О саммите НАТО в Мадриде и позиции Турции. Часть 1

28 июня с.г. в первый день Саммита НАТО в Мадриде состоялось важное событие – президент Турции Р.Т.Эрдоган, в присутствии генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга, подписал с главами Финляндии и Швеции Меморандум, который предусматривает ряд взаимных обязательств. Обязательством Турции является отзыв своего вето на заявках Финляндии и Швеции в НАТО. Прежде чем, перейти непосредственно к деталям достигнутых сторонами договоренностей, а также комментариям турецких аналитиков, внесем некоторую ясность. Чтобы сбить «сенсационность» с этого заранее предсказанного события.

  1. Как мы писали и говорили не раз: со 100%-й вероятностью Турция, в итоге, отзовет свое вето. Предыдущее вето Турции в НАТО (план обороны Польши и Балтики) продержалось 6 месяцев с тем, чтобы страна уступила западном давлению. Так что, интрига заключалась лишь только в сроках и условиях, когда Турции поднимет «шлагбаум» на пути двух новых членов.
  2. Было понятно, что для коллективного Запада, США и ЕС, критически важно, чтобы именно сейчас в Мадриде заявки были бы одобрены. Осенью все может измениться и в Финляндии со Швецией и, вообще, в обстановке, в частности, вокруг Украины. Беспрецедентное давление и посулы в адрес Турции ожидались. И, более того, Турция вела свою партию, чтобы в нужный момент посулы зафиксировать на бумаге и придать им статус официально обязывающего документа.
  3. Уязвимость Турции, прежде всего, экономическая, невиданная с 1990-х годов, бросается в глаза. Такая уязвимость уже сейчас ставит под серьезный вопрос переизбрание Эрдогана и его партии на выборах будущего года, которые предстоят в июне 2023 года. Так что, время давит не только на коллективный Запад, но и на саму Турцию. У турецкого руководства, попросту нет времени, да и ресурса, на затяжные позиционные бои – нужна серия быстрых розыгрышей с результатами, которые могут быть преподнесены в качестве победы. В этой ситуации блиц смотрится более логичной моделью поведения.
  4. В рамках этой игры, все система в Турции, в том числе, информационный фон, была настроена на «последний и решительный» бой с Западом. Чтобы решить максимум задач и со всеми сторонами сразу. Отсюда плохо скрываемое изумление ведущих турецкого ТВ, освещавших события в Мадриде в прямом эфире (надо, впрочем, отдать им должное, быстро сориентировались и заговорили про «победу Турции в Мадриде» и про «мат России со стороны Запада» — И.С.). Турецкое руководство умело разогрело аудиторию серией заявлений турецких официальных лиц, включая лично президента Р.Т.Эрдогана.
  5. Окончательное решение уходить «в кэш» сейчас, без дальнейшего поднимания ставок и даже не дожидаясь встречи президента Р.Т.Эрдогана с президентом Дж.Байденом, где есть целый ряд важнейших для Турции вопросов, было принято Эрдоганом оперативно. После того, как все ставки в игре было сделано и надо был принимать окончательное решение.

Итак, мотив президента Р.Т.Эрдогана сейчас выйти из игры с Западом в «вето» — только один: Турция, по факту, не готова к клинчу с Западом и не готова на данном этапе от него отрываться. Понятно, что в случае, если бы Турция привела в действие свою угрозу не отозвать вето в Испании, на неё бы «спустили» всех «собак» и никакой подарок Украине трех «Байрактаров» не помог бы. Что тоже смотрелось как попытка сгладить углы в Мадриде накануне Саммита на случай, если дела пойдут по сценарию продления турецкого вето.

Получается по факту, что турецкий лидер посчитал потери и понял, что выборы 2023 года тогда для Турции гарантированно кончатся победой оппозиции на фоне усиления дальнейшего давления со стороны Запада. Напротив, быстрый выход из игры — шанс получить хоть что-то при том, что Р.Т.Эрдоган подтвердил реноме политика, с которым Запад может договориться тем или иным способом – иногда просто оказанием давления, иногда через шаги в сторону Турции.

Однако, смотря на вопрос шире, получается, что Турция не просто отозвала своё вето на членстве Финляндии и Швеции в НАТО.

Турецкое руководство своим шагом признало, что планы по «сверхдержавности» — дело будущего, а настоящее — такое какое оно есть: дозированная перебранка с Западом при сохранении с ним тесной смычки.

И, вообще, все, что делает турецкое руководство с момента объявления Реджепа Тайипа Эрдогана кандидатом на пост президента и до выборов 2023 года подчинено лишь одной идее — продлить свою власть в условиях, когда страна пришла во внутреннее движение и ожидается ни с чем за последние 20 лет не сравнимый градус конкуренции с оппозицией.

Вывод для России выглядит так: нет ничего удивительного или неожиданного в плане итогового результата — одобрения заявки на членство в НАТО двух стран.

Отношения с Турцией российской стороной продолжаются с пониманием её решения отозвать вето сейчас, но с поправкой на него в плане скорости турецкого выхода из игры с Западом. Ибо в международных делах, как и в дорожном движении, важна предсказуемость действий всех «автомобилистов». Водитель с непредсказуемым стилем вождения, чьи действия приносят сюрпризы другим — это потенциальная опасность и такой «кар» требует к себе особого пригляда.

Переходим непосредственно к тому документу, который был подписан 28 июня в Мадриде. Приведенный ниже перевод, равно как и выделение жирным шрифтом отдельных слов и словосочетаний – неофициальные, авторские:

  1. Представители Турции, Финляндии и Швеции, собравшиеся сегодня при содействии Генерального секретаря НАТО, пришли к согласию по следующим пунктам.
  2. НАТО – это союз, основанный на общих ценностях, принципах общей обороны и неделимости безопасности. Турция, Финляндия и Швеция выражают свою приверженность принципам и ценностям, изложенным в Вашингтонском договоре.
  3. Одним из важнейших элементов Альянса является полная солидарность и сотрудничество в борьбе со всеми формами и проявлениями терроризма, представляющего прямую угрозу национальной безопасности государств-членов, а также международному миру и стабильности.
  4. В качестве будущих союзников по НАТО Финляндия и Швеция полностью поддерживают Турцию в борьбе со всеми угрозами ее национальной безопасности. В этих рамках Финляндия и Швеция не будут поддерживать ПДС / СНС и организацию, называемую FETÖ (так называемая террористическая организация Фетхуллаха Гюлена – И.С.) в Турции. Турция также полностью поддерживает Финляндию и Швецию в борьбе со всеми угрозами их национальной безопасности. Финляндия и Швеция решительно отвергают и осуждают терроризм во всех его формах и проявлениях. Финляндия и Швеция открыто и недвусмысленно осуждают нападения, совершенные всеми террористическими организациями против Турции, и выражают свои глубочайшие чувства солидарности с Турцией и семьями жертв.
  5. Финляндия и Швеция подтверждают, что РПК является запрещенной террористической организацией. Финляндия и Швеция обязуются предотвращать деятельность РПК и всех других террористических организаций, их филиалов, а также деятельность лиц, причастных или связанных с аффилированными организациями и подставными организациями. Турция, Финляндия и Швеция решили расширить свое сотрудничество, чтобы предотвратить деятельность этих террористических организаций. Финляндия и Швеция отвергают амбиции этих террористических организаций.
  6. Кроме того, Финляндия добавила новые виды деятельности к наказуемым террористическим преступлениям рядом поправок к Уголовному кодексу, которые вступили в силу 1 января 2022 года. Этими последними поправками, вступившими в силу с 1 января 2022 года, расширен состав преступления участия в деятельности террористических групп. В то же время акты подстрекательства к терроризму в публичной сфере караются как отдельное правонарушение. Швеция подтверждает, что новый и более эффективный Закон о террористических преступлениях вступит в силу 1 июля и что правительство еще больше ужесточит свое антитеррористическое законодательство.
  7. Турция, Финляндия и Швеция подтверждают, что между ними больше нет национального эмбарго на поставки оружия. Швеция вносит поправки в свое национальное законодательство об экспорте вооружений союзникам по НАТО. В будущем, экспорт оборонной промышленности из Финляндии и Швеции будет осуществляться в соответствии с союзнической солидарностью и духом и буквой статьи 3 Вашингтонского договора.
  8. Турция, Финляндия и Швеция обязуются предпринять следующие конкретные шаги после сегодняшних переговоров:

— Создать структурированный механизм межгосударственного диалога и сотрудничества на всех уровнях, включая правоохранительные и разведывательные органы, для укрепления основанного на консенсусе сотрудничества в борьбе с терроризмом, организованной преступностью и другими общими вызовами.

— Финляндия и Швеция будут решительно вести борьбу с терроризмом в соответствии с положениями соответствующих документов и политики НАТО и предпримут все необходимые шаги для соответствующего укрепления своего местного законодательства.

— Финляндия и Швеция, в соответствии с Европейской конвенцией о выдаче, будут учитывать информацию, доказательства и разведывательные данные, предоставленные Турцией, для оперативной обработки запросов Турции о высылке или экстрадиции в отношении подозреваемых в терроризме и во всех аспектах, а также заключит все необходимые двусторонние соглашения для развития сотрудничества с Турцией в сфере экстрадиции и безопасности.

— Финляндия и Швеция начнут расследование деятельности по сбору средств и вербовке террористической организации РПК и всех ее филиалов и подставных организаций в рамках, указанных в пункте 5, и запретят их.

— Турция, Финляндия и Швеция обязуются бороться с дезинформацией и предотвращать злоупотребление своим законодательством в целях пропаганды террористических организаций, в том числе деятельности, подстрекающей к насилию в отношении Турции.

— Финляндия и Швеция позаботятся о том, чтобы их законодательство об экспорте вооружений позволяло брать на себя новые обязательства перед союзниками и соответствовало их статусу членства в НАТО.

— Финляндия и Швеция будут поддерживать как можно более широкое включение Турции и других союзников, не входящих в ЕС, в текущие и будущие инициативы Общей политики безопасности и обороны Европейского Союза, включая участие Турции в проекте PESCO по военной мобильности.

  1. Для реализации этих шагов Турция, Финляндия и Швеция создадут Постоянный совместный механизм с участием экспертов министерств иностранных дел, внутренних дел и юстиции, разведывательных служб и органов безопасности. Постоянный совместный механизм будет открыт для участия других стран.
  2. Турция подтверждает свою давнюю поддержку политики открытых дверей НАТО и выражает свою поддержку приглашению Финляндии и Швеции стать членами НАТО на встрече на высшем уровне в Мадриде.

Прежде чем перейти к оценкам подписанного документа со стороны турецких экспертов, попробуем составить своё собственное мнение. Понятно, что официальные турецкие СМИ будут преподносить подписанный документ как важную внешнеполитическую победу официальной Анкары. Критических голосов будет минимум или же они будут вовсе отсутствовать, имея в виду тактику турецкой оппозиции по тому, чтобы игнорировать, если не получается убедительно критиковать.

Начнем с первого, что обращает на себя внимание: документ, как зафиксировано в нем, при содействии генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга, однако, документ подписан «на троих» — между Турцией, Финляндией и Швецией. Таким образом, НАТО не является ни стороной-гарантором обязательств Финляндии и Швеции, ни стороной, за которой записана обязанность отслеживать выполнение трехстороннего меморандума.

Напомним, что в турецкой практике есть уже целый ряд документов, которые страна считает не исполненными должным образом со стороны своих партнёров. Прежде всего, речь идет о договоренностях по Сирии между Турцией и Россией, и Турцией и США. Тут надо оговориться в том, что мы выносим за скобки встречные претензии, которые указанные страны могут иметь к самой Турции и, разумеется, имеют. Речь идет о том, что внутри страны турецкие официальные лица делают акцент на срыве именно тех договоренностей, что записаны за её партнёрами, что, разумеется, полностью понятно.

В условиях этого, Турции нужен был гарантор процесса в лице НАТО, коль скоро Турция встала барьером между новыми членами и Североатлантическим альянсом. Именно последний должен был стать 4-м подписантом меморандума, однако, не стал и это не слишком хорошие новости для Турции.

По той простой причине, что в Меморандуме нет ни одной даты, к которой можно было бы привязаться, за исключением упоминания национальных законодательств Финляндии и Швеции, которые идут своим чередом – поправки приняла Финляндия с 1 января 2022 года (то есть, вне всякой связи с событиями на Украине – И.С.) и ожидается, что к 1 июля свои поправки примет и Швеция. За исключением этого, дат в документе нет, а, следовательно, никакая претензия не может быть оформлена Турцией, поскольку Финляндия и Швеция всегда могут сослаться на то, что «всё – в процессе». И, как мы сказали, апеллировать к внешнему арбитру Турции не получится, потому как его нет.

В документе видна робкая попытка распространить террористические угрозы с национального уровня на уровень НАТО. В том смысле, что обязать НАТО признавать, по умолчанию, те организации, которые признаются в странах-участницах Альянса, также террористическими. Это – то, о чем постоянно говорит Турция: что НАТО должны быть инклюзивными в плане повестки безопасности и формировать её на интегральных принципах, вбирая в себя повестки своих членов. По факту, разумеется, сделать это – крайне сложно. НАТО не может обязать всех своих членов признавать те или иные структуры террористическими по умолчанию. Впрочем, эти слова значения не имеют, поскольку Йенс Столтенберг документ не подписал, а те, кто подписал, могут сколь угодно долго рассуждать о принципах и элементах Альянса, без обязательств последнего.

В статье 4 просматривается некоторая хитрость с турецкой стороны: Финляндия и Швеция, в качестве союзников по НАТО, обязываются поддерживать Турцию в борьбе с теми организациями, которые та признала террористическими, включая РПК, ПДС, СНС и даже ФЕТО. Из того, как составлено это предложение, просматривается, что, вроде как, это то, что должен делать любой действующий союзник Турции по НАТО – своего рода призыв к действию к остальным. Чего Турция долгие годы добивается от Североатлантического альянса. Равно как и признания ФЕТО террористической организацией. Но, подчеркнем, то, что подписано только Финляндией и Швецией только ими и подписано. И это никак не масштабируемо на уровень НАТО. Разумеется, не идет никакой речи о том, чтобы НАТО начало бороться с турецкими террористическими угрозами по списку, да ещё и включающему ФЕТО. Что, кстати, должен показать 10-летний план НАТО, который на момент написания данной публикации ещё не принят. Вот если туда Турции удастся записать то же самое, тогда можно будет говорить о турецкой победе. Кстати, и тут Турция может попытаться второй раз продать НАТО своё право «вето», не акцептовав данный план.

62.31MB | MySQL:101 | 0,520sec