О столкновении интересов Турции и США на Ближнем Востоке

Заместитель министра финансов США Уолли Адейемо (в прошлом году вел ведомственный обзор санкционной политики), прибыл в Турцию, где встретится с правительственными чиновниками, а также с представителями банковского и финансового сообщества в Анкаре и Стамбуле. У.Адейемо также встретится с управляющим Центрального банка Турции Сахапом Кавджиоглу (Sahap Kavjioglu) и министром финансов Нуреддином Небати (Nureddin Nebati). У.Адейемо во время визита планирует обсудить с турецкими официальными лицами региональные экономические вопросы, борьбу с финансированием терроризма и координацию осуществления санкций в отношении России за ее действия против Украины; выразить обеспокоенность администрации Дж.Байдена по поводу притока российских средств и активов в Турцию (к примеру, некоторые российские компании переносят свою деятельность в Турцию, но регистрируются как турецкие организации, чтобы обойти экономические санкции). А продолжающиеся переговоры Турции с Россией о создании морского коридора в Черном море для экспорта зерна из Украины также вызывают подозрение в США из-за опасений, что этот коридор может стать для России каналом для обхода санкций.

Затем У.Адейемо прибыл с визитом в ОАЭ, где приветствовал приверженность учреждений ОАЭ предотвращению отмывания денег, предупредив об «угрозе незаконных финансовых потоков». Замминистра финансов США подчеркнул необходимость «бдительности и активных действий» в борьбе с уклонением России от санкций, в том числе и в Турции.

Претензии к ближневосточным странам по поводу предполагаемого сокрытия российского капитала базируются не столько на свидетельствах о передвижении супер-яхт политической и деловой элиты РФ, сколько на внутренних разведывательных данных министерства финансов США. Специалисты по санкциям в Минфине подчинены управлению контртеррористической и финансовой разведки: в их руках сосредоточен внутриведомственный разведывательный инструментарий. По большому счету, эксперты Минфина оперируют теми же сведениями, на которые может опираться в процессе выработки решений американское военное и разведывательное сообщество. Поэтому речь идет главным образом об обработке сырой информации по поводу перемещения капитала, а не о яхтах в новостных заголовках.

Не исключено, что это одна из причин, почему Эмираты, и Турцию, которые в эти дни посетил с соответствующей ревизией высокопоставленный чиновник американского Минфина, не сильно заботит вопрос о движении частного транспорта, предположительно связанного с российской элитой. В дискуссии о применении вторичных санкций Вашингтон будет использовать совершенно другие подходы.

Турция, как член НАТО, выступила против спецоперации России на Украине и поставила Киеву боевые беспилотники. Но она также стремилась не нарушать свои тесные энергетические, торговые и туристические связи с Россией и отказалась подписаться под западными санкциями против Москвы. Не исключено, что Анкара повышает приоритет политики нейтралитета из-за затягивания боевых действий. В этом случае президенту Р.Т.Эрдогану выгоднее сохранить дистанцию, трактуя ситуацию вокруг Украины исключительно как элемент противостояния между Москвой и Западом, в котором Турции, конечно же, нет места.

Уменьшение вовлеченности США в региональные процессы подталкивает местных игроков (например, Турцию и ОАЭ) к более решительным действиям по заполнению этого политического вакуума, приводя к ре-конфигурации баланса сил. Ключевым интересом США остается формирование такой региональной конфигурации, которая бы включала дружественные страны и позволяла бы защищать жизненно-важные интересы Штатов, параллельно не допуская доминирования Китая, РФ или любой другой страны, которую Вашингтон считает конкурентом.

Экономические и финансовые проблемы, толкнувшие Турцию на нормализацию отношений с ОАЭ, Саудовской Аравией и Израилем, также дают Вашингтону возможности помочь сковать эти партнерства под своей эгидой, дабы вернуть Анкару на правильный прозападный путь, особенно накануне выборов президента Турции в 2023 году. Впрочем, в самом регионе ожидания от визита Дж.Байдена смешанные. Многие страны, особенно монархии Персидского залива, предпочитают хеджировать риски и верить на слово американцам не спешат, считая, что после Йемена, Афганистана и Сирии США не могут считаться 100% надежным союзником. Поэтому, Саудовская Аравия и ОАЭ, помимо развития связей с Израилем, параллельно выстраивают коммуникацию с Ираном при посредничестве Ирака.

В заключение отметим, что в июне 2023 года в Турции планируется проведение президентских выборов. Политические обозреватели прогнозируют ожесточенную борьбу, в которой будет учитываться каждый голос. Большинство турок, проживающих в Европе и США, теперь могут голосовать на выборах в городах, где они проживают. Сейчас развивается ситуация, когда Турция заигрывает с идеей военного наступления в Сирии, что однозначно повысит шансы Р.Т.Эрдогана. В этот раз риск проведения операции высокий, особенно, если Россия решит пойти на уступки и договориться с Анкарой, позволив атаковать курдов, тем самым подрывая позиции США в Сирии. Поэтому, несмотря на активную ближневосточную политику, Турции стоит ожидать в ближайшее время давления, в том числе и экономического, со стороны США.

52.76MB | MySQL:103 | 0,538sec