О влиянии фактора западных санкций на отношения России с Ираном

Как полагают катарские эксперты,  одним из последствий санкций, введенных западными странами в отношении России, является стимулирование поиска Москвой путей обхода ограничений. После последних по времени санкций, введенных западными странами, Россия активно работает над преодолением препятствий, вызванных решениями Запада в отношении ее внешней торговли. Это естественно и  для Ирана, который также страдает от западных санкций, особенно от жестких санкций США, введенных против него президентом Дональдом Трампом в 2018 году, когда он вышел из ядерного соглашения 2015 года. Естественно, что Иран и Россия синхронизируют свои усилия на этом направлении.   С этой точки кризис на Украине был расценен в Тегеране как новое окно возможностей.   Предполагалось сначала, что эта военная операция, в дополнение к ослаблению возможностей России на других направлениях, включая Сирию, где между Москвой и Тегераном идет хорошо известная конкуренция за влияние, может нарушить экономические отношения между Россией и Ираном в интересах последнего. На это, в частности, указал исследователь иранского происхождения Али Фаталла Неджад в своем объяснении изменения Россией своей позиции на переговорах в Вене относительно повторного присоединения США к ядерному соглашению с Ираном.  Он отметил: «Освобождение Ирана от многочисленных санкций, наложенных на него, может помочь России обойти жесткие санкции, с которыми она сейчас сталкивается. Это действительно большая перемена того, что преобладало до сих пор, когда Иран находился под болезненными санкциями и обращался к России за поддержкой. Это побудило Москву содействовать прогрессу на переговорах в Вене после их блокирования, чтобы добиться успеха в переговорах и отмены большей части санкций, введенных в отношении Ирана». Одним из направлений возможной кооперации иранские исследователи отмечают проекты в области логистики.   Год назад, после того, как Суэцкий канал был закрыт на шесть дней в результате блокирования водного пути контейнеровозом, стороны провели ряд консультаций, в рамках которых  было подчеркнута важность ускорения завершения проекта Международного транспортного коридора Север–Юг (INSTC) в качестве альтернативы египетскому каналу. Международный транспортный коридор Север-Юг представляет собой сеть железнодорожных, морских и автомобильных маршрутов протяженностью 7200 км, предназначенную для перевозки грузов между Индией, Ираном, Афганистаном, Россией, Центральной Азией и Европой. И Иран, и Россия являются государствами-участниками проекта. Этот проект, был одобрен Россией, Индией и Ираном ровно 20 лет назад (соглашение было подписано в мае 2002 года), и в нем участвовал ряд стран Центральной Азии и Кавказа, которые ранее были советскими республиками. Целью проекта является создание транспортного маршрута из обширного круга Индийского океана, включая Персидский залив, а не только его иранскую часть (в проекте участвовал Султанат Оман), дороги, которая начинается от индийского порта Мумбаи по морю до порта Бандар-Аббас на юге Ирана и продолжается по суше по железной дороге, пересекая Иран, Азербайджан и Россию от ее кавказских границ до северных европейских границ. У проекта есть вторая ветка, которая проходит из Ирана в Россию через Каспийское море, и третья, которая проходит через Казахстан, Узбекистан и Туркменистан в Центральной Азии. Конечно, сухопутный маршрут на север Европы через Казахстан — это путь, который интересует и Китай, так что у двух гигантов Азии, Китая и Индии, есть альтернатива обычному маршруту через Суэцкий канал. На прошлой неделе Иран подписал Меморандум о взаимопонимании с Россией для облегчения финансовых и коммерческих операций между двумя странами на фоне введенных против них западных санкций. Меморандум предусматривал «ускорение проекта пересечения Север-Юг», который готовится путем строительства необходимой для него инфраструктуры, включая порты, железные и автомобильные дороги. Неизбежно, что проект сократит траффик через Суэцкий канал, который является одним из основных источников дохода Египта, поскольку в исследовании, подготовленном Судоходной корпорацией Индии, подсчитано, что коридор Север-Юг позволит сэкономить одну треть стоимости прохода через Суэцкий канал и по более  короткому маршруту.

Что же касается других выгод от санкционного давления на Москву и кризиса на  Украине, то они спорны. Особенно с учетом того факта, что реанимация СВПД застопорилась. По крайней мере, в этом убеждены британские аналитики.  Они указывают, что глобальный рост цен на сталь и нефть был воспринят Тегераном в начале как благо. Имелось в виду,  прежде всего, увеличение объемов  финансовых валютных поступлений для Ирана.  Вместо этого доля Ирана на этих ключевых рынка снизилась, и увеличилась  для России. Столкнувшись с западными санкциями, Россия предлагает привлекательные скидки на оба товара, попутно отбирая у Ирана таможенные пошлины. За последние несколько месяцев экспорт иранской нефти в Китай сократился. В то же время Китай импортировал больше нефти из России. Западные санкции в отношении России означают, что при небольшом спросе на нее в Европе российская сырая нефть теперь перенаправляется в Китай. Экспорт иранской нефти в Китай упал на 34% по состоянию на май, заявил Хамид Хосейни, президент Союза экспортеров нефти и газа  Ирана. В комментариях, опубликованных местными СМИ, он продолжил: «В конце концов, Китай находится на юге России, и они соседи, и у России есть порт в этом регионе, который может легко загружать сырую нефть, а рынки региона — не только Китая, но и стран Юго-Восточной Азии – которые могут быть потенциальными клиентами для России». Экономика Ирана выросла в прошлом году, и последние по времени отчеты показывают, что за первые девять месяцев предыдущего иранского года, который закончился в марте, ВВП вырос на 5,1%. Однако без учета доходов от нефти этот показатель составил 3,8%, что подчеркивает нынешнюю важность нефтегазовой отрасли для экономического роста Ирана. Джавад Оуджи, министр нефти Ирана, не опроверг сообщения о том, что Россия обгоняет Иран на этом рынке. «Россия предложила скидки покупателям нефти, но, учитывая санкции, которые были применены против этой страны Западом, россиянам требуется время, чтобы найти покупателей», — заявил он 18 мая. Иранский энергетический аналитик, говоривший на условиях анонимности, сообщил: «После начала украино-российской войны Москва сосредоточилась на Индии и Китае, которые являются основными рынками иранской нефти. Иран мог бы возродить свои потерянные нефтяные рынки на фоне роста цен на нефть в мире, но то, что мы наблюдаем сейчас, является наихудшим сценарием, поскольку даже наши основные рынки захвачены русскими. Координация с ними могла бы позволить Ирану сократить свои потери, но я слышал, что русские даже не желают согласовывать с Тегераном скидки и цены».

Примерно так же дело обстоит и с экспортом стали. Когда Россия начала свою военную операцию на Украине, иранские производители стали увидели огромную возможность увеличить свой экспорт. Вместо этого Москва предложила свою сталь со скидкой, переманивая старых покупателей Тегерана. «Иран имел хорошую долю на рынках соседних стран и Восточной Азии, особенно Китая, который является одним из крупнейших импортеров стали, но Россия и иранское правительство все взорвали. Такие страны, как Афганистан, Китай, Южная Корея и Таиланд, которые являются основными азиатскими потребителями иранской стали, смещаются в сторону России. В этих обстоятельствах доходы Ирана в размере 6 млрд долларов, полученные компаниями-экспортерами стали, оказались под угрозой», — заявил иранский экономический аналитик, который не захотел называть свое имя. Иранский производитель стали, который также говорил на условиях анонимности, считает, что санкции в отношении Ирана означают, что их доля на рынке ограничена: «Это означает, что компаний и стран, которые хотят работать со странами, на которые наложены санкции, не так уж много. Таким образом, число партнеров, с которыми мы можем заключить сделку, ограничено. С другой стороны, рынок стали — это особый рынок, поскольку он считается высоко рискованным, и компании могут быть внесены в черный список Соединенными Штатами из-за нарушения санкций за сотрудничество с нами». После выхода США из ядерной сделки 2015 года с Ираном Белый дом вновь ввел обширные антииранские санкции в таких областях, как нефть и сталь. Обе страны безуспешно вели непрямые переговоры о возобновлении сделки. Несмотря на санкции, Иран смог занять «сильную роль на этом рынке и завоевать свою нишу на рынке в основном за счет демпинга. В целом, иранские  цены на 20% ниже цен на черном рынке. В 2021 году Иран был десятым по величине производителем стали в мире, Россия — пятой по величине, а Китай — крупнейшим. До начала военной операции России на Украине российские металлурги были самыми прибыльными в отрасли. Теперь крупные российские производители, такие как «Северсталь», сталкиваются с требованиями импортеров из Азии продавать листовую сталь со скидками до 40% от рыночной цены. Эти скидки сильно бьют по иранским производителям. В этой связи экспорт стали из Ирана резко упал, что связано прежде всего с большими скидками российских производителей.  Вдобавок ко всему, производители стали обвиняют в неэффективности иранское правительство, которое в апреле ввело 18-процентный тариф на экспорт необработанной стали и мало что сделало для устранения широко распространенных перебоев в подаче электроэнергии по всей стране. В недавнем письме в Министерство промышленности, шахт и торговли Ирана Расул Халифе-Солтани, глава Ассоциации производителей стали Ирана, написал, что в 2021-22 финансовом году сталелитейная промышленность Ирана «не дотянула до своего целевого объема производства на 6 млн тонн, что привело к убыткам в размере 4 млрд долларов»,  и что «ограничения, наложенные на энергоснабжение, и перебои в подаче электроэнергии были основной причиной этих потерь. Наш экспорт будет все меньше и меньше, поскольку производители стали вынуждены отключать электроэнергию». Экономические британские аналитики согласны с этой оценкой и полагают, что неэффективность иранского правительства и демпинг российских производителей не позволили сталелитейной промышленности Ирана получить прибыль на мировом рынке. По их оценке: «Поскольку иранское правительство видело, что мировые цены на сталь растут, а экспортные компании получают огромные прибыли, оно стремилось получить долю от этой прибыли. Вот почему он объявил о новых тарифах. Эта серия решений привела к тому, что иранские производители повысили цены для иностранных покупателей. Одновременно с этим Россия предлагала большие скидки покупателям, в результате чего Тегеран потерял многих своих клиентов в мире.  Такие плохие дни для сталелитейной промышленности Ирана окажут негативное влияние на экономический рост Ирана, а также, вероятно, еще больше обесценят иранскую валюту по отношению к доллару, поскольку сталелитейная промышленность играла важную роль в валютных поступлениях Тегерана, пока страна находилась под жесткими санкциями США». А.Корыбко, российский политолог, наоборот считает, что Москва не стремится подорвать позиции Ирана на рынках нефти и стали: «Россия намеренно не пытается отобрать рынки у Ирана или кого-либо еще, хотя, тем не менее, это результат того, что она продает определенные ресурсы, подпадающие под санкции Запада, намного дешевле и в больших объемах, чем все остальные, что особенно важно для азиатских клиентов» и добавил: «Это подрывает рынок, потому что традиционные клиенты некоторых поставщиков предпочли вместо этого покупать российские ресурсы со скидкой. Иран в этом примере либо будет продавать меньше, перенаправит свои продажи, либо снизит цены». Однако он отметил, что «все новообретенные разговоры о российско-иранской конкуренции на рынке ресурсов игнорируют захватывающий путь сотрудничества, который возник параллельно с этим развитием, а именно возрожденный интерес к транспортному коридору Север-Юг. Поэтому важно иметь в виду эту новую долгосрочную возможность, когда речь идет о российско-иранской краткосрочной конкуренции на рынке ресурсов в Азии. Обе стороны могут больше выиграть от сотрудничества в области логистики, которое сейчас является приоритетным».

52.16MB | MySQL:103 | 0,479sec