Ситуация вокруг сектора Газа: оценки в Израиле. Часть 6

Израильская армия 5 августа авиаударами по сектору Газа начала военную операцию «Рассвет» в ответ на то, что, израильские официальные лица назвали продолжающимися «конкретными» угрозами израильским гражданским лицам и военнослужащим со стороны «Палестинского исламского джихада». Израильские лидеры объяснили начало военной операции тем, что группировка не отказалась от планов по нападению на израильские объекты вблизи границы. После того, как 6 августа из прибрежного анклава по Израилю было выпущено более 300 ракет, в ЦАХАЛе заявили о готовности к «неделе боевых действий», а премьер-министр Яир Лапид пообещал, что «операция будет продолжаться столько, сколько необходимо». Под обстрелом из Газы оказались не только израильские населенные пункты в приграничных с анклавом районах, которые в таких случаях страдают в первую очередь, но и центр страны, в частности, город Модиин[i]. Сирены тревоги звучали и в районах Иерусалима, когда многие евреи направлялись к Храмовой горе по случаю поста 9-го Ава (в память о разрушении первого и второго Храма, что является одной из самых траурных дат в еврейском календаре). 7 августа при посредничестве Египта Израиль и «Палестинский исламский джихад» договорились о режиме прекращения огня, тогда как правящее в секторе Газа движение ХАМАС в конфликт так и не вмешалось.

Д-р Офир Винтер, научный сотрудник INSS и преподаватель кафедры арабских и исламских исследований Тель-Авивского университета, считает, что «по окончании трехдневной эскалации в Газе Египет еще раз доказал свое мастерство посредника, добился быстрого прекращения огня и получил высокую оценку всех сторон». Израиль поблагодарил президента Абдель Фаттаха ас-Сиси за его усилия. Палестинская национальная администрация (ПНА) выразила признательность президенту Египта за то, что он пришел на помощь палестинскому народу. Президент США Джо Байден поздравил ас-Сиси с тем, что он сыграл центральную роль в дипломатическом урегулировании конфликта.

О.Винтер выделяет три успешных действия Египта, которые способствовали достижению соглашения о прекращении огня.

Во-первых, предотвращено вовлечение в конфликт ХАМАСа; если бы это произошло, ограниченная операция вполне могла бы перерасти в полномасштабную военную кампанию. Египетские рычаги влияния на ХАМАС, включая работу контрольно-пропускных пунктов в Рафахе, поставки товаров и топлива в анклав и продвижение процесса восстановления сектора Газа, сыграли сдерживающую роль в условиях нестабильной ситуации.

Во-вторых, усиление координации действий между Египтом и Катаром, что эксперт также рассматривает как свидетельство улучшения двусторонних отношений за последние полтора года. Взаимодействие с Дохой предоставило Каиру более разнообразные каналы влияния на вовлеченных в конфликт акторов, в первую очередь на ХАМАС, «Палестинский исламский джихад» и Иран. Вместо того чтобы конкурировать за роль посредника, как это было в ходе операции ЦАХАЛа «Нерушимая скала» в 2014 г., Египет и Катар научились работать вместе, чтобы сбалансировать имеющееся в их распоряжении уравнение кнута и пряника — политического и финансового.

В-третьих, готовность Египта способствовать освобождению задержанных израильскими силовиками членов «Палестинского исламского джихада» Халиля Ававдеха и Бассама ас-Саади сделала организацию более сговорчивой и заставила выполнить условия прекращения огня. При этом отмечается, что все еще остаются вопросы относительно реакции «Палестинского исламского джихада» в случае, если ожидания относительно освобождения из израильского заключения его задержанных членов не оправдаются, а также по поводу возможного влияния на израильско-египетские отношения разногласий по этому вопросу[ii].

Д-р Йоэль Гузанский (старший научный сотрудник Института исследований национальной безопасности (INSS), специализируется на политике и безопасности стран Персидского залива; внештатный научный сотрудник Института Ближнего Востока в Вашингтоне; бывший приглашенный научный сотрудник Гуверовского института Стэнфордского университета; работал в Совете национальной безопасности Израиля в канцелярии премьер-министра, координируя работу по Ирану и Персидскому заливу под руководством четырех глав СНБ и трех премьер-министров; в настоящее время консультирует несколько министров израильского правительства[iii]) рассматривает роль еще одного наряду с Египтом  посредника в недавнем конфликте – «богатого эмирата Катар, который участвует во многих процессах от Азии до Африки».

Эксперт отмечает, что Катар, благодаря своей вовлеченности в события на палестинской арене и особенно оказанию финансовой помощи сектору Газа и ХАМАСу как суверенной власти в анклаве, имеет рычаги воздействия, которые он использовал с самого начала операции «Рассвет» для поддержания контактов между сторонами. «Как и в операции «Страж стен» в мае 2021 г., Катар взял на себя эту роль вместе с Египтом, одновременно он не бросает вызов Каиру, как в прошлом, что является еще одним свидетельством улучшения отношений между ними».

Согласно израильскому эксперту, если в публичном пространстве в дни израильской военной операции Катар, как обычно, резко осуждал Израиль в основном в сети «Аль-Джазира», «за кулисами эмират приложил усилия по достижению прекращения огня». Для этой цели были задействованы связи с Ираном, предприняты попытки убедить его оказать давление на «Палестинский исламский джихад», чтобы тот согласился на прекращение огня.

Й.Гузанский объясняет мотивы Катара в содействии прекращения огня его стремлением предотвратить ущерб своим усилиям по восстановлению сектора Газа и заинтересованностью в том, чтобы получить международное признание, особенно в Вашингтоне, как актора, который способствует региональному урегулированию и стабильности, и тем самым повысить свой статус и влияние. Сыграть Катару эту сдерживающую роль фактически помогло возобновление процесса сближения эмирата с Египтом и Саудовской Аравией.

По мнению эксперта INSS, «Катар, безусловно, доволен тем, что власть «Палестинского исламского джихада» ослабла, а более близкая к нему организация — ХАМАС — не пострадала и даже относительно усилила свои позиции в секторе Газа. Ожидается, что Катар продолжит бросать вызов политике Израиля, но он также может сыграть более позитивную роль посредника, чем израильское руководство может воспользоваться в будущих военных операциях»[iv].

[i] IDF says ready for ‘week of fighting,’ as over 200 rockets fired at Israel from Gaza // Times of Israel. 06.08.2022. https://www.timesofisrael.com/idf-says-ready-for-week-of-fighting-as-over-160-rockets-fired-at-israel-from-gaza/?utm_source=article_hpsidebar&utm_medium=desktop_site&utm_campaign=as-islamic-jihad-sparks-gaza-israel-conflict-all-eyes-are-on-hamas

[ii] How did Egypt Lead the Ceasefire Effort in Gaza? / INSS. 08.08.2022. https://www.inss.org.il/social_media/how-did-egypt-lead-the-ceasefire-effort-in-gaza/

[iii] Yoel Guzansky. https://www.inss.org.il/person/guzanskyyoel/

[iv] The Hidden Mediator in Operation Breaking Dawn / INSS. 08.08.2022. https://www.inss.org.il/social_media/the-hidden-mediator-in-operation-breaking-dawn/

52.74MB | MySQL:104 | 0,469sec