Институциональный расизм на марше. Часть 2

Европа ждёт только украинцев, но не арабов, афганцев и африканцев

Российская специальная военная операция на Украине обнажила острые противоречия, годами тлевшие как внутри России и Украины, так и в других государствах. Но, пожалуй, нигде эти противоречия за последние месяцы не проявились так выпукло, как это произошло в Европе в процессе взаимодействия европейцев с украинскими беженцами. Едва ли не самым первым на поверхность всеобщего обозрения к удивлению многих пробился институциональный расизм. Удивление такой расизм вызвал потому, что за последнее десятилетие беженцев из самых разных стран, от Афганистана до Ливии, Европа приняла столько, что, казалось, речи о преференциях одним беженцам за счёт других, тем более с явной этнической подоплекой, идти не может. Но так только казалось.

Буквально в течение нескольких дней после начала СВО и сопутствующего наплыва украинских беженцев к границам России и Европейского союза, государства-члены последнего анонимно пришли к соглашению активировать Директиву временной защиты (Temporary Protection Directive, TPD) и таким образом автоматически предоставить любому гражданину Украины любого пола право жить и работать на территории союза в течение 3-х лет. Иными словами, миллионы украинцев в одночасье получили то, чего годами ждали порядка 760 тыс. иммигрантов и беженцев из других стран, подавшие прошения о предоставлении убежища.

Механизм Директивы временной защиты был разработан еврочиновниками ещё 2001 г. и с тех пор континент «омыла» не одна иммиграционная волна после вторжений США и европейских стран в Ирак и Афганистан, военных операций государств ЕС в Ливии, Сирии и Мали, поддержке протестов периода «арабской весны» в Египте и Тунисе, да и просто колониальной экспансии на протяжении предыдущих столетий в разных уголках мира, от Азии до стран Карибского бассейна: http://www.iimes.ru/?p=53622 Но лишь украинцы удостоились чести в виде практически немедленной активации TPD. Только в 2022 г., спустя 21 год после принятия, директива была применена впервые.

Несмотря на прямую вовлечённость европейских стран в упомянутые выше конфликты, ЕС дистанцировался от организации безопасной релокации людей, спасавшихся от боевых действий в этих регионах, справедливо отмечают в американской неправительственной правозащитной организации Freedom United. Наоборот, в предыдущий период блок даже активизировал усилия по предотвращению нелегального пересечения границы. Более того, прошлым летом, рассуждая о кризисе в Афганистане во время наступления талибов, министры внутренних дел стран ЕС прямо говорили о своем намерении «предотвратить нелегальную иммиграцию из этого региона».

Неудивительно, что текущее решение ЕС по беженцам из Украины сразу же спровоцировало шквал обвинений в расистских двойных стандартах. «Конфликт между Россией и Украиной обнажил уродливое лицо Европы. Он показал европейский расизм по отношению к арабским и африканским иммигрантам, несмотря на все (ранее звучавшие) слоганы о правах человека. Европейское правительство, кажется, верит, что защита для беженцев — это право только для европейцев, а остальные расы попросту не являются человеческими существами», — цитирует американское издание POLITICO академика и колумнистку Марву Эль-Шинави.

При этом наиболее ярко институциональный расизм, расистские и националистические убеждения политического истэблишмента, зашитые в менталитет нации на уровне культурного кода, в текущей ситуации проявились в отдельных странах Европы. Конечно, речь прежде всего идёт о Польше и прибалтийских государствах, десятилетиями по сути саботировавших иммиграционную политику ЕС, не допуская на свою территорию практически никаких лиц с отличающимся этническим, культурным и религиозным бекграундом. Апогеем такого саботажа стал иммиграционный кризис на границе Белоруссии и ЕС, разразившийся весной 2021 г.

Тогда, стремясь не пропустить через свою границу беженцев из Ирака и Сирии, Польша пошла не только на возведение двухметровых заграждений из колючей проволоки на польско-белорусской границе, фактически создав на нейтральной территории подобие концлагеря, в котором сотни людей оказались в смертельной ловушке, но, согласно показаниям бывшего польского военнослужащего Эмиля Чечко, пошла и на физическое устранение иммигрантов и гражданских активистов из ЕС, пытавшихся помешать подобному произволу. Теперь же Польша почти моментально после начала российской СВО открыла свою границу для миллионов украинцев. Впрочем легко и относительно быстро эту границу на первых порах могли пройти только люди с белым цветом кожи, а остальных били и отправляли в конец очереди сначала украинские пограничники, а потом со скрипом пропускали польские, о чем написало издание New York Times. Вот и теперь, советники из окружения украинского президента В.Зеленского строят расистски окрашенные теории, согласно которым от «российской угрозы» спасти мир могут исключительно «украинцы, поляки и англосаксы».

Лагеря содержания беженцев, подобные тому, что появился на польско-белорусской границе произволом польских властей в 2021 г., далеко не первый год властями ЕС финансируются, например, на территории Ливии, разорение которой некогда началось именно с европейских бомбардировок. А в дне сегодняшнем европейские чиновники вливают немало средств, чтобы ливийские власти перехватывали в море лодки с африканскими беженцами и возвращали их назад на континент, в специальные лагеря, где многим остаётся только умереть, потому что средств и возможностей вернуться назад у них уже попросту нет. К проблеме существования этих лагерей также неоднократно привлекала внимание общественности организация Freedom United.

И все же, представители разных правозащитных организаций продолжают выражать робкую надежду на то, что подход, применяемый к украинским беженцам, будет распространен и на иммигрантов и ищущих убежища в ЕС выходцев из Африки, Азии и Ближнего Востока. «(Хотя) многие участники союзов благотворительных организаций, поддерживающие всех иммигрантов и беженцев, независимо от цвета их кожи и страны происхождения, обеспокоены тем, что можно назвать двойными стандартами… мы верим, что отдельные люди все ещё могут осознать, что причины, побудившие сирийцев принять решение приехать в Европу, не так уж отличаются от причин, по которым такое же решение приняли украинцы», — цитирует POLITICO Лейлу Бодо, работающую по направлению миграционной политики в благотворительной организации Catholic NGO Caritas Europe.

Тем временем, прямо сейчас на разных стадиях проработки в европейских государствах находятся программы, позволяющие депортировать нелегальных иммигрантов в третьи страны по специальным соглашениям между государствами: http://www.iimes.ru/?p=85442
Первой о запуске такой программы в апреле 2022 г. объявила Великобритания. Само собой, украинцы под действие этих программ подпадать не будут по умолчанию, а значит, речь идёт прежде всего о небелых неевропейцах. Таким образом, в противовес чаяниям представителей правозащитных и благотворительных организаций, европейские правительства посылают иммигрантам четкий сигнал: если ты не белый и не из Европы, лучше сразу подготовиться к депортации.

62.44MB | MySQL:101 | 0,594sec