О внешней политике Турции в условиях спецоперации России на Украине. Часть 61

24 февраля с. г. Российская Федерация начала специальную военную операцию, которая была обозначена, изначально, как операция по защите признанных Россией ДНР и ЛНР, однако, по факту прошедших двух месяцев, переросла в полноценную войну на Украине между Россией и коллективным Западом.

Это противостояние стало фактором, чье влияние на внешнюю политику буквально всех основных международных игроков сложно переоценить. Включая и Турцию, которая стремится не только извлечь из этого противостояния для себя дивиденды, но и выйти из конфликта значительно политически и экономически окрепшей. Можно заметить, что Турция внесла целый ряд коррективов в свою внешнюю политику, причем буквально по всем направлениям. Продолжаем с этим разбираться.

При этом переименовываем цикл наших статей с «О турецкой реакции на операцию РФ на Украине» в «О внешней политике Турции в условиях спецоперации на Украине». Нумерацию статей нашего цикла сохраняем, с точки зрения сохранения хронологичности излагаемого нами материала.

Предыдущая Часть 60 нашего цикла доступна на сайте ИБВ: http://www.iimes.ru/?p=86147.

Напомним, что в предыдущей части нашей публикации мы продолжали рассмотрение, пожалуй, самой злободневной для России и для Запада темы на фоне войны на Украине. Речь идет о заявках Финляндии и Швеции на членство в НАТО, по которым официальная Анкара, достаточно оперативно, отозвалась негативно, заблокировав начало переговоров двух стран о вступлении.

Кроме того, мы обратились и к призывам отдельных турецких обозревателей к президенту России В.Путину выйти из войны любой ценой, невзирая ни на какие имиджевые издержки и дав возможность президенту В.Зеленскому «покрасоваться» в качестве победителя «великой России».

Это, безусловно, отражает определенный уровень понимания турецкими аналитиками (из той же серии, что и «Гонконгский сценарий» для Крыма и Донбасс с Луганском – И.С.) тех настроений, которые царят в российском обществе. И эти настроения российское руководство, неоднородное, разумеется, по своим взглядам на дальнейшие сценарии и шаги, не может не учитывать. Не может не учитывать того, что то, что, раз за разом, предлагают с «турецкого берега» – это для российской власти или для отдельного российского политика политическое самоубийство.

Впрочем, заметим, что то, что турки поспешили окрестить «стамбульским форматом» — Турция, как переговорная площадка между Россией и Украиной – по крайней мере, на обозримую перспективу утратило свою актуальность. Во-первых, потому что Запад настроен воевать против России «до последнего украинца». Во-вторых, потому что даже, когда и если дойдет до мирных переговоров, Запад не будет делать такой подарок турецкому руководству в лице президента Р.Т. Эрдогана и его Партии справедливости и развития, допуская его до лавров миротворца. Скорее всего, его попытаются от этих лавров подвинуть.

Именно этим и объясняется крайнее турецкое раздражение нынешним положением вещей: наилучшим сценарием для Турции являлось бы немедленное прекращение огня.

Такое положение дел позволяет Турции сохранить и продолжить свою балансирующую позицию, плюс ещё делает страну гарантором мирового уровня и, разумеется, повышает шансы Реджепа Тайипа Эрдогана на то, чтобы продлить свою власть и после выборов 2023 года. Но, подчеркнем: таких «подарков», пуская вопрос на «самотёк» Запад делать не собирается – ни Турции, ни России, в которую Запад хочет «вцепиться» мёртвой хваткой.

Как мы не раз говорили, на фоне происходящего на Украине, Турция выбрала своей внешнеполитической темой №1 для урегулирования к 2023 году борьбу с терроризмом – в частности, с Рабочей партией Курдистана.

И в эту логику полностью вписывается и действия Турции в отношении членства Финляндии и Швеции в блоке НАТО. В эту же логику вписывается и активизация Турции в плане проведения трансграничных операций в Ираке. В эту же логику вписывается и разворачивающийся новый виток турецкой активности в Сирии.

При этом, отметим и тот турецкий расчет, что отвлечение России на Украине, неизбежно, должно привести к изменению баланса сил в Сирии. В этом смысле, совершенно неудивительны те заявления, которые сделал президент Реджеп Тайип Эрдоган по поводу новой операции на территории Сирии, которую планируется начать.

Вот что на эту тему пишет известное турецкое издание Daily Sabah. Цитируем:

«Турция вскоре начнет новые военные операции вдоль своих южных границ для борьбы с террористическими угрозами из этих регионов, заявил в понедельник президент Реджеп Тайип Эрдоган.

Основной целью этих мер будет возобновление усилий по созданию безопасных зон глубиной 30 километров (20 миль) вдоль границы Турции с Сирией, заявил Эрдоган в телеобращении после заседания кабинета министров.

«В ближайшее время, мы предпримем новые шаги в отношении незавершенных частей проекта, который мы начали в 30-километровой безопасной зоне, которую мы установили вдоль нашей южной границы», — сказал президент.

«Основной целью этих операций будут районы, являющиеся центрами атак на нашу страну, и безопасные зоны», — сказал Эрдоган.

Он не сообщил подробностей, но сказал, что операция будет начата, как только военные, разведка и силы безопасности завершат свою подготовку.

Турция граничит с Сирией и Ираком на юге и работает над ликвидацией существующих баз террористов и предотвращением появления новых, которые могут угрожать национальной безопасности и безопасности местных жителей за ее границами.

С 2016 года Турция начала три успешных контртеррористических операции через свою границу на севере Сирии, чтобы предотвратить формирование террористического коридора и обеспечить мирное заселение жителей, а именно операции: «Щит Евфрата» (2016 г.), «Оливковая ветвь» (2018 г.) и «Источник мира» (2019 г.).

В ходе своей более чем 40-летней террористической кампании против Турции РПК, внесенная в список террористических организаций Турцией, Соединенными Штатами и Европейским Союзом, несет ответственность за гибель более 40 000 человек, включая женщин, детей и младенцев».

На этом фоне турецкие политические обозреватели продолжают свою разъяснительную работу, настаивая на том, что Турция – принципиальный и последовательный борец с терроризмом и в этом и заключается причина нынешней турецкой позиции по Финляндии и по Швеции в НАТО. Разъяснительная работа продолжается чуть ли на ежедневной основе, в том числе, в англоязычном турецком издании Daily Sabah. Заметим, что это издание распространяется не только среди зарубежных дипломатических учреждений в Турции, но и в международных организациях – к примеру, в ООН и в НАТО.

Вот очередная публикация ведущего турецкого обозревателя, генерального координатора Фонда политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV) Бурханеттина Дурана. Статья вышла 23 мая под заголовком: «НАТО, терроризм, Турция: кто кого должен убеждать?».

Цитируем:

«Саули Ниинистё и Магдалена Андерссон, президент Финляндии и премьер-министр Швеции, поспешили в Вашингтон, где, после трехсторонней встречи, президент США Джо Байден напомнил о политике открытых дверей НАТО и решительно поддержал заявки двух стран на членство.

Политическим лидерам Финляндии и Швеции имеет смысл просить поддержки у самого видного члена НАТО. Однако, их первый визит должен был состояться в Турцию, чтобы убедить Анкару снять вето.

В последние дни Финляндия выступила с рядом более разумных заявлений, тогда как шведские социал-демократы защищались и утверждали, что поддержка их правительством террористической организации РПК является «дезинформацией», что показывает, что они еще не оценили ситуацию.

Несмотря на подробную информацию, которой сотрудники службы безопасности Турции поделились со своими коллегами, беглого взгляда на отчет Фонда политических, экономических и социальных исследований (SETA) о присутствии РПК в Европе — в частности, главу о Швеции — было бы достаточно, чтобы понять агрессивную и враждебную политику страны (Турции – И.С.) по отношению к РПК и ее сирийскому компоненту СНС.

Террор в центре

Западные СМИ продолжают сообщать, что наиболее видные члены НАТО будут «убеждать» Турцию снять вето. Можно предположить, что Ниинистё и Андерссон тоже просили Байдена уговорить президента Реджепа Тайипа Эрдогана. Однако, такой подход не будет способствовать разрешению нынешнего кризиса НАТО. Напротив, Анкара подчеркивает, что это — Стокгольм и Хельсинки, кого нужно уговорить. Принимая во внимание, что собственная политика Вашингтона в отношении РПК/СНС и террористической группы Гюлена (FETÖ) остается катастрофической, как можно было ожидать, что Вашингтон будет ручаться за Швецию и Финляндию? Ожидается ли, что Анкара примет это?

У Турции есть ряд конкретных требований: экстрадиция 30 известных террористов, прекращение поддержки СНС и предотвращение сбора средств, пропаганды и вербовки РПК внутри своих границ. Игнорирование этих требований в отношении демократии и верховенства права ни к чему не приведет.

Пусть все помнят, что поддержка борьбы с терроризмом является общей политикой как демократических государств, так и союзников по НАТО.

В ответ на возражения Турции, некоторые часто указывают на то, что Соединенные Штаты, Германия и другие члены Европейского союза проводят столь же небрежную и агрессивную политику в отношении РПК и «ФЕТО» (ну, то есть, не только Финляндия, но и Швеция замечены в особых отношениях с РПК; подобного рода отношения связывают эту структуру и родственные ей, к примеру, с США и с Германией – И.С.). Действительно, в прошлом Анкара испытывала напряженность в отношениях с этими странами из-за их соответствующего политического выбора.

Теперь, когда Турция имеет право наложить вето на расширение НАТО, заслуживает ли она критики за использование этого права, чтобы побудить Финляндию и Швецию пересмотреть свою политику в соответствии с солидарностью альянса НАТО и духом партнерства? Или следует сказать тем двум странам, которые Турция — вторая по величине армия НАТО — должна будет защищать в соответствии со Статьей 5 (Устава НАТО – И.С.), прекратить поддерживать терроризм?

Изображение нынешней ситуации как шантажа Эрдоганом НАТО, проволочки или азартных игр не способствует укреплению западного Альянса. Действительно, заявление о том, что «нынешняя ситуация нравится президенту России Владимиру Путину», отражает непонимание опасений Турции по поводу безопасности внутри НАТО.

Какова цель?

Если новая геополитическая атмосфера, которую создало российское вторжение в Украину, требует скорейшего принятия Финляндии и Швеции, ведущие члены НАТО должны убедить эти правительства выполнить справедливые требования Турции. Им нужно сказать Стокгольму и Хельсинки, что их упрямство вредит как их собственным интересам, так и интересам НАТО, а не наоборот.

Некоторые западные комментаторы также говорят, что Эрдоган сделал этот последний шаг с прицелом на выборы в Турции в следующем году. Почему-то не понимают (хотят) того, что турецкий президент столкнулся бы с критикой дома, если бы не пошел именно на этот шаг. Возможно, такое впечатление у западных комментаторов сложилось из-за молчания оппозиции по этому национальному вопросу.

Проведя 20 лет в переговорах с рядом западных лидеров, Эрдоган использует свой опыт. Он сообщает об опасениях Турции ее союзникам и заботится об интересах безопасности своей страны. Вот, собственно, и все».

Заметим, что это – очередная разъяснительная статья, нацеленная, очевидно, на внешнюю аудиторию для лучшего понимания тех мотивов, которые движут турецким руководством на данном этапе.

При этом, заметим, что турецкий обозреватель не отрицает того факта, что решение было принято «по запросу населения Турции». Перефразируя это – исходя из электоральных соображений президента Эрдогана и его Партии справедливости и развития. Строго говоря, руководство никакой страны не должно оправдываться за подобного рода мотивы – в конце концов, оно должно следить за настроениями населения и это обеспечивает его нахождение во власти.

А то, что Реджеп Тайип Эрдоган, в подобного рода вещах, — весьма силен, как, пожалуй, никакой другой политик в Турции, сомнений не вызывает. Более того, президент Р.Т. Эрдоган известен не только тем, что он идет за повесткой, которую «транслирует» ему население. Турецкий лидер известен тем, что он способен умело формировать эту повестку и делать её актуальной для населения.

Заметим, что большинство населения Турции, все же, не совсем в курсе того, какого рода отношения связывают далекие от Турции Финляндию и Швецию с РПК. В этом смысле, прежде всего, своими шагами, турецкий лидер население об этом информирует.

Это немного напоминает ситуацию с той же Святой Софией. Вопрос заключается в том, что сначала возникло: запрос у населения на её превращение из музея в мечеть и руководство страны этому последовало? Или же, что, вероятно, более справедливо: сначала турецкое руководство озвучило эту идею, а уже потом массы её подхватили под лозунгом «второго завоевания Константинополя» и подтверждения своего суверенитета.

Впрочем, ситуация с Финляндией и Швецией – более прозрачна: сложно спорить с тем, что Рабочая партия Курдистана – это та тема, которая заботит турецкое население и, соответственно, все, что делается в рамках этой борьбы турецким населением будет поддерживаться.

Вот типичная новость этих дней касательно участия Швеции в конфликте от издания Daily Sabah:

«Турецкие силы безопасности обнаружили шведское противотанковое оружие во время проведения рейда в пещере, используемой террористами РПК на севере Ирака в рамках операции «Коготь-замок», говорится в сообщении в среду (25 мая с. г.), поскольку шведские официальные лица отрицали оказание помощи террористам, которые стала камнем преткновения для членства страны в НАТО.

Силы безопасности провели рейды в нескольких пещерах в этом районе после того, как пятеро турецких солдат, сражавшихся с террористами, были убиты в бою.

Во время рейдов они обнаружили противотанковые комплексы АТ-4 производства шведской компании Saab Bofors Dynamics Ammunition, сообщает TRT Haber.

Турецкие силы безопасности также обнаружили в пещерах, используемых террористами, оружие, транспортные средства и оборудование, а также телевизоры, спутники, обогреватели, электрогенераторы и предметы первой необходимости.

АТ-4, одно из самых распространенных легких противотанковых средств в мире, весит 6,4 кг (14,1 фунта) и имеет длину 102 сантиметра (40 дюймов).

Первоначально созданное в Швеции компанией Saab Bofors Dynamics, это оружие было модифицировано вооруженными силами США и принято на вооружение как легкое многоцелевое оружие M136. Шведские военные также признали американскую версию, и известно, что складывающаяся вперед рукоятка является единственным отличием между двумя версиями.

Объявление об обнаружении было сделано на следующий день после того, как Швеция опровергла, что оказывает какую-либо «финансовую помощь или военную поддержку» террористическим группировкам в Сирии.

«Швеция является крупным гуманитарным донором сирийского кризиса благодаря глобальным ассигнованиям гуманитарным организациям», — заявила во вторник газете Aftonbladet министр иностранных дел Энн Линде. «Сотрудничество на северо-востоке Сирии осуществляется в основном через ООН и международные организации», — сказала она. .

В среду премьер-министр Швеции Магдалена Андерссон также заявила, что ее страна не финансирует и не вооружает террористические организации.

«Конечно, мы не посылаем ни деньги террористическим организациям, ни какое-либо оружие», — заявил Андерссон на пресс-конференции в Стокгольме, когда финская и шведская делегации начали переговоры с Анкарой в среду».

62.23MB | MySQL:101 | 0,548sec