О текущей экономической ситуации в Турции

Устойчивое падение турецкой лиры по отношению к доллару США продолжается, и  1 доллар в настоящее время стоит более 17 турецких лир — самый низкий показатель за последние шесть месяцев. В прошлом году лира обесценилась на 22% а текущий обменный курс примерно на 100% выше, чем в прошлом году. Между тем годовая инфляция поднялась выше 70%, что является худшим показателем с 1998 года. Повышение процентных ставок часто рассматривается как инструмент снижения инфляции, но турецкое правительство настаивает на сохранении низких процентных ставок и продвижении экспорта как способа преодоления кризиса, но дефицит торгового баланса все еще продолжает расти по мере роста цен на энергоносители во всем мире. В ответ правительство ввело несколько мер — наряду с новыми финансовыми инструментами — в попытке стабилизировать падение лиры и уменьшить темпы инфляции. При этом  президент Реджеп Тайип Эрдоган и его правительство жестко возражают против повышения процентных ставок, несмотря на падение лиры, резкий рост инфляции и высокую долларизацию депозитных счетов. Правительство считает, что турецкая экономическая модель может справиться с растущей инфляцией, предприняв шаги по защите людей с низким и средним уровнем дохода. В настоящее время Центральный банк Турции сохраняет процентную ставку на уровне 14%, в то время как инфляция составляет более 70%. В то время как другие страны с гораздо более низкими темпами инфляции предпочитают повышать процентные ставки, турецкое правительство считает, что можно развивать экономику и поддерживать процентные ставки на низком уровне. Министр финансов и казначейства Нуреддин Небати заявил, что инфляция упадет в следующем году, что позволит Турции еще больше снизить процентные ставки. В то время как оппозиция и несколько экономистов продолжают призывать правительство повысить процентные ставки, чтобы предотвратить падение лиры, Эрдоган исключил такой шаг в своей речи 13 июня, заявив, что «это правительство не будет повышать процентные ставки». Вместо этого Эрдоган выдвинул две причины высокой стоимости жизни: большой объем долларов на депозитных счетах и чрезмерная зависимость Турции от импорта. Эрдоган также неоднократно обещал, что его правительство предпримет необходимые шаги для защиты граждан с низкими доходами и предотвращения обмена депозитных счетов в лирах на долларовые. С этой целью минимальная заработная плата была удвоена в январе, в то время как государственные служащие получили почти 30-процентное увеличение своих зарплат с дальнейшим повышением, обещанным в июле. Кроме того, в декабре 2021 г. правительство ввело меру, направленную на прекращение долларизации депозитов в Турции, гарантируя, что сберегательные счета в лирах будут получать ту же доходность, что и рынки форекс, и если рынки форекс упадут ниже официальных процентных ставок, инвестор все равно получит официальную процентную ставку. Это было сделано для того, чтобы привлечь инвесторов без повышения процентных ставок. Несмотря на это, сбережения в иностранной валюте в турецких банках увеличились на 80% процентов с июня 2021 года, что на 15% больше, чем в лирах, по данным Центрального банка. Но эта мера помогла лире краткосрочно вырасти примерно на 30% процентов и оставаться стабильной в течение почти трех месяцев. Все перечеркнула российская военная операция на Украине и последующий рост мировых цен на продовольствие и товары вновь ускорил падение лиры. Российско-украинский конфликт еще раз доказал один важный нюанс — турецкая лира хрупка. В то время как Анкара упорно работает, чтобы остановить  свободное падение лиры против доллара, военная операция России нанесла сильный удар по туристической индустрии именно Турции. Доходы от туризма играют важную роль в экономике Турции, поскольку они приносят иностранную валюту в страну и помогают сократить дефицит торгового бюджета. В прошлом году доходы Турции от туризма удвоились до  25 млрд долларов, а ее торговый дефицит сократился на 7,5% в годовом исчислении до  46,13 млрд долларов в 2021 году на фоне валютного кризиса и пандемии коронавируса. На данный момент туризм играет значительную роль в балансировании или, по крайней мере, сужении этого дефицита, а также в привлечении столь необходимой иностранной валюты в Турцию. В 2019 году Турцию посетили семь миллионов российских туристов. В 2020 и 2021 годах это число составляло около пяти миллионов и 4,5 миллиона соответственно. Турция была туристическим центром и для украинцев. В прошлом году более миллиона украинцев посетили Турцию, несмотря на пандемию.  И Россия, и Украина считаются спасательными кругами для турецкой экономики. «В этом году Турция ожидала более 10 миллионов туристов из Украины и России вместе взятых. Эта война, вероятно, окажет самое негативное влияние и на европейских туристов», — заявил агентству Anadolu глава Ассоциации турецких туристических агентств Фируз Багликая.

В качестве новой срочной меры по стабилизации турецкое  Казначейство заявило на прошлой неделе, что инвесторы получат право приобретать и пользоваться «внутренними облигациями, индексируемыми доходами государственных предприятий», не давая более подробной информации о том, как эта схема будет работать. После этого заявления лира колебалась между прибылями и убытками на целых 2%, но по состоянию на полдень 10 июня доллар восстановил свой прежний курс. С января лира обесценилась на 22% и подверглась сильным колебаниям на валютных рынках. Турецкое правительство считает, что слабая лира дает стране шанс увеличить свой экспорт, поскольку она становится более конкурентоспособной, и что близость Турции к международным рынкам, таким как Европа, дает дополнительное преимущество экспортерам страны на фоне растущих мировых транспортных цен. Повышение курса доллара по отношению к лире является как причиной, так и следствием целого ряда проблем и политики в турецкой экономике. Стремительный рост инфляции и растущий торговый дефицит вызвали ряд других проблем, включая резкое повышение стоимости основных продуктов питания и цен на жилье, что, в свою очередь, побудило правительство принять меры, такие как низкие ставки по ипотечным кредитам для начинающих покупателей жилья и дополнительное повышение заработной платы для государственных служащих.

Тем не менее, слабая лира по-прежнему означает дальнейший дефицит торгового баланса, поскольку импорт Турции превышает ее экспорт. В мае, по данным Турецкого статистического института (TUIK), экспорт составил  18,97 млрд долларов, а импорт —  29,65 млрд. С начала этого года разрыв между импортом и экспортом продолжает расти. Более того, поскольку война в Украине уменьшает количество туристов, приезжающих в Турцию, что является одним из основных источников для поступления иностранной валюты в страну, этот дефицит вырасти еще больше к концу лета. Устойчивое снижение лиры также повысило текущую ставку дефолтного свопа Турции (CDS). Это указывает на уровень риска страны для инвесторов. Его пятилетние CDS в настоящее время находятся на худшем уровне с 2008 года, что затрудняет заимствование денег по доступной ставке. Уровень инфляции в Турции постоянно растет. В мае он достиг пика в 73,5%, самого высокого уровня с 1998 года. Напоминая экономические кризисы Турции в 1990-х годах, этот уровень инфляции был следствием обесценивания лиры и роста цен на продовольствие и сырьевые товары. Однако, несмотря на этот рост, Эрдоган заявил, что инфляция имеет тенденцию к снижению, возложив вину за внутренний кризис на глобальный экономический спад. Добавив, что его правительство будет «искать способы снизить бремя стоимости жизни», он подтвердил свою приверженность своей экономической модели. Он считает, что ожидаемый рост производства быстро снизит уровень инфляции. Небати, тем временем, сказал, что эта модель помогает производственным и экспортным компаниям, но не людям с низким доходом. Затем он уточнил, что нынешняя экономическая политика направлена на поощрение инвестиций, производства, экспорта и занятости, чтобы обеспечить благосостояние каждой части общества, включая людей с низкими доходами. Однако производство неразрывно связано с импортом товаров и услуг. Не имея собственных значительных запасов природного газа или нефти, Турция должна платить мировые цены на энергоносители и другие  сырьевые товары в долларах в то время, когда турецкая лира находится в самой слабой точке. Нефть и природный газ необходимы не только для турецких промышленных предприятий, но и для сельскохозяйственного производства, поэтому по мере роста мировых цен это подталкивает цены даже на продукты питания отечественного производства. В мае TUIK заявил, что среднегодовой рост цен на продовольствие составил 91,63%, а на транспорт — 107,62%. Действительно, литр дизельного топлива в июне 2021 года стоил 6,8 лиры, в то время как в настоящее время он стоит 27,89 лиры, что представляет собой увеличение на 300%. Собственно и последние по времени заявления Эрдогана о начале добычи газа в Черном море имеют цель дать некие перспективы для населения в этом контексте, хотя реально надеяться на какую-то добычу можно только не ранее 2024 года.

В соответствии с растущей инфляцией цены на строительные материалы также удвоились, в результате чего Турция столкнулась с одним из худших кризисов недвижимости за последние несколько десятилетий. Согласно отчету Центрального банка Турции, опубликованному в апреле этого года, цены на жилье удвоились за год, а арендная плата также резко возрасла. В рамках купирования возможных социальных волнений правительство ввело новую схему дешевых кредитов для покупателей жилья. Кроме того, правительство заявило, что любое увеличение арендной платы за недвижимость до 1 июля 2023 года было ограничено 25% в попытке обуздать ее рост.

52.52MB | MySQL:102 | 0,567sec