Об ужесточении миграционной политики властями Иордании

С января 2019 года иорданские власти запрещают агентству ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) регистрировать в качестве просителей убежища любого, кто въезжает в страну с целью лечения, туризма, учебы или работы, фактически запрещая за исключением сирийских беженцев  получать беженцам официальный статус.  Решение кабинета министров Иордании заморозить регистрацию УВКБ ООН оставило тысячи таких, как беженец Ахмед, без документов или доступа к гуманитарной помощи и основным услугам. Многие из них находятся в стране нелегально и не имеют документов, за что  им грозит депортация. Хотя в решении правительства Иордании не указано, гражданам каких стран запрещено подавать прошение о предоставлении убежища, в основном это касается беженцев из Йемена, Судана и Сомали, которым нужны визы, чтобы иметь возможность летать в Иорданию, поскольку они не могут пересекать границы по суше, как сирийцы. «Нам известно о 5500 не сирийцах, которые хотели зарегистрироваться в УВКБ ООН, но не смогли этого сделать с 2019 года. Не все, кто приезжает из Судана, Йемена или Ирака, обязательно являются беженцами, но мы должны иметь возможность оценивать их требования в соответствии с международным правом беженцев, чтобы защитить людей, которые могут оказаться в очень уязвимом положении», — заявила  представитель УВКБ ООН Лилли Карлайл, добавив, что без регистрации лица, ищущие убежища, не могут получить официальную помощь, получить медицинскую помощь или поступить в школы. В прошлогоднем интервью Al Jazeera Arabic министр внутренних дел Иордании Мазен аль-Фаррайе выступил в защиту решения правительства закрыть ходатайства о предоставлении убежища, утверждая, что Иордания больше не в состоянии нести бремя приема большого количества беженцев. «Использование разрешения, которое правительство дало тем, кто приезжает за медицинской помощью, для подачи заявления о предоставлении убежища, создает большое финансовое бремя для королевства», — указал министр в этом интервью, добавив, что Иордания «не должна или не обязана нести это бремя». В Иордании проживает более миллиона беженцев, и это одно из самых больших в мире государств по количеству перемещенных лиц по сравнению с собственным населением. Но страна не подписала Конвенцию о беженцах 1951 года, которая запрещает дискриминацию по стране происхождения и гласит, что лица, ищущие убежища, не могут быть вынуждены вернуться в страну, если они сталкиваются с преследованиями там. В марте прошлого года власти Иордании отменили визовые требования для украинцев, у которых есть родственники в королевстве, и предоставили им временное проживание по гуманитарным соображениям. Однако лица, ищущие убежища из других стран, по-прежнему не могут подать заявление на получение вида на жительство и защиты. По данным Human Rights Watch, иорданские власти депортировали йеменских, суданских и сирийских просителей убежища в нарушение международного принципа невыдворения, который запрещает странам возвращать людей в страну, где они могут столкнуться с преследованием или серьезным ущербом. Группа заявила, что действия Иордании ставят многих уязвимых людей перед необходимостью принудительного возвращения и подвергают опасности в странах их происхождения. Исследователь и защитник прав беженцев Дина Баслан полагает, что, замораживая регистрацию УВКБ ООН, правительство Иордании «посылает четкий сигнал о том, что этим беженцам не рады, и что у страны нет возможностей принять больше людей. Это не только объявляет их незаконными в стране, но и способствует преследованиям, эксплуатации и расизму в отношении них». Баслан является соучредителем Sawiyan, некоммерческой организации, оказывающей поддержку маргинализированным беженцам в Иордании. Работа этой НПО началась в декабре 2015 года, когда сотни зарегистрированных суданских беженцев были депортированы за протест против дискриминации и ухудшения условий жизни. Еще до того, как правительство заморозило регистрацию лиц, не являющихся сирийцами, беженцы из таких стран, как Судан, Йемен, Ирак и Сомали, не имели одинакового доступа к базовому здравоохранению, образованию и услугам, поскольку большая часть финансирования направляется сирийцам и уязвимым иорданцам, а призывы УВКБ ООН о поддержке других беженцев хронически недофинансируется.  Однако теперь официальная невозможность зарегистрироваться сделала для беженцев и без того сложную ситуацию еще более тяжелой. «Мы говорим о тысячах незарегистрированных людей, которые не могут остаться в Иордании и не могут быть отправлены обратно домой. Нам нужно обеспечить возможности переселения для тех, чьи жизни зависят от этого», — полагает Баслан.   Чтобы выжить, многие лица, ищущие убежища без документов, вынуждены искать работу в неформальном секторе, часто в строительстве или сельском хозяйстве. И соответственно в данном случае имеют место массовые нарушения прав работающих, в том числе и в рамках выплаты зарплат. По оценке ряда экспертов, такое положение дел в ИХК наряду с аналогичными трендами в Турции чревато нарастанием серьезных рисков нового миграционного исхода из стран Ближнего Востока в страны ЕС уже этой осенью-зимой.

52.51MB | MySQL:102 | 0,412sec