Контакты Германии и Алжира в контексте европейского энергоперехода и меняющейся геополитической обстановки

На текущей неделе госсекретарь Министерства иностранных дел ФРГ К.Кеул посетила Алжир. Основной целью данного визита, судя по пресс-релизу федерального внешнеполитического ведомства, были политические переговоры с руководством североафриканской страны, помимо этого, для обсуждения экономических вопросов представителя германского МИДа сопровождала довольно значительная бизнес-делегация. Отдельным пунктом поездки стало подписание культурного соглашения между ФРГ и Алжиром. Перед отъездом К.Кеул заявила, что «Алжир является ключевым игроком в решении региональных проблем в Северной и Западной Африке. Поэтому для меня важно активизировать политический диалог… я также предложу правительству Алжира еще более тесное сотрудничество в расширении наших отношений в сфере энергетики. Я убеждена, что мы должны еще больше использовать потенциал возобновляемых источников энергии. Общение с алжирским гражданским обществом также особенно важно для меня. Я поговорю с его представителями о демократии и правах человека».

Из сказанного следует, что, как и в случае с состоявшимся параллельно турне на Ближний Восток председателя Еврокомиссии У. фон дер Ляйен, поездка К.Кеул была сосредоточена на решении энергетических проблем Европы. Однако в Алжире на первое место, как кажется, все же вышел политический диалог. Связано это с изменением позиции Испании по статусу Западной Сахары, которая еще в марте заявила о готовности продвигать план ограниченного суверенитета Рабата над данным регионом. За этим последовало ответное решение Алжира приостановить действие договора о дружбе с Испанией.

Несмотря на то, что правительство О.Шольца само пошло на сглаживание противоречий с Марокко, в текущих условиях ФРГ все же работает прежде всего над поддержкой восстановления алжиро-испанских отношений, что может быть связано с несколькими причинами стратегического характера. Так, на долю Испании приходится порядка 25 % европейских мощностей по хранению сжиженного газа, также южноевропейская страна имеет хорошо развитую энергетическую сеть, которая, однако, не интегрирована в общие энергетические коридоры. Перспектива изменения этой ситуации существует и связана с реанимированием проекта газопровода MidCat (Midi-Catalonia Pipeline) из Испании через Пиренеи во Францию, ориентированного прежде всего на поставки алжирского «голубого топлива». Порядка 10 лет инициатива оставалась заморожена из-за возражений экологов и оценок Парижа, который, как предполагалось должен был покрыть до 2/3 стоимости реализации, но счел это экономически нецелесообразным.

Весной нынешнего года ЕС задумался над возобновлением MidCat. Несмотря на то, что даже по самым оптимистичным оценкам на его завершение потребуется не менее 2 лет, на этот раз, кажется, удалось найти подходящие аргументы для экологов. Заключаются они в том, что возводимая инфраструктура в будущем будет использоваться для поставок зеленого водорода, что соответствует долгосрочной климатической стратегии ЕС. Помимо этого, на наднациональном уровне были приняты решения по финансированию, явно принимающие озабоченность Франции необходимыми тратами. Еврокомиссия весной объявила о запуске плана REPowerEU, нацеленного на сокращение зависимости от России с постепенной модернизаций энергосистемы и переходом на возобновляемые источники энергии. В его рамках Евросоюз хочет предоставить финансирование в размере 300 млрд евро, из которых более 70 млрд – грантовые, а 225 – кредитные средства. При этом порядка 10 млрд планируется направить на строительство инфраструктуры, обеспечивающей доставку газа из Испании на север.

Водородная составляющая данной инициативы крайне важна, если рассматривать ее в контексте иных проектов ЕС в регионе. С одной стороны, подписанный на днях меморандум о взаимопонимании между Иерусалимом и Каиром подобного акцента не содержит, хотя Египет довольно активно развивает программы, связанные с зеленым водородом, а также имеет серию меморандумов с европейскими компаниями по строительству заводов для его производства. Таким образом, существенно более размытые формулировки на данный счет в ходе пребывания в регионе У. фон дер Ляйен могут быть связаны с недостаточной проработанностью данной сферы в Израиле.

С другой стороны, Германия еще в 2020 г. подписала с Марокко соглашение о зеленом водороде, которое затем было заморожено Рабатом на фоне напряженности на двустороннем треке из-за Западной Сахары. При этом, согласно июньским прогнозам Международного агентства по возобновляемым источникам энергии, при оптимистичном сценарии к 2050 г. Марокко станет третьим в мире государством по производству наиболее дешевого зеленого водорода, уступая лишь Китаю и Чили. Однако фактором неопределенности здесь считается угроза нехватки воды. А вот Алжир отдельно в этот перечень не входит, его потенциал, судя по всему, учтен в группе Ближний Восток и Северная Африка, где самым перспективным считается Египет, который способен показать самостоятельно лучший результат, чем в совокупности с соседями.

В целом повышенное внимание ФРГ к Алжиру вступает в противоречие с политикой на марокканском треке, хотя значение Алжира для внешней политики Германии в текущих реалиях выглядит более комплексным, нежели контакты с Марокко. Последние в недавнее время имели продолжение на двустороннем уровне по линии Марокканского государственного агентства по инвестициям, делегация которого посетила Берлин на прошлой неделе и Федерального управления полиции Германии, чей глава прибыл в Рабат 10 июня. А вот Алжир сегодня играет в большей степени геополитическую роль ввиду нескольких факторов. Среди них продолжающиеся отношения североафриканской страны с Россией, опасения, что Алжир будет использовать газ как козырь на переговорах с европейцами, а также риски, связанные с возможным отказом от сдерживания миграции в ЕС. Помимо этого, не исключено, что поворот к Алжиру – это своего рода ответ Марокко за его нейтралитет в ООН во время мартовского голосования по резолюции, посвященной ситуации на российско-украинском треке.

Наконец, в экспертном сообществе Германии на фоне первого визита О.Шольца в Африку в мае этого года возникло мнение, что именно это североафриканское государство лучше вписывается в общую стратегию Евросоюза по диверсификации поставок газа за счет континента. Это связано с потенциалом проекта Транссахарского газопровода Нигерия-Нигер-Алжир. При этом перспективность именно этой инициативы связывается еще и с тем, что у Германии уже есть соглашения по зеленому водороду с Нигером, что позволит в будущем адаптировать мощности к новым экологическим стандартам.

62.21MB | MySQL:101 | 0,631sec