О последствиях решения Турции по вступлению Финляндии и Швеции в НАТО

Обтекаемые формулировки трехстороннего меморандума Турции, Финляндии и Швеции позволяют предположить, что Анкаре не удалось добиться желаемого максимума в торге со скандинавскими странами вокруг потенциального членства в НАТО. В вопросе запрещенных Анкарой организаций или, по крайней мере, статуса тех людей, которых она к ним причисляет, Северная Европа не готова отказываться от статуса-кво.   На данном этапе механизмы экстрадиции по своей сути продолжат работать в прежнем формате.

При этом в беседе с западными изданиями турецкие официальные лица трактуют ситуацию как выигрышную. Так, один из собеседников Financial Times[i] заявил, что Финляндия и Швеция согласились не оказывать поддержку курдским военизированным формированиям, действующим на севере Сирии, а также структурам беглого проповедника Ф.Гюлена (тур. Muhammed Fethullah Gülen), одного из основных противников Р.Т.Эрдогана (тур. Recep Tayyip Erdoğan) в изгнании. Министр юстиции Турции Бекир Боздаг заявил средствам массовой информации страны, что Турция требует выдачи террористов в соответствии с новым соглашением. По словам министра, Турция намерена запросить экстрадицию 12 человек из Финляндии и 21 человека из Швеции. Те, кого требуют выдать, либо принадлежат к курдской группировке РПК, либо являются последователями турецкого теолога Ф.Гюлена.

Западные дипломаты уверены, что сам торг вокруг расширения НАТО Р.Т.Эрдоган пытался использовать для того, чтобы продавить третью сторону (США) на исполнение своих союзнических обязательств, особенно сейчас, когда Турция нуждается в обновлении парка истребителей F-16. Заявления Р.Т.Эрдогана, сделанные по итогам встречи с Дж.Байденом, могут натолкнуть на мысль, что ситуация с обновлением и пополнением турецкого парка F-16 выглядит для Турции менее сложной, нежели вопрос с программой F-35, откуда она была бескомпромиссно исключена в ответ на сделку по ЗРС С-400.

Республика обладает одним из крупнейших в мире парков F-16, который, мягко говоря, пора освежить – от этого зависит ее обороноспособность. Но есть смущающий момент. Если Турция рассчитывает на приобретение последней версии F-16 (Block 70/72), то в ее радаре, если верить производителю, используется технология, схожая с той, которая есть у F-35[ii]. И хотя F-16 – машина уже вдоль и поперек изученная противниками США, запрос на покупку ее продвинутого варианта может дать критикам Турции лишний повод блокировать сделку на разных ступенях утверждения. Вероятно, именно этим и объясняются попытки полуанонимных турецких источников в западных СМИ преподнести ситуацию с F-16 как последний тест для отношений США и Турции перед оборонным декаплингом (разъединением). Но и в данном аспекте Турции добиться конкретики не удалось: Анкаре дали понять, что этот вопрос будет зависеть от Конгресса, а не от желания Белого дома.

Широкая дискуссия развернулась по поводу согласия Турции вступлению Швеции и Финляндии в НАТО. Турецкий эксперт Омер Озкизильчик (тур. Ömer Özkızilçik) в целом позитивно оценил соглашение Турции со Швецией и Финляндией. В то же время, по его словам, остается неизвестным, как это соглашение будет реализовываться и контролироваться. «Что, если Швеция и Финляндия присоединятся к НАТО и не выполнят своих обещаний, или кто будет решать возникающие споры и коллизии?», задается вопросом турецкий эксперт.

Старший научный сотрудник Института Брукингса Кемаль Кериши (Kemal Kirişci) считает, что изначальная непримиримость Р.Т.Эрдогана во многом объясняется внутриполитическими соображениями, в том числе отчаянной необходимостью отвлечь внимание от тяжелого состояния экономики Турции, а также повышением его проседающих рейтингов , играя на безудержных националистических и антизападных настроениях.

Оппозиционные политики отнеслись к сделке Турции с Финляндией и Швецией более критично, задав вопрос, можно ли выполнить обещания, данные скандинавскими странами, после того, как они вступят в НАТО, а у Турции больше не будет рычагов влияния. «Эта подпись, которую правительство дало без каких-либо конкретных шагов со стороны Швеции и Финляндии, является, к сожалению, компромиссом, который не соответствует интересам нашей страны», — заявила глава националистической Хорошей партии Мераль Акшенер (тур. Meral Aksener). Обращаясь к Р.Т.Эрдогану, депутат от Хорошей партии Мухаммет Наджи Чинишли (тур. Muhammet Naji Çinişli) добавил: «Пожалуйста, не умаляйте ценность слова Турции каждый раз. Это позор, это грех, это жалость». Энгин Алтай (тур. Engin Altay), заместитель председателя парламентской группы Народно-республиканской партии, спросил, были ли какие-либо дополнительные соглашения достигнуты за кулисами. «Какие обещания были даны? Какие обязательства были взяты? Мы не знаем», – сказал он.

Таким образом, видимым эффектом, пожалуй, будет то, что препятствовать новому наступлению Р.Т.Эрдогана в Сирии скандинавские страны уже не станут. Оружейное эмбарго за предыдущую турецкую операцию 2019 года они пообещали снять.

В заключение хотелось бы отметить, что с самого начало было ясно, что Анкара рано или поздно одобрит членство северных стран в НАТО. Но интересно было какой ценой и что будет запрошено и предложено за столом переговоров. Однако информация о том, что Турция так скоро согласилась отказаться от блокировки вступления Швеции и Финляндии в НАТО стала неожиданностью для многих аналитиков. Потому что Турция обещала держаться до последнего, а Р.Т.Эрдоган заявил, что до тех пор, пока он глава государства, он не позволит этим странам стать членами НАТО. Справедливости ради отметим, что в его речи были оговорки – «пока они не примут наши требования». Но пункты в подписанном меморандуме не сказать, что дают четкие гарантии их выполнения.

[i] https://www.ft.com/content/3801a72c-791c-4b0e-ab09-5fa583e6b6a5

[ii] https://www.lockheedmartin.com/content/dam/lockheed-martin/aero/documents/F-16/F-16_Block_70-72_Product_Card_August_2021.pdf

62.36MB | MySQL:101 | 0,498sec