Какой может быть дальнейшая стратегия действия Израиля в отношении ХАМАСа

Всплеск террористической активности и ракетные обстрелы израильской территории вновь ставят вопрос о том, как правительство ближневосточной страны должно действовать на этом направлении для обеспечения безопасности собственных граждан. Значение данной проблемы в последнее время дополнительно возросло под воздействием нескольких обстоятельств. Во-первых, премьер-министр сам назвал указанную работу приоритетной, в том числе избрав ее в качестве объяснения прекращения своих посреднических усилий между Москвой и Киевом.

Во-вторых, действующая коалиция находится в состоянии пусть и считающегося управляемым, но политического кризиса, в рамках которого общий груз ответственности на кабинет министров и его главу дополнительно увеличивается.

В-третьих, внутриполитическая нестабильность обостряет конкуренцию между претендентами на ключевой пост, а потому Н.Беннет и его соратники делают попытки использовать прежние просчеты лидера Ликуда Б.Нетаньяху на палестинском треке в интересах ослабления давнего соперника.

Еще в 2019 г. на тот момент сопредседатель «ха-Ямин ха-Хадаш» Н.Беннет резко критиковал тогдашнего премьер-министра Б.Нетаньяху и всю израильскую концепцию безопасности за то, что они как будто «не понимают, что находятся на Ближнем Востоке», подразумевая под этим неспособность положить конец враждебной активности ХАМАСа. Политик, входивший в указанный момент в военно-политический кабинет, утверждал, что уже тогда предложил свой «план превентивных действий», включавший в том числе неожиданный удар по боевикам без оккупации сектора  Газа, а также точечную ликвидацию верхушки палестинской группировки и ряд «творческих элементов», которых в интервью журналистам он предпочитал не раскрывать. Единственным же препятствием на пути воплощения в жизнь этой стратегии он, разумеется, видел Б.Нетаньяху.

Прошло всего несколько лет, и сам Н.Беннет оказался в похожей ситуации, однако смена ролей, как выяснилось, не привела к отказу теперь уже премьер-министра от своей стратегии. В частности, согласно данным, попавшим в местные СМИ, в начале мая в ходе совместного заседания правительства с участием представителей Генштаба ЦАХАЛа и ШАБАКа произошел раскол между указанными структурами и кабмином по вопросу реагирования на волну террора. С точки зрения Н.Беннета, ХАМАС имеет прямое отношение к нынешнему всплеску агрессии и насилия, в том числе на Храмовой горе, за что должен понести ответственность. В чем именно она должна выражаться, на тот момент он не пояснил, поручив разработать в ближайшие сроки несколько оперативных сценариев, относящихся не только к Газе, но и Западному берегу.

В ЦАХАЛе наоборот склонны полагать, что палестинская группировка из Газы не имеет прямого отношения к возникновению текущих угроз безопасности, а лишь пытается воспользоваться ими для укрепления своего влияния. В частности, по некоторым данным, в качестве аргументов приводились разведывательные данные, подтверждающие, что ХАМАС сами террористические атаки последнего времени не готовил. Стоит также добавить, что ранее к аналогичным выводам пришел и ряд израильских экспертов, в том числе Информационный центр по борьбе с терроризмом им. М.Амита, в числе прочего обративший внимание на активизацию в Израиле боевиков, так или иначе ассоциированных с группировкой «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ). Исходя из этих выводов, ШАБАК и ЦАХАЛ рекомендовали сосредоточиться на купировании насилия в районе комплекса святынь на Храмовой горе, которое должно пониматься как более широкая проблема экстремизма на религиозной почве.

На днях ожидалось очередное заседание военно-политического кабинета, на котором должны были обсуждаться конкретные меры реагирования, варьирующиеся от точечных ударов по верхушке группировки до сокращения уступок, ранее сделанных палестинцам, к примеру, в виде выдачи разрешений на работу. Однако вместо этого пока прошло лишь еженедельное заседание кабмина, на котором акцент был сделан на сдерживании проникновения подозрительных лиц на территорию страны. При этом любопытно, что дополнительно Б.Ганц выступил с заявлением, в котором подчеркнул, что «Армия обороны Израиля, ШАБАК и израильская полиция работают сообща».

Вместе с тем в британской газете The Times[i] появились сообщения со ссылкой на неназванные источники в разведке Израиля, утверждавшие, что правительство ближневосточной страны готовится начать точечные удары по высокопоставленным активистам движения ХАМАС в том случае, если оно не даст «четкий сигнал», свидетельствующий от отказе от террора, агрессии и подстрекательства. В частности, в публикации говорится, что правительство могло предупредить об этом своих иностранных союзников, в том числе по той причине, что готовится атаковать верхушку ХАМАСа за рубежом. В качестве наиболее вероятных стран журналистами называются Ливан и Катар, а целями помимо Я.Синвара могут оказаться З.Джабарин и С.аль-Арури, который, кстати сказать, также может находится в Турции.

Нельзя не отметить, что отстаивая целесообразность тактики точечных ударов, представители коалиции старательно подчеркивают, что от нее ранее последовательно отказывался Б.Нетаньяху, что лишь позволило ХАМАСу усилиться. На днях с подобным заявлением выступил министр финансов А.Либерман, по словам которого экс-глава правительства «был тем, кто предотвращал любую попытку убить глав ХАМАСа». Сам лидер оппозиции ответил на выпад в свой адрес схожим образом. В твиттере Б.Нетаньяху написал, что при нем «ХАМАС знал, что придется платить. При Беннете они чувствуют его слабость и смелеют».

В целом, в текущей ситуации можно отметить, что Израиль продолжает придерживаться своей традиционной стратегии сдерживания, которая представляет собой одну из основ национальной безопасности страны[ii]. Через устрашение лидеров ХАМАСа правительство рассчитывает в реальности заставить их снизить накал подстрекательства, которое, независимо от того, кто именно становится исполнителем атак, подпитывает волну насилия и террора. Помимо этого Н.Беннет стремится, судя по всему, показать преемственность между своей риторикой в прошлом и действиями в качестве премьер-министра, полагая, что это позволит ему укрепить позиции в условиях растущей внутренней нестабильности.

Вместе с тем такой курс таит в себе и ряд опасностей для самой ближневосточной страны.

Во-первых, он слабо учитывает достижения региональной политики последних лет, в том числе «Соглашения Авраама» и попытки нормализации с Турцией, поскольку ликвидация боевиков ХАМАСа рискует настроить против Израиля общественность в арабских странах, что спровоцирует откат в политическом и экономическом сотрудничестве.

Во-вторых, весьма вероятно, что последствием точечных ликвидаций станет лишь дальнейший рост агрессии, что угрожает населению юга страны, а также препятствует реализации там ранее предложенных программ развития, ориентированных как на улучшение инфраструктуры, так и на интеграцию проживающих в этих районах национальных меньшинств.

Наконец, повышенное внимание нынешней коалиции к действиям правительства-предшественника смещает проблему из сферы безопасности в плоскость внутриполитической борьбы. Такой расклад чреват тем, что принятие решений о конкретных действиях будет находиться в большей зависимости не от ситуации на местах, а от того, как это может повлиять на

[i] Pfeffer A. Israel “will assassinate HAMAS leaders if terror attacks continue” // The Times. URL: www.thetimes.co.uk/article/Israel-will-assassinate-hamas-leaders-if-terror-attacks-continue-m7xc9cnln

[ii] См. Якимова Е.А. Трансформация взглядов на военную стратегию Израиля // Проблемы национальной стратегии. № 3 (48), 2018ю С. 106-121. URL: www.riss.ru/documents/709/02e8350b8f2342868ce9078fc6f5f256.pdf

52.55MB | MySQL:103 | 0,816sec