О стабилизации турецко-саудовских отношений в новых условиях

Возобновление реалистичной и прагматичной политики Турции и Саудовской Аравии может привести к более широким региональным последствиям. Прежде всего, размораживание отношений между двумя региональными гигантами урегулировало бы разногласия внутри суннитского блока, которые Иран использовал, чтобы продемонстрировать свои возможности по проецированию силы. Так, в политическом плане нормализация отношений с Саудовской Аравией может в первую сторону укрепить политический потенциал Турции. Саудовско-турецкий политический расклад в новых условиях может придать Анкаре значительный региональный вес в урегулировании трех горячих точек: Сирии, Восточного Средиземноморья и Египта.

Выработка общего политического видения в Сирии тоже вполне реальный вариант, особенно после того, как Эр-Рияд заявил о своем нежелании восстанавливать связи с режимом Б.Асада. Что касается Восточного Средиземноморья, Анкара считает, что восстановление отношений с Эр-Риядом отразится на прогреческой позиции Саудовской Аравии и ее союзников, которая стала более заметной с начала саудовско-турецкий дипломатической размолвки.

С экономической точки зрения Турция могла бы воспользоваться преимуществами экономических стимулов Саудовской Аравии для борьбы с внутренней инфляцией. Турецким строительным компаниям может быть разрешено инвестировать в проекты развития Саудовской Аравии Vision 2030. Кроме того, военная подготовка саудовских войск в Турции и совместные военные учения могут быть включены в список сотрудничества в области безопасности.

В целом, улучшение арабо-турецких отношений могло бы стимулировать разработку плана региональной стабилизации для урегулирования кризисов в Йемене, Ливии и Сирии; создать меры по сдерживанию влияния Ирана; и согласовать позиции для реагирования на изменение мирового порядка, учитывая вмешательство Китая в ближневосточную повестку. Для Саудовской Аравии время нормализации отношений с Турцией идеально подходит для формирования регионального блока, который будет оказывать определенное влияние на продолжающиеся ядерные переговоры с Ираном в Вене.

Что касается ожиданий в области безопасности, Саудовская Аравия считает, что может восстановить поддержку Турции в ее военной кампании в Йемене в свете последней эскалации хоуситов, которая включала нанесение ударов по Абу-Даби ракетами и дронами. Есть две потенциальные формы турецкой поддержки: военная техника, в том числе беспилотные летательные аппараты (БПЛА); включение Турции в коалицию, возглавляемую Саудовской Аравией и ОАЭ по борьбе с хоуситами. Можно абсолютно точно сказать, что в долгосрочной перспективе сотрудничество в оборонной промышленности отвечает интересам обеих стран.

16 марта 2021 года внимание Саудовской Аравии к турецким технологиям БПЛА побудило президента Турции Р.Т.Эрдогана заявить, что «в Саудовской Аравии существует спрос на турецкие беспилотники». В 2017 году Эр-Рияд подписал соглашение с турецкой частной компанией Vestel о совместном производстве БПЛА Karayel-SU. Предположительно, эти многоцелевые беспилотные летательные аппараты были развернуты в Йемене, где хоуситы утверждали, что сбили один из них в йеменской провинции Аль-Джауф в 2021 году.

В течение последнего года Турция предпринимала дипломатические усилия по восстановлению отношений со странами, с которыми она поссорилась после Арабской весны, когда Египет, ОАЭ и Саудовская Аравия восприняли ее поддержку групп, связанных с «Братьями-мусульманами», как угрозу. Однако усилия по сближению с Эр-Риядом были подорваны судебным процессом над 26 подозреваемыми, связанными с убийством саудовского журналиста Джамаля Хашогги в генконсульстве королевства в Стамбуле в октябре 2018 года. В отчетах американской разведки, опубликованных  в 2019-2021 гг., говорится, что фактический правитель Саудовской Аравии наследный принц Мухаммед бен Сальман одобрил операцию по убийству Дж.Хашогги. Саудовское правительство всегда отрицало какую-либо причастность наследного принца.

Улучшение отношений с Эр-Риядом уже привело к прекращению неофициального саудовского бойкота турецких товаров, который сократил экспорт Анкары на 90%. В марте 2022 года турецкий экспорт в королевство достиг 58 млн долларов, что в три раза больше, чем в предыдущем году. Р.Т.Эрдоган, вероятно, попытается подписать ряд соглашений, включая валютный своп и создание совместных инвестиционных фондов. Экономическая поддержка Саудовской Аравии может оказаться необходимой для Турции и лично Р.Т.Эрдогану, которому предстоят выборы.

В заключение отметим, что успех Турции как развивающейся независимой оборонной модели может побудить Саудовскую Аравию сделать то же самое, либо сотрудничая, либо следуя по стопам Турции. Для обоих государств проблема заключается в поиске альтернативных направлений экспорта и импорта вооружениий и военной техники. Саудовская Аравия может обратиться к Турции не только за беспилотными летательными аппаратами, но и за ракетными и радиолокационными технологиями, системами радиоэлектронной борьбы и противовоздушной обороны.

52.21MB | MySQL:103 | 0,478sec