Об урегулировании политического кризиса между Марокко и Германией

Официальное вступление в должность нового посла ФРГ в Королевстве Марокко Роберта Дольшера в конце апреля ознаменовало официальное примирение между Рабатом и Берлином, окончательно урегулировав дипломатический кризис, возникший годом ранее. Рабат в марте 2021 года решил приостановить дипломатические контакты с посольством ФРГ в Марокко из-за «глубоких недоразумений» с Берлином по различным вопросам, включая судьбу спорной Западной Сахары, поскольку Германия не одобрила решение бывшего президента США Дональда Трампа признать суверенитет Марокко над этой спорной территорией. Ранее занимавший пост директора департамента Африки к югу от Сахары и региона Сахель в Министерстве иностранных дел ФРГ, Дольшер сменяет Гетца Шмидт-Бремме, которого его начальство решило срочно отозвать сразу после того, как между двумя странами обострились отношения.  Чтобы разрядить кризис, новому правительству во главе с Олафом Шольцем и его министру иностранных дел Анналеной Бербок пришлось изменить позицию Германии в отношении Западной Сахары, заявив, что план широкой автономии, предложенный Марокко, остается «справедливым, жизнеспособным и реалистичным решением этого конфликта». Президент ФРГ Франц-Вальтер Штайнмайер даже пригласил короля Марокко Мухаммеда VI посетить Берлин с государственным визитом в конце декабря. Затем министр иностранных дел Марокко Насер Бурита и его немецкий коллега выразили во время своей встречи в режиме видеоконференции  желание «восстановить связь с особым качеством двусторонних отношений во всех областях в духе проверенной политики, последовательности и взаимного уважения». Бербок и Бурита отметили необходимость «совместного определения руководящих принципов для возобновления и углубления диалога и сотрудничества с целью решения региональных и глобальных проблем в будущем» и согласились с тем, что «сотрудничество, охватывающее все области и вовлекающее всех участников, должно быть начато». Независимый немецкий источник, базирующийся в Рабате, который консультировал МИД ФРГ по вопросам примирения между двумя странами, сообщил, что «если смена правительства все еще таит в себе потенциал для нового начала, разрешение кризиса было желательным еще до того, как Шольц вступил в должность на уровне министерств экономического сотрудничества и развития и иностранных дел». В Рабате и Берлине различные участники международного сотрудничества между двумя странами не скрывают своего удовлетворения тем, что отношения между Марокко и Германией потеплеют после более чем девятимесячного полного замораживания. Отметим, то  одним из главных инициаторов полной нормализации политических контактов с Берлином стал  недавно назначенный на пост главы департамента стратегического общего направления инвестиционного и делового климата Министерства инвестиций Марокко Али Седдики. Этот  37-летний политик сейчас является «правой рукой»  министра инвестиций Мохсина Джазули, который сам является тяжеловесом в правительстве Азиза Аханнуша. Седдики присоединился к команде Джазули в январе, чтобы возродить и завершить новую инвестиционную хартию, отложенную на десятилетие. Пока ее текст все еще разрабатывается, Аханнуш провел межведомственное совещание в середине апреля, чтобы ускорить ее принятие. Седдики окончил французскую школу бизнеса HEC Paris в 2010 году и некоторое время работал консультантом во французской фирме Stratorg. В 2014 году он присоединился к команде  министра промышленности и торговли при Мулае Хафиде Элалами, где первоначально отвечал за разработку плана ускорения промышленного развития страны. В 2017 году он был назначен директором авиационной, железнодорожной и военно-морской промышленности, а два года спустя, в 2019 году, стал генеральным директором промышленности. Несмотря на впечатляющую карьеру в правительстве, Седдики не исключает, что когда-нибудь вернется в частный сектор. В январе он основал в Рабате консалтинговую фирму Sarasvati, одноименную той, которую он ненадолго создал в Париже в 2014 году, между уходом из Stratorg и возвращением в Марокко.

В статье, опубликованной Фондом Фридриха Науманна за свободу, немецкой неправительственной организацией, близкой к Свободной демократической партии (СВДП), авторы Дэвид Хеннебергер и Себастьян Вагт утверждают, что «Испания и Германия были бы вдохновлены развивать и расширять свое сотрудничество с Марокко, чтобы использовать имеющийся потенциал». Они подчеркнули, что «в то же время [Испания и Германия] не должны становиться слишком зависимыми от определенных стран, в частности, в отношении миграционной и энергетической политики». Немецкий источник отметил, что «разрешение кризиса было, прежде всего, возможностью лучше узнать друг друга, устранить и прояснить недоразумения, а также узнать о некоторых моментах, по которым было мало общих знакомых». Он полагает, что «сейчас для Марокко важно найти подходящих собеседников в Германии, чтобы укрепить установившееся доверие в долгосрочной перспективе. Здесь мы думаем прежде всего о депутатах Бундестага [немецкого парламента]». Политический кризис не оказал заметного влияния на торговлю между двумя странами. Отвечая в конце марта на вопрос TelQuel по этому вопросу, генеральный директор Немецкой торгово-промышленной палаты в Марокко Андреас Венцель сказал: «Политический кризис не оказал никакого влияния на германо-марокканскую торговлю и инвестиции немецких компаний в Марокко. Напротив, 2021 год стал рекордным годом для двусторонней торговли». С другой стороны, кризис затронул «долгосрочные партнерские отношения в области инфраструктуры, такие как сотрудничество в области экологически чистого водорода», добавил он. В июне 2020 года Рабат и Берлин достигли соглашения о строительстве гибридной электростанции на экологически чистом водороде — проект, получивший название Power–To-X, в котором будут установлены установка по опреснению морской воды и электролизер мощностью 100 мегаватт. Проект, стоимость которого оценивалась в 325 млн евро (347 млн долларов), оказался под угрозой срыва из-за дипломатических потрясений. «До кризиса Марокко было самым активным партнером среди многих немецких энергетических партнерств по всему миру. Кризис очень негативно сказался на энергетическом сотрудничестве с Марокко. Сейчас мы пытаемся наверстать упущенное. Марокко остается одной из самых перспективных стран с точки зрения энергетического сотрудничества. Еще предстоит выяснить, как можно организовать техническое сотрудничество в будущем; переговоры по этому вопросу уже начались, первые встречи с делегациями из Германии уже удалось провести в Рабате, а министр энергетики [Лейла] Бенали также смогла один раз побывать в Берлине», — отметил немецкий источник в Рабате. Авторы статьи Фонда Фридриха Науманна в любом случае предвидят, что российско-украинский конфликт «должен активизировать» отношения Марокко и Германии. «В дополнение к сотрудничеству в области миграционной политики, энергетическое партнерство с Рабатом представляет особый интерес для Берлина. С помощью Марокко Германия могла бы убить двух зайцев одним выстрелом. Это могло бы снизить зависимость от российского газа и в то же время использовать зеленый водород из марокканской пустыни для достижения прогресса в борьбе с глобальным потеплением», — констатируют они.

62.42MB | MySQL:103 | 0,864sec