О рисках политической стабильности в Омане

В мае текущего года в Омане вновь, после длительного перерыва, активизировались социальные протестные настроения. Обращает на себя внимание тот факт, что возникшая социальная напряженность стала по сути первой проверкой на прочность власти нового султана Хейсама бен Тарика Саида, пришедшего к власти в январе 2020 года после смерти правящего с 1970 года султана Кабуса бен Саида. Тогда переход власти удалось осуществить максимально эффективно и безболезненно, при сохранении вертикали абсолютной монархии и незыблемости ее основных институтов. Именно по этой причине, нынешний всплеск социальной напряженности может косвенно являться тревожным сигналом, особенно на фоне разгорающегося глобального финансового, продовольственного и энергетического кризиса.

Формальной причиной для роста социальной напряженности в Омане в мае 2022 года стали вспыхнувшие в городе Сохар протесты против роста безработицы среди молодежи, которые затем перекинулись на другие регионы и переросли по сути в первый крупный акт протеста после событий «арабской весны» в 2011 г. Таким образом, руководству Омана придется реагировать на растущее социальное недовольство.

В то же время, политический запас прочности в Омане крайне высок, особенно с учетом относительно стабильного финансового положения, и устойчивой энергетической системы. Благодаря прогрессирующему росту цен на углеводороды, Оман сможет нарастить и уже наращивает своих доходы от экспорта нефти и газа, что позволяет ему успешно справляться с социальными проблемами благодаря субсидированию ключевых секторов. Думается, в среднесрочной перспективе 2023-2025 гг. политической стабильности в Омане ничего серьезного не угрожает, по крайней мере в нынешнем контексте развития глобальной ситуации и с учетом текущих факторов риска.

В ответ на социальные протесты власти Омана незамедлительно отреагировали посредством внедрения адресных мер социальной поддержки. В частности, началось создание дополнительных рабочих мест в госсекторе страны для привлечения молодых кадров. Власти дали понять, что такая политика будет продолжена и должна целенаправленно реализовываться как минимум в 2022-2023 гг.

Другой важной мерой по снижению накала социальной напряженности стали меры по регулированию энергетической политики, в частности, по замедлению структурной реформы по сокращению субсидирования электроэнергии, чтобы избежать резкого роста цен на электричество среди населения, особенно в жаркий летний период, когда растет потребление энергии из-за кондиционеров. Правительство распорядилось фактически заморозить платежи за электричество в нынешнем году на уровне цен 2021 года, а также увеличило сроки реализации реформы в сфере субсидирования электроэнергии с пяти до десяти лет, что позволит растянуть процесс и сделать удорожание энергии для обывателей не столь болезненным. Рост мировых цен на нефть сыграл здесь на руку Оману, и позволяет правительству маневрировать в краткосрочной перспективе в проведении непопулярных структурных реформ по сокращению политики субсидирования энергетического сектора.

Наконец, дополнительные доходы от нефти и газа власти Омана намерены использовать для ускоренной выплаты долговых обязательств, а также инвестировать их в долгосрочные цели устойчивого развития и диверсификации экономики, чтобы поэтапно снижать зависимость от углеводородов. Также полученные дополнительные доходы от углеводородов правительство намерено инвестировать в модернизацию социальной инфраструктуры, включая строительство новых дорог, больниц и школ.

В то же время, в более отдаленной перспективе, начиная с 2023 г.  комплекс социальных проблем будет только нарастать, особенно с учетом большого объема государственного долга и неизбежности принятия непопулярных мер, направленных на сокращение социальных обязательств и субсидий. В частности, правительство будет вынуждено решать проблему заполнения рабочих мест, в том числе вероятно через пенсионную реформу, а также ограничивать субсидии в ряде важнейших секторов, включая не только энергетику, но и продовольствие и жилищно-коммунальное хозяйство. Рост безработицы среди молодежи наряду с удорожанием ключевых услуг и товаров может стать фактором новой социальной напряженности.

Непредсказуемость мирового энергетического рынка, с учетом высокой зависимости доходов Омана от этого сырья, является здесь главным фактором риска. В июне 2022 г. султан Омана отправил в отставку министра энергетики и нефтяной промышленности М.аль-Румхи, проработавшего на этом посту более 20 лет, и поставил у руля этого ведомства С.аль-Ауфи. Эта кадровая перестановка вероятно означает усиление курса Омана в сфере энергетики, особенно в контексте открытия нового нефтяного месторождения, позволяющего вдвое нарастить объемы производства нефти в стране в течение 2022-2023 гг. Сотрудничество с Китаем и Индией в сфере энергетики является сегодня для Омана ключевым фактором внутренней стабильности – обе страны являются первым и вторым по объемам покупателями оманской нефти, и наращивание этого сотрудничества гарантирует Оману устойчивый рост доходов от продажи углеводородного сырья. Это особенно важно в период с 2024 по 2026 гг., на которые придется пик финансовой нагрузки на Оман с точки зрения выплат по внешним долговым обязательствам. В частности, планируемая оманскими властями передача в частные руки ряда стратегических нефтегазовых проектов, вероятнее всего заинтересует китайских и индийских инвесторов.

Другим важным риском для социальной стабильности Омана в ближайшие годы является фактор продовольственной безопасности. Являясь крупным нетто-импортером продовольствия, Оман отчасти подвержен воздействию украинского конфликта и введенных против России западных санкций. В то же время, это воздействие не прямое, а опосредованное. Оман не вошел в число 36 стран, продовольственный импорт которых зависит от поставок из России и Украины является критическим, то есть на уровне 70-80%. Тем не менее, порядка 40-50% пшеницы Оман импортировал из черноморского региона. Попытки заменить этот вероятный дефицит поставками из Индии были поставлены под угрозу срыва после решения Индии об ограничении своего импорта зерна ввиду сильной засухи.  Довольно ощутимым для Омана может стать негативный эффект от вводимых третьими странами рестрикций на поставки другой номенклатуры продовольствия, включая пальмовое масло (Индонезия), рис (Индия). Тем не менее, нейтральная позиция страны в глобальных делах, признаваемая в регионе важная роль Омана как посредника в урегулировании споров (включая посреднические усилия между Ираном и Саудовской Аравией), равноудаленные отношения с глобальными центрами силы, включая Россию, США и Китай, позволяют султанату маневрировать и устанавливать прочные рыночные связи с крупными поставщиками продовольствия на мировых рынках, не опасаясь блокады.

Резюмируя, в руках оманских властей сегодня имеется достаточно ресурсов, чтобы купировать социальное недовольство через набор мер мягкой силы и стимулирование социальной поддержки населения. Важно делать это превентивно, не допуская ненужно эскалации, и при этом придерживаться линии на модернизацию и постепенную приватизацию экономических активов, с переходом из госсектора в руки частных компаний. Ситуация на нефтегазовом рынке создает благоприятный фон для этих плавных преобразований, но без ущерба для социальной системы. В то же время, в 2023-2024 гг. с учетом повышения финансовой нагрузки на обслуживание внешнего долга и роста неопределенности вокруг таких факторов как продовольствие и энергетика, социальные риски для правительства неизбежно повысятся, что потребует дополнительных мер поддержки, особенно в плане создания рабочих мест и возможностей для местной молодежи.

Для решения этой дилеммы правительство активно поощряет развитие частного сектора. В марте было принято решение о допуске иностранных компаний к 100-процентному владению зарегистрированных на бирже оманских компаний иностранными собственниками. Правительство опубликовало список из 70 проектов, для которых предусмотрено иностранное инвестирование. Приток частных инвесторов, разумеется, может создать условия для притока инвестиций и кратного роста рабочих мест. Особый интерес к инвестированию в Омане, помимо Китая и Индии, проявляет и Саудовская Аравия. В конце 2021 г. между двумя странами было заключено соглашение об инвестировании саудитами различных секторов оманской экономики на сумму 30 млрд долларов.

С другой стороны, чрезмерный крен в сторону приватизации ключевых активов и их поглощения иностранными инвесторами может привести и к обратному эффекту, поскольку ограничит возможности властей для обеспечения социальной поддержки работников, которые ранее пользовались всеми преимуществами социальной защиты от государства. А это создает дополнительные социальные риски для роста протестной активности общества в случае ухудшения его экономического положения ввиду различных факторов внутреннего и внешнего воздействия, включая глобальный финансовый, продовольственный и энергетический кризис.

52.6MB | MySQL:103 | 0,443sec