Об открытии иранского завода по производству беспилотников в Таджикистане. Часть 2

В военном отношении открытие нового завода будет способствовать углублению сотрудничества между Ираном и Таджикистаном в области обороны, поскольку власти двух государств готовятся координировать учения и операции с учетом растущей террористической угрозы, исходящей из соседнего Афганистана. Планируемые мероприятия будут направлены на сдерживание радикального исламистского движения «Талибан» (запрещено в РФ) и борьбу с такими террористическими группировками как «Аль-Каида» и «ИГ-Хорасан» (запрещены в РФ). Также в центре внимания находятся организованная преступность и незаконный оборот наркотиков в Афганистане, на долю которого, согласно усредненным оценкам, приходится 80% мировых поставок опиума. Для Ирана использование беспилотников в Афганистане в военных целях не является чем-то беспрецедентным. Во время гражданской войны в Афганистане в 1990-х годах. Тегеран использовал  на территории страны беспилотники для осуществления разведывательных операций. Помимо укрепления отношений с Душанбе, еще одной целью строительства Ираном завода является увеличение экспорта беспилотников в Таджикистан и другие страны, не находящиеся под санкциями США. На церемонии открытия завода начальник Генштаба Вооруженных сил ИРИ Мохаммад Багери заявил: «Мы находимся в таком положении, что, помимо удовлетворения наших внутренних потребностей, мы можем экспортировать военную технику в союзные и дружественные страны, чтобы способствовать укреплению безопасности и устойчивого мира». С тех пор как в октябре 2020 года истек срок действия эмбарго ООН на поставки оружия Ирану, а Э.Раиси вступил в должность президента в августе 2021 года, Тегеран стал активно искать покупателей ударных беспилотников собственного производства, стараясь расширить каналы сбыта за пределы негосударственных партнеров и доверенных лиц в регионе. Сообщается, что примерно через месяц после истечения эмбарго Иран передал Венесуэле технологии производства беспилотника Mohajer-6. Напоминающий его БПЛА был замечен год спустя во время выступления по телевидению президента Венесуэлы Николаса Мадуро. В конце 2001 года Иран заключил аналогичные договоренности с Венесуэлой о производстве разведывательного беспилотника Mohajer-2. В течение первого месяца Раиси на посту президента в августе 2021 года Иран якобы доставил в Эфиопию два беспилотника Mohajer-6 и другую военную помощь для урегулирования конфликта в Тыграе, продолжающегося с 2020 года по настоящее время. По имеющимся сведениям, чтобы пополнить свой парк в борьбе против повстанцев, правительство Эфиопии также импортировало ударные беспилотники от конкурентов Ирана в регионе, включая Турцию и Объединенные Арабские Эмираты. В настоящее время, по сравнению с Турцией, Иран занимает меньшую долю мирового рынка военных беспилотников, стоимость которого в 2021 году оценивалась в 11,25 млрд долларов, а к 2028 году эта цифра, как ожидается, достигнет 26,12 млрд долларов. Турция, которая занимает седьмое место на рынке с доходом в 2,2 млрд долларов по состоянию на апрель 2022 года, экспортировала Bayraktar TB2 и другие БПЛА в несколько стран, в том числе граничащие с Ираном и Таджикистаном, а также на Ближний Восток, в Центральную Азию, Африку и Европу. Фактически, одним из вероятных мотивов открытия Ираном завода по производству беспилотных летательных аппаратов в Душанбе является конкуренция с Турцией на рынке Центральной Азии. Сообщается, что в апреле 2022 года, за несколько недель до того, как Иран открыл завод, Турция продала Таджикистану партию Bayraktar TB2. Эта продажа вызвала обеспокоенность в соседнем Кыргызстане, который также приобрел Bayraktar TB2 в прошлом году и столкнулся с Таджикистаном в конфликте из-за приграничных споров и незаконного пересечения границы. Независимо от геополитических и экономических преимуществ, которые может предложить иранский завод по производству беспилотников, он все же рискует стать мишенью для региональных конкурентов, таких как Израиль. По крайней мере, с начала 2022 года Израиль подозревают в саботировании процесса производства на аналогичных объектах в самом Иране. В феврале СМИ сообщали о том, что шесть ударных беспилотников уничтожили сотни иранских БПЛА на авиабазе недалеко от западного города Керманшах. Два взрыва произошли 4 февраля и 8 марта на заводе по производству беспилотников в городе Тебриз на северо-западе Ирана, а 25 мая дрон-камикадзе взорвался на военном комплексе Парчин, который расположен в 60 километрах к юго-востоку от Тегерана и занимается разработкой беспилотных, ракетных и ядерных технологий. Хотя никто не взял на себя ответственность за эти нападения, зарубежные эксперты сходятся во мнении, что за этими действиями мог стоять Израиль. Открытие  Таджикистане завода по производству дронов, по-видимому, имеет ключевые преимущества для Ирана, который давно стремился развернуть производства за границей, чтобы поддержать свою «экономику сопротивления», предназначенную для противодействия жестким экономическим санкциям, связанным с его неоднозначной ядерной программой. В октябре 2021 г. США ввели новые санкции, призванные наказать Тегеран за экспорт беспилотных летательных аппаратов, которые, по словам Вашингтона, КСИР поставлял поддерживаемым Ираном группировкам в Ливане и Эфиопии и угрожал «международному миру и стабильности». Иран также обвиняют в том, что он неофициально помогает повстанцам-хоуситам производить вариант беспилотника Ababil-2 для использования в Йемене. Но поскольку десятилетнее эмбарго ООН на поставки оружия Ирану истекло в 2020 году, производство беспилотников в Таджикистане потенциально дает Ирану возможность как узаконить экспорт беспилотников, так и продемонстрировать, что он является игроком, с которым нужно считаться на  региональном рынке.

52.22MB | MySQL:103 | 0,499sec