О кризисном состоянии американского дипломатического корпуса на Ближнем Востоке

Американская дипломатия входит в затяжной цикл серьезного кадрового кризиса. На этот раз ситуация дает о себе знать в ее африканских представительствах, пишет со ссылкой на беседы с сотрудниками Госдепартамента и на его внутреннюю отчетность издание Foreign Policy. Посольства США в некоторых критически важных странах континента недоукомплектованы почти на треть, бьют тревогу источники. Истощенность дипломатического корпуса США – факт, который нередко связывают с последствиями внутренней политики Дональда Трампа. По крайней мере, такую зависимость однозначно проводит сенатский доклад двухлетней давности, который констатирует: в первый год работы республиканской администрации Госдепартамент лишился примерно 60% своих карьерных послов. Последующие годы президентства Трампа проблему так и не решили. Но не решил ее и приход к власти Джозефа Байдена. Опубликованный в июле 2021 года доклад Института изучения дипломатии и Гарвардской школы Кеннеди показал, что 31,42% представителей американского дипкорпуса всерьез размышляли о возможности отставки и изучали альтернативные варианты. Эксперты даже выявили ряд факторов, влияющих на отток кадров. Среди них: нуждающийся в реформе процесс назначений, низкий темп продвижения по службе и банальная предвзятость начальства.

Начатая Белым домом корректировка контактов[i] с аравийскими монархиями приходит в лобовое столкновение с планом Пентагона по оптимизации старшего офицерского состава, который неизбежно приведет к понижению уровня военных атташе США, работающих в Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратах[ii]. Более того, план передела островных территорий лишает веса американского координатора по безопасности в Израиле и Палестине. Если раньше этот пост занимал трехзвездный генерал ВС США, то теперь его отдадут офицеру в звании полковника, в то время как статус данной должности открывал этому военному чиновнику фактически прямой доступ к высшим эшелонам военной и политической власти в Израиле и Палестине. Как известно, Госдепартамент США уже попытался опротестовать инициативу, направив министру обороны Ллойду Остину письмо с требованием внести в нее поправки. В то время, когда Израиль, Палестина и широкий круг арабских государств ищут хоть какие-то признаки того, что США по-прежнему заботят дела региона, понижение таких фигур в ранге вряд ли имеет смысл, отмечает бывший посол США в Израиле Дэн Шапиро. Во время первой поездки Дж.Байдена в Саудовскую Аравию «это было совершенно неверным сигналом», предупреждает отставной американский дипломат.

В настоящее время усилия дипломатического корпуса США на Ближнем Востоке направлены на достижение следующих целей: доступ к энергетическим ресурсам для глобальных рынков, свобода судоходства и обеспечение безопасности Израиля. Достоверно известно, что эти цели легли в основу военного доминирования США в регионе, создав сеть военных баз на основе соглашений о сотрудничестве в области обороны. Деятельность американского дипломатического и военно-дипломатического корпуса является средством, с помощью которого США могут защитить свои интересы, поддерживая при этом региональный статус-кво, который благоприятствует партнерам и союзникам Вашингтона в ближневосточном регионе[iii].

Война в Ираке, реакция администрации Барака Обамы на арабские восстания в 2011 году, гражданская война в Сирии, а также переговоры с Ираном в рамках Совместного всеобъемлющего плана действий способствовали пересмотру государствами Ближнего Востока своего подхода к оценке США как стратегического партнера. Роль дипломатического корпуса при реализации политики в отношении ближневосточных стран администрации Дональда Трампа не изменила повестку: США планомерно уходят с Ближнего Востока. Призывы к полному выводу войск из Сирии и вывод войск из Афганистана в 2021 году усилили понимание того, что Соединенные Штаты стремятся уйти с Ближнего Востока[iv]. Попытка Вашингтона создать «арабское НАТО» воспринимается как еще один знак того, что США стремятся сделать менее заметным свое присутствие в регионе. По этим причинам лидеры региона обращаются к широкому кругу государств, которые традиционно не были основными региональными игроками. В последние годы Россия, Япония и Южная Корея все больше углубляют связи с регионом, главным образом в экономической сфере[v].

В заключение отметим, что государства ближневосточного региона пересматривают свои подходы к взаимоотношениям с США. Вашингтон в регионе не может предложить ничего нового, кроме проецирования собственной военной мощи, а масштабы деятельности американского дипломатического корпуса постепенно снижаются. Именно поэтому руководители ближневосточных стран находятся в поиске новых путей диверсификации экономики, вследствие чего на Ближнем Востоке появляются новые значимые игроки[vi].

[i] Источники Jerusalem Post сообщили, что Израиль согласился на урегулирование территориальных споров в Тиранском проливе: теперь сделка по передаче Саудовской Аравии некогда принадлежавших Египту островов Тиран и Санафир находится на завершающей стадии.

[ii] https://www.axios.com/2022/06/01/pentagon-security-coordinator-rank-palestinians

[iii] https://www.foreignaffairs.com/articles/middle-east/2020-05-22/americas-opportunity-middle-east

[iv] https://www.thepolicycircle.org/brief/foreign-policy-brief-the-middle-east/

[v] https://www.foreignaffairs.com/articles/middle-east/2019-10-15/middle-easts-lost-decades

[vi] https://www.csis.org/analysis/us-power-and-influence-middle-east-part-four

52.78MB | MySQL:103 | 0,493sec