Об альтернативных подходах США к отношениям с Исламским Эмиратом Афганистан. Часть 1.

Политика взаимодействия с радикальным экстремистским движением «Талибан» (запрещено в РФ) открывает перспективы продвижения интересов США в Афганистане в той степени, в какой талибы способны проявить готовность к конструктивному диалогу. Эффективность взаимодействия во многом зависит от того, насколько скоординированными будут действия региональных правительств и глобальных игроков. В противном случае талибы, скорее всего, будут стремиться извлечь выгоду из противоречий, выборочно оправдывая ожидания тех стран, с которыми им наиболее выгодно углубить контакт. При этом определенный уровень участия США по-прежнему был бы необходим, чтобы помочь остановить свободное падение экономики Афганистана. Взаимодействие повлечет за собой попытки повлиять на то, как талибы управляют государством, и добиться сотрудничества в борьбе с терроризмом через прямые двусторонние дипломатические и разведывательные контакты, многостороннюю дипломатию, некоторые формы поддержки помимо гуманитарной помощи и ослабления санкций. В наиболее перспективной форме участие Вашингтона будет включать официальное признание объявленного талибами «Исламского Эмирата Афганистан» Вашингтоном и открытие посольства США в Кабуле. В краткосрочной перспективе этот вариант политики будет включать в себя продолжение работы дипломатического офиса в Дохе (Катар) для управления делами Афганистана и установления определенных контактов с талибами. Золотая середина может включать восстановление возможности посещения Кабула американскими дипломатами и другими официальными лицами даже без официального признания правительства талибов. Хотя подобного рода взаимодействие вряд ли коренным образом изменит поведение талибов, особенно в отношении их внутренней политики, оно даст возможность для частичного удовлетворения интересов США. Поскольку за последние два десятилетия талибы уже продемонстрировали, что они готовы взять на себя расходы, связанные с сопротивлением военному давлению со стороны Вашингтона, было бы нереалистично ожидать, что отказ в дипломатическом признании и финансовой помощи даст большие рычаги воздействия. Даже если этот вариант не даст США полностью реализовать цели, он даст возможность влиять на «Талибан», позволяя при этом гибко адаптироваться к меняющейся ситуации в Афганистане за счет изменения интенсивности взаимодействия. Поскольку текущая ситуация в Афганистане полна неопределенности в отношении того, как талибы будут управлять государством, с какими вызовами они столкнутся и насколько серьезным будет нынешний экономический спад, невозможно знать наверняка, чем влияние Вашингтона обернется в перспективе. Медленный подход к мерам по стабилизации афганской экономики усугубит гуманитарный кризис таким образом, что это может иметь долгосрочные последствия с точки зрения благосостояния афганцев и роста антизападных настроений. Взаимодействие – это единственный политический подход, который предлагает талибам положительные стимулы для выполнения обязательств по борьбе с терроризмом, обозначенных в соглашении с США от февраля 2020 года. Согласно сделке, руководство движения обещало не допускать, чтобы какие-либо группы или отдельные лица в Афганистане представляли угрозу национальной безопасности США или их союзников. Талибы продолжают призывать Вашингтон выполнять свои обязательства по ослаблению санкций, обозначенные в том же соглашении, указывая на то, что сделка остается в силе до тех пор, пока выполняется на взаимной основе. Чтобы политика взаимодействия была устойчивой, США необходимо опираться на реалистичные ожидания талибов. Вашингтону, в свою очередь, потребуется определенный уровень участия для того, чтобы внести вклад в предотвращение резкого обнищания Афганистана и серьезной деградации государственных служб. Афганистан переживал нарастающий гуманитарный кризис, а также экономический спад еще до прихода к власти талибов, но с тех пор условия резко ухудшились. Согласно данным Программы развития ООН, Афганистан балансирует на грани всеобщей бедности. На момент середины 2022 года ее уровень среди населения может достигать 97%. В сентябре 2021 года Всемирная продовольственная программа подсчитала, что только 5% афганских домохозяйств ежедневно получали достаточно продовольствия. Продолжающийся спад может привести к увеличению потоков беженцев или к краху государства, что создаст более благодатную почву для деятельности террористических группировок. Хотя жизненно необходимая гуманитарная помощь для удовлетворения основных потребностей может смягчить некоторые из самых тяжелых последствий кризиса, ситуацию нельзя стабилизировать, равно как и остановить усугубление гуманитарной катастрофы, если не будут предприняты шаги для возобновления экономической активности. Приостановление донорами негуманитарной иностранной помощи после прихода к власти талибов, а также замораживание США резервов центрального банка Афганистана вызвали огромный резонанс, за которым последовал внезапный экономический шок, в том числе массовое сокращение рабочих мест, кризис ликвидности и серьезные ограничения способности режима талибов оплачивать такие потребности, как заработная плата государственных служащих и импортные энергоносители. В свете крайней зависимости Афганистана от иностранной помощи (при предыдущем правительстве государственные расходы примерно на 75% финансировались иностранными донорами, а иностранная помощь была эквивалентна примерно 40% ВВП), избежать провала афганской экономики без привлечения внешних ресурсов будет невозможно. Самое главное, необходимо влить ликвидность в экономику, испытывающую недостаток наличности, и возобновить нормализованные банковские операции. Самим США не нужно вливать деньги в афганскую экономику, но они должны, по крайней мере, не препятствовать продвижению предложений, которые в настоящее время разрабатываются Всемирным банком и ООН.

62.38MB | MySQL:101 | 0,540sec