Об ужесточении политики Пакистана в отношении афганских талибов

Столкнувшись с растущей террористической угрозой внутри страны, Пакистан занял более жесткую позицию в отношении афганского движения «Талибан» (запрещено в РФ) и требует, чтобы его руководство привлекло к ответственности боевиков, скрывающихся на территории Афганистана. Однако талибы по-прежнему неохотно принимают меры, вместо этого пытаясь добиться мирного решения нарастающего конфликта. В прошлом месяце произошло резкое ухудшение отношений между Афганистаном и Пакистаном, в результате нанесения Исламабадом авиаударов по восточным афганским провинциям 17 апреля. По словам очевидцев, были атакованы лагерь беженцев и один жилой район, в результате чего погибло не менее 40 мирных жителей. Согласно данным ЮНИСЕФ, среди погибших предположительно было 20 детей. Пакистан официально так и не взял на себя ответственность за авиаудары, однако два дня спустя Министерство иностранных дел выступило с резким предупреждением в адрес движения «Талибан» и призывом перестать укрывать боевиков других экстремистских группировок. Давление загнало талибов в тупик. Руководство движения уже давно состоит в близких отношениях с несколькими военизированными формированиями, совершающим теракты в Пакистане, в частности, с «Техрик-е Талибан Пакистан» (ТТП, запрещено в РФ). ТТП и другие террористические организации стали более активными на афганской территории после прихода к власти талибов в августе 2021 года. По мнению аналитиков, талибы опасаются оказывать на них открытое давление, так как не желают обретать новых врагов, уже столкнувшись с беспрецедентной агрессией со стороны террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещено в РФ). За последние недели в результате серии взрывов в Афганистане, в основном направленных против хазарейского меньшинства, погибли десятки человек. Вину за большинство совершенных нападений возлагают на региональное подразделение «Исламского государства», известное под названием «ИГ-Хорасан» (запрещены в РФ). Продолжающееся кровопролитие подрывает заверения талибов в том, что они способны обеспечить безопасность, ожидаемую от правящей силы. На прошлой неделе талибы организовали переговоры между ТТП и пакистанской правительственной делегацией, а также группой пакистанских вождей племен, очевидно, надеясь на компромисс, который поможет ослабить оказываемое на них давление. ТТП объявила 18 мая, что продлевает ранее объявленное прекращение огня до 30 мая. Заместитель официального представителя правительства талибов Билал Карими заявил, что оно «делает все возможное для продолжения успешных переговоров и тем временем просит обе стороны проявить гибкость». Примечательно, что предыдущие попытки установить перемирие с ТТП провалились, а нынешнее соглашение также было сорвано вспышкой насилия в минувшие выходные. По данным Пакистанского института исследований проблем мира – независимого аналитического центра, базирующегося в Исламабаде – число нападений боевиков в Пакистане увеличилось почти на 50% с момента захвата власти талибами в Афганистане. Институт задокументировала 170 нападений в период с сентября прошлого года по середину мая, в результате которых погибло 170 полицейских и военнослужащих, а также более 110 гражданских лиц. По оценкам ООН, в Афганистане в данный момент скрывается до 10 000 боевиков ТТП. До сих пор правители Афганистана мало что сделали для ликвидации их оплота на своей территории. Апрельские авиаудары были нанесены Исламабадом после того, как 7 военнослужащих погибли в засаде боевиков недалеко от границы с Афганистаном. Пакистанские и афганские пограничники часто обмениваются ракетными обстрелами из-за приграничных споров, но Пакистан редко использует боевые самолеты для нанесения ударов по целям на территории соседнего государства. Ужесточение позиции Исламабада произошло после нескольких недель политических беспорядков в Пакистане, в результате которых с поста премьер-министра был свергнут Имран Хан, который был сторонником переговоров с боевиками и выступал за то, чтобы мировое сообщество вступило в контакт с талибами. Майкл Кугельман, заместитель директора Азиатской программы американского Центра Уилсона, уверен, что у Имрана Хана «была слабость к талибам», а также он был «принципиальным противником применения силы в Афганистане». Теперь, когда Хан исчез из поля зрения, а атаки ТТП продолжаются, «мы можем ожидать большей готовности Пакистана к проведению военных операций», – считает Кугельман. Афганские талибы, в свою очередь, предостерегают Исламабад от дальнейших военных действий, угрожая возмездием. В конце апреля назначенный талибами министр обороны Мохаммад Якуб предупредил власти Пакистана, что нанесение авиаударов было «неприемлемым» шагом. «Единственная причина, по которой мы терпели это нападение, это наши национальные интересы, но, возможно, в будущем мы не будем так терпеливы», – заявил Якуб. Сын основателя «Талибана» муллы Мохаммада Омара Якуб – влиятельная фигура в руководстве движения, которое стремится сохранить единство на фоне разногласий по поводу того, как управлять разоренным войной Афганистаном. По всей видимости, совет руководства «Талибана» разделился на два лагеря: прагматиков и сторонников жесткой линии. Прагматики настаивают на интеграции Афганистана в мировое сообщество и обеспечении доступа к образованию женщин и девочек. Сторонники жесткой линии хотят вернуть страну к правлению талибов конца 1990-х годов, жесткой фундаментальной идеологии и принципам племенного правления. Вместе с тем внушительное количество репрессивных указов, изданных в последнее время, предполагает, что сторонники жесткой линии в правительстве талибов одерживают верх. По мнению ряда экспертов Якуб относится к лагерю прагматиков. Тем не менее, это не означает, что он является сторонником идеи вытеснить боевиков ТТП с территории Афганистана. Таким образом, в ближайшее время не предвидится быстрого решения пакистано-афганской проблемы. Очевидно, «Талибан» продолжит предоставлять убежище ТТП в надежде на то, что через эту группировку он сам в перспективе сможет усилить влияние в соседнем государстве. Вероятно, ситуация только ухудшится, учитывая, что в Пакистане политику в отношении Афганистана традиционно определяют военные.

52.27MB | MySQL:103 | 0,589sec