Американские эксперты об отношении Узбекистана к правительству талибов в Афганистане

Как полагают американские эксперты, президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев проводит последовательное и безоговорочное взаимодействие с правительством талибов в Афганистане, предпочитая преуменьшать степень  нарушения им прав человека и закрывая глаза на исключение этнических узбекских лидеров из руководства страны. Смена режима в Кабуле в августе 2021 года значительно ослабила влияние Ташкента на своего южного соседа. Как полагают американские эксперты такая позиция во многом мотивирована максимальным снижением влияния Абдул Рашида Дустума, некогда влиятельного этнического узбекского лидера, широко представлявший узбекскую общину Афганистана и занимавший в свое время пост первого вице-президента в 2014-2020 годах, который был важным инструментом влияния  Узбекистана. Несмотря на эти неудачи или, возможно, из-за них, Мирзиеев выбрал прагматичный подход к отношениям с талибами, преследуя национальные интересы Узбекистана, а не этнические принципы формирования политики на этом треке. Он призвал, но не настаивал на том, чтобы талибы сформировали инклюзивное правительство, в которое предположительно должны были войти несколько видных этнических узбеков. Мирзиеев назначил специального посланника Исматуллу Иргашева своим главным связным с руководством талибов в Кабуле. Тем не менее, узбекские официальные лица настаивают на том, что они не будут официально признавать правительство талибов в Афганистане, пока международное сообщество не захочет это сделать. Позиция Мирзиеева резко контрастирует с позицией соседнего Таджикистана, который был ярым противником захвата власти «Талибаном» и критиком поведения и структуры его режима. Душанбе имел лишь ограниченные контакты с талибами с момента их прихода к власти.

Основной интерес Ташкента в отношениях  с правительством  «Талибана» заключается в обеспечении приверженности движения отказу в убежище анти-ташкентским исламистским экстремистским группировкам. Правящая элита Узбекистана до сих пор помнит взрыв в феврале 1999 года шести правительственных зданий в Ташкенте, в результате которого чуть не погиб тогдашний президент Ислам Каримов. Это нападение, в результате которого погибли 13 человек, было приписано Исламскому движению Узбекистана (ИДУ). В то время ИДУ было филиалом «Аль-Каиды» запрещена в России), которая дислоцировалась в Афганистане при попустительстве  режима талибов. В 2015 году группировка перешла в «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России), которое действует в Афганистане как «Исламское государство провинции Хорасан» («ИГ-Хорасан»). Основатели ИДУ на сегодня уже убиты, уровень активности группировки против узбекского правительства в последние годы снизился, но и Ташкент, и Кабул по-прежнему воспринимают серьезную угрозу со стороны «ИГ-Хорасан». Группа по прежнему стремится подорвать авторитет талибов, проводя взрывы и другие нападения, в том числе против боевиков «Талибана» и против мечетей, управляемых шиитским меньшинством Афганистана.

Чувствительность сотрудничества Узбекистана и талибов стала очевидной 18 апреля 2022 года, когда боевики «ИГ-Хорасан» заявили, что нанесли ракетный удар по узбекской территории из-за афганской границы — первый удар террористической группировки по Узбекистану. «ИГ-Хорасан» объявила, что группа выпустила 10 ракет по узбекской военной базе в пограничном городе Термез, который находится через границу от афганского города Хайратон. Группа опубликовала фото и видео снарядов, чтобы поддержать свои претензии, но узбекские власти не сразу прокомментировали этот инцидент, а талибы отрицали, что нападение вообще имело место. Представители талибов заявили, что ситуация на границе между двумя странами «нормальная, и беспокоиться не о чем». То, что Ташкент и Кабул преуменьшили размер атаки, говорит о том, что оба правительства стремились избежать дальнейшей международной критики или пристального внимания к талибам как гаранту неиспользования Афганистана террористическими группами, а также предотвратить внутреннюю критику политики узбекского правительства по взаимодействию с движением «Талибан».

Противодействие антиправительственным группировкам — не единственный общий интерес талибов и узбекского правительства. Мышление Ташкента также окрашено практическими экономическими проблемами, включая потенциальное обеспечение торгового маршрута из страны, не имеющей выхода к морю, через Афганистан в Пакистан  в морские порты на Индийском океане. Расширение доступа к Индийскому океану помогло бы узбекскому правительству преодолеть давнюю экономическую стагнацию, вызванную повсеместной коррупцией и процессом централизованного экономического планирования, реализованным бывшим президентом И.Каримовым, который пришел через советскую соответствующую экономическую школу.  Чтобы обеспечить необходимую международную поддержку для достижения этих целей, Узбекистан стремился укрепить свой имидж, став крупным центром гуманитарной помощи, предназначенной для Афганистана.

Несмотря на такое дипломатическое взаимодействие с афганскими талибами, Узбекистан старается избегать проблем в  своих отношениях с Соединенными Штатами и другими ключевыми союзниками, которые стремятся привлечь талибов к ответственности нарушение за прав человека, обязательств по борьбе с терроризмом и другим вопросам. Официальные лица США публично выразили понимание нежелания лидеров Узбекистана четко осудить военную операцию  России на Украине в свете обеспокоенности бывшей советской республики по поводу пренебрежения Москвой суверенитетом бывших советских государств. Пилоты афганских ВВС перегнали в Узбекистан около 50 боевых самолетов и вертолетов, когда в августе 2021 г. рухнуло прежнее афганское правительство. Лидеры Узбекистана также отказались вернуть их в Афганистан, утверждая, что они  являются собственностью Соединенных Штатов, которые настаивают на том, чтобы самолеты и вертолеты не возвращались в Афганистан, где они могли бы увеличить боевые возможности талибов. Узбекский посланник Иргашев пояснил:  «Мы сохранили эту военную технику по соглашению с США и сказали об этом талибам». Пилоты были переправлены в Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) осенью 2021 года и позже переехали в Соединенные Штаты. Несмотря на разногласия с талибами по поводу самолетов и вертолетов  бывшего правительства, поставленных в основном США, Ташкент, скорее всего, продолжит работать с талибами для решения тех вопросов, по которым «Талибан» готов и способен сотрудничать.

Основные выводы:

  • Узбекистан стремится сотрудничать с руководством талибов в Афганистане, чтобы обеспечить его поддержку против исламистских экстремистских оппозиционных групп.
  • Лидеры Узбекистана не требуют, чтобы «Талибан» включил представителей узбекской общины Афганистана в свою структуру управления.
  • Экстремистская оппозиционная группировка Исламское движение Узбекистана (ИДУ) является союзником «ИГ-Хорасан», которое стремится подорвать власть талибов в Афганистане.
  • Ташкент рассматривает Афганистан как потенциальный ключевой торговый путь к Индийскому океану.
62.39MB | MySQL:101 | 0,566sec