первого «эмира» АКИМ Абдельмалека Друкделя, нейтрализованного французами в июне 2020 г. Занимал посты «эмира» АКИМ южной зоне (2007 г.), «эмира» АКИМ в Ливии (2015 г.). Вернулся в Мали в 2019 г.

8 марта в Бамако было объявлено, что накануне в двух раздельных инцидентах погибли 2 египетских миротворца из контингента Minusma и 2 малийских солдата. Египтяне погибли при подрыве их автомашины на СВУ. Еще 4 человека получили ранения. Малийские военные погибли в бою с джихадистами в районе Гао. Джихадисты потеряли 9 человек убитыми.

8 марта стало известно, что в разгар войны на Украине в Москве без особой огласки побывали министр обороны Мали полковник Садио Камара и начальник штаба ВВС Мали полковник Алу Бой Диарра. По имеющимся данным, в ходе переговоров в столице РФ речь шла о дополнительных поставках российских вооружений для армии Мали.

Уже 30 марта военное ведомство Мали сообщило, что в страну из России доставлены 2 вертолета – предположительно, Ми-35 – и некое новое военное снаряжение, и в частности, радар 59Н6-ТЭ, способный обеспечить контроль воздушного пространства над страной.

11 марта стало известно, что джихадисты убили в районе г.Менака на севере Мали несколько десятков человек из числа мирных жителей и бывших бойцов туарегского Движения за спасение Азавада (ДСА), подписавшего в 2015 г. мирные соглашения в Алжире. Согласно ДСА, к нападению на деревни Тамалат и Инсинан были причастны боевики «Исламского государства в Большой Сахаре» (ИГБС, ИГ запрещено в РФ). Среди убитых значились до 20 бойцов ДСА и до 40 мирных жителей.

17 марта правящая в Мали военная хунта отдала приказ о приостановлении вещания французских радиостанции RFI и телеканала France 24, обвинив их в распространении «лживых измышлений» относительно злоупотреблений, совершенных малийскими военными. Тем не менее малийские власти не смогли это сделать технически, поскольку их вещание продолжалось и после приказа.

21 марта в результате двух раздельных атак джихадистов погибли 4 солдата – 2 в Бони в центральной части страны и 2 в Тессите на востоке Мали. В Бони ранения получили 7 военных. При отражении атаки были уничтожены 13 боевиков. В Тессите при отражении атаки на блок-пост ранения получили 10 военных. Там были уничтожены 9 боевиков.

22 марта, согласно уточненным данным, было объявлено о гибели в Бони и Тессите 16 военных. К этому времени ответственность за одну из атак взяло на себя ИГ. При этом джихадисты взяли себе новое название – «Провинция Сахель ИГ». По утверждениям военных, они уничтожили в общей сложности 37 боевиков. По утверждениям ИГ, его боевики в ходе атаки полностью овладели лагерем малийских военных в Тессите, а затем сожгли его. Среди их трофеев оказались 7 автомашин и большое количество боеприпасов.

25 марта Генштаб французской армии сообщил, что французские военные из покидающего Мали контингента «Бархан» уничтожили днем ранее близ границы с Нигером 15 боевиков ИГБС. В момент нанесения удара джихадисты на мопедах перемещались в сторону Менаки.

30 марта глава МИД Франции Жан-Ив Ле Дриан выступил с утверждением, согласно которому правящая в Мали военная хунта якобы оказалась в «заложниках» у наемников из ЧВК «Вагнер» — в Бамако их называют военными инструкторами – которые занялись расхищением ресурсов страны.

 

В Нигере 6 марта было объявлено о гибели 5 солдат. Их автомобиль подорвался на самодельном взрывном устройстве в департаменте Тороди на юго-западе страны. 3 солдата получили ранения. Все военные входили в антиджихадистский контингент «Нийа» армии Нигера численностью 2160 человек.

16 марта джихадисты атаковали автобус и грузовик в регионе Тиллабери на юго-западе Нигера близ границы с Буркина-Фасо. В результате атаки погибли по меньшей мере 21 человек, в том числе 2 полицейских, 5 человек получили ранения.

26 марта Минобороны Нигера объявило о гибели двумя днями ранее 6 солдат. Они попали в засаду джихадистов возле деревни Колмане на западе страны близ границы с Буркина-Фасо.

В целом, все инциденты марта в Нигере означали возобновление кампании насилия со стороны джихадистов после относительного затишья, которое, возможно, было как то связано с недавним решением президента этой страны Мохаммеда Базума попытаться завязать диалог с главарями боевиков в попытке восстановить стабильность в стране при одновременном продолжении антиджихадистских операций на границах с Мали и Буркина-Фасо.

52.44MB | MySQL:103 | 0,459sec