Радикализация внутренней обстановки в Пакистане на фоне изменения внутриполитического ландшафта

Деятельность террористических группировок на территории Пакистана значительно активизировалась после того, как представитель «Пакистанской мусульманской лиги – Наваз» (PML-N) Шахбаз Шариф был избран новым премьер-министром вместо Имрана Хана, который был отстранен от должности в результате вотума недоверия, вынесенного против него оппозиционными партиями 9 апреля 2022 года.

Последовавшие за этим теракты в провинциях Хайбер-Пахтунхва и Южный Вазиристан стали началом так называемого весеннего наступления группировки «Техрик-е-Талибан Пакистан» (ТТП, запрещена в РФ), также известной как пакистанские талибы. Ее руководство объявило 30 марта, что начнет весеннее наступление против правительственных сил безопасности и их пособников во время священного для мусульман месяца Рамадан. По словам представителя группировки Мохаммада Хорасани, под наступлением подразумевались подрыв террористов-смертников, атаки из засад, минные операции, контратаки, целевые нападения, а также лазерные и снайперские операции.

Неопределенность на политическом фронте дает ТТП возможность более свободно действовать на территории Пакистана. Политическая стабильность была чрезвычайно важна для эффективной борьбы с группировкой в регионах страны, которые граничат с управляемым талибами Афганистаном. Ввиду этого ТТП намерена использовать политический кризис, чтобы еще сильнее укрепить позиции в Пакистане, о чем свидетельствует всплеск насилия со дня «смены режима» в Исламабаде 11 апреля.

По словам бывшего премьера Имрана Хана, вотум недоверия со стороны оппозиционных партий против его правительства призвали вынести США, и это представляло собой иностранный заговор против его независимой внешней политики. В качестве доказательства бывший премьер представил публике телеграмму, якобы содержащую угрозы со стороны Вашингтона. Хан был противником военной операции США в Афганистане, и особенно роли Пакистана в качестве их передового союзника. Важно напомнить, что перед выборами 2018 года он также яростно выступал против атак американских беспилотников на Федерально управляемой территории племен (ФУТП) Пакистана. В прошлом году после вывода американского военного контингента с территории Афганистана Хан отказался предоставить Вашингтону доступ к базам в Пакистане для борьбы с афганскими талибами.

В основу содержания предполагаемой телеграммы легла беседа между пакистанским послом Асадом Маджидом и помощником госсекретаря США по Центральной и Южной Азии Дональдом Лу. Судя по всему, Лу довел до Маджида информацию о недовольстве Вашингтона позицией Пакистана в отношении спецоперации России на территории Украины и пригрозил, что отношение Вашингтона к Исламабаду станет жестче, если сценарий с вотумом недоверия премьер-министру провалится.

Хану не удалось убедить органы государственной безопасности и Министерство иностранных дел Пакистана в том, что дипломатическая телеграмма содержала доказательства иностранного заговора против его правительства. Вместо этого внешнеполитическое ведомство страны выразило обеспокоенность по поводу использования правительством Хана  секретных средств связи для достижения своих политических целей. Хотя телеграмма была подлинной, интерпретация ее содержания пакистанскими военными и Ханом немного отличалась: первые видели в ней вмешательство во внутренние дела Пакистана, а не заговор, тогда как Хан обвинил США в заговоре против его правительства, так как телеграмма была получена за день до вынесения вотума недоверия.

Между тем и Россия, и Китай обвинили США во вмешательстве во внутренние дела Пакистана с целью свержения правительства во главе с Ханом. Москва резко осудила попытку Вашингтона «сменить режим», якобы направленную на наказание бывшего премьера за его непокорность. Официальный представитель МИД России Мария Захарова заявила: «Это очередная попытка беззастенчивого вмешательства США во внутренние дела независимого государства в своих корыстных целях».

Пекин также внимательно следил за политическими беспорядками в Пакистане после провокационного заявления бывшего премьера. Согласно проправительственному китайскому изданию Global Times, западные страны, и особенно США, «не хотели, чтобы Хан оставался у власти, поскольку он заметно ужесточил свою позицию в отношении них».

В свою очередь, Государственный департамент США отверг обвинения о вмешательстве США во внутренние дела Пакистана.

Тем не менее, терроризм по-прежнему остается главной проблемой для Пакистана даже после отставки Хана. В прошлом году его правительство провело мирные переговоры с руководством ТТП после вывода американских войск из соседнего Афганистана, при этом афганские талибы в данном процессе играли роль посредника. Пока шли мирные переговоры, ТТП не прекращала нападений на вооруженные силы страны, и уровень насилия не снижался, что в конечном итоге привело к провалу мирных переговоров.

Создание стабильного правительства в Исламабаде послужит наиболее эффективной мерой защиты от угрозы ТТП, в том числе для коалиционного правительства нового премьер-министра Шахбаза Шарифа. Именно при правительстве PML-N во главе с премьер-министром Навазом Шарифом, старшим братом Шахбаза Шарифа, в 2014 году была начата операция «Зарб-и-Азб», с помощью которой были уничтожены командно-управленческие структуры ТТП и в результате чего ее руководство было вынуждено бежать из Пакистана в поисках убежища в Афганистане.

На сегодняшний день руководство афганского движения «Талибан» (запрещено в РФ) снова не желает начинать какие-либо репрессии против боевиков ТТП, организующих нападения на пакистанские силы безопасности. Поэтому главной задачей для Ш.Шарифа является убедить афганских талибов принять меры для сдерживания ТТП. В данный момент остается неясным, пойдет ли новый премьер по стопам своего предшественника Хана и будет ли вести диалог с руководством террористической организации. Также пока неизвестно, как новое правительство во главе с Шарифом намерено справляться с угрозой, исходящей от ТТП и афганских талибов. Какую бы контртеррористическую стратегию ни сформулировал Исламабад, она будет реализована на фоне внутриполитической нестабильности в стране, особенно после общенациональных протестов под руководством Хана против нынешнего правительства и его требований о проведении новых выборов.

52.5MB | MySQL:102 | 0,518sec