Оценки в Израиле перспектив и последствий возможного заключения «ядерной сделки» с Ираном. Часть 5

В израильском военно-политическом руководстве выступают против возвращения к Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД, ядерной сделке), подписанному с Ираном в 2015 г. постоянными членами СБ ООН и Германией с целью преодолеть кризис вокруг иранской ядерной программы, ограничить ее в обмен на снятие антииранских экономических санкций. В Израиле предупреждают, что ядерная программа Ирана значительно расширилась с 2018 г., после того, как президент США Дональд Трамп вышел из СВПД. Там уверены в том, что Иран стремится создать ядерную бомбу, и опубликовали разведданные, которые, как утверждается, раскрывают иранскую программу создания ядерного оружия. Тегеран отрицает, что его программа носит военный характер, хотя в последнее время он обогащает уран до уровней, которые, как заявляет ряд деятелей на международной арене, не могут быть использованы в гражданских целях.

Амир Рапапорт (основатель и главный редактор IsraelDefense Magazine, международного журнала об израильских военных и вопросах обороны; бывший военный корреспондент и комментатор, автор и научный сотрудник Центра стратегических исследований им. Бегина-Садата (BESA) Бар-Иланского университета) полагает, что «с возрожденной ядерной сделкой или без нее, Иран – единственный, кто будет решать, когда ему сделать небольшой шаг к первой ядерной бомбе и когда об этом объявить. Израиль должен разработать новые инструменты для противостояния этой угрозе — старая стратегия исчерпала себя»[i].

По мнению израильского эксперта, «ядерное соглашение, которое, как ожидается, будет вскоре подписано США и европейскими державами с Ираном, не изменит фундаментального факта: Иран де-факто становится ядерной державой. Поэтому визит министра обороны Израиля Бени Ганца в Вашингтон по этому вопросу не изменит ход истории. Европейцы уже дали зеленый свет, президент США Байден полон решимости поставить свою подпись, поэтому Израиль должен сконцентрироваться на разработке новой стратегии: как способствовать созданию такой реальности, в которой иранский режим не посмеет начать ядерную войну против Израиля». Указывается на то, что «такого рода содержательный и имеющий долгосрочные последствия анализ проводится наедине между силовиками и правительством». Что же касается обсуждений Израиля с США в последние дни перед возрождением ядерной сделки, они носят в основном церемониальный характер и называются «попыткой превратить сделку в пилюлю, которую будет не так горько проглотить».

А.Рапапорт суть соглашения с Тегераном видит в следующем: оно будет сосредоточено на уровне урана, до которого иранцы смогут его обогащать, на его качестве и контроле над процессом. Отмечается, что в первоначальном СВПД, подписанном в 2015 г., запасы обогащенного урана ограничивались 280 кг при норме обогащения до 3,8%. Поскольку сделка была сорвана, и надзор был снят, иранцы начали обогащать до 60%. Очевидно, что запасы также существенно возросли. Исходя из этого, эксперт утверждает, что «даже если новая сделка довольно похожа на первоначальную, с 2018 г. времена изменились в пользу аятолл. Иран доказал, что может преодолевать санкции, и значительно улучшил качество своих центрифуг. Именно их качество будет определять время, которое Ирану потребуется для изготовления первой бомбы с помощью оставшихся у него возможностей, как только он решит отступить от соглашения и сделать рывок вперед (так же, как когда-то Северная Корея смогла списать со счетов США и объявить себя ядерной державой)».

Эксперт полагает, что ситуация на мировой арене также сильно изменилась в пользу Ирана. «Россия по уши в войне на Украине, а Китай находится в разгаре торговой войны с США и в остальном больше всего озабочен захватом Тайваня. Эти две страны не будут спешить поддерживать какие-либо действия Запада против Ирана. Наоборот, Иран осуществляет военные поставки в Россию и сотрудничает с Китаем в киберсфере».

По мнению А.Рапапорта, «прошло около 40 лет с тех пор, как Иран принял принципиальное решение стать ядерной державой. Это произошло после ракетного удара Ирака по Тегерану во время ирано-иракской войны. Первым, кто определил этот план, был тогдашний глава «Моссада» Шабтай Шавит (1989-1996). С тех пор Иран периодически прилагал усилия в ядерной сфере, но с одной и той же конечной целью: создать бомбу и возможности запуска, особенно с помощью ракет большой дальности».

Отмечается, что «Израиль, в свою очередь, неоднократно заявлял, что не позволит Ирану стать ядерной державой и на протяжении многих лет использовал все возможные методы, чтобы при содействии западных партнеров затормозить иранскую ядерную программу. В отношении иранских ядерных объектов совершались различные диверсии, о которых становилось известно благодаря сообщениям в зарубежных СМИ. В частности, неоднократно уничтожались иранские ученые-ядерщики и была совершена знаменитая кибератака с использованием вируса Stuxnet, в ходе которой были повреждены центрифуги в Натанзе, но иранцы снабдили себя новыми».

А.Рапапорт, по поводу наличия возможности заставить Иран отказаться от своей ядерной программы, ссылается на депутата израильского парламента Юваля Штайница, который в должности министра энергетики координировал секретные переговоры между Израилем и другими странами, до подписания первоначального СВПД. Ю.Штайниц считает, что «сдерживающими возможностями обладают только США, при этом степень сдерживания зависит от готовности американцев использовать свой военный потенциал, в чем иранцы не сомневаются». По словам Ю.Штайница, «единственный раз, когда иранцы действительно полностью заморозили свою ядерную программу, был 2003 г. после вторжения США в Ирак. Муаммар Каддафи, правивший в то время Ливией, тоже был напуган американской агрессией и решил отказаться от своей ядерной программы по собственной инициативе, о которой Израиль даже не знал». Согласно Ю.Штайницу, в «предыдущее десятилетие Иран сократил свои запасы урана даже до подписания СВПД и повысил уровень его обогащения только после победы Байдена на выборах. Он не осмелился сделать это во время президентства Трампа».

В израильском оборонном истеблишменте единодушны во мнении, что невозможно покончить с иранской ядерной программой только военным путем, как это было в Ираке в 1981 г. и в Сирии в 2007 г., т.к. иранцы извлекли из этого уроки и разбросали свои заводы по разным местам, глубоко под землей.

Исходя из того, что развитие ядерной программы для получения бомбы зависит от Ирана, Израилю требуется новая стратегическая концепция. А.Рапапорт вспоминает о покойном главе «Моссада» Меире Дагане (2002-2011), который считался «мозгом», много лет разрабатывавшим стратегию Израиля в этом вопросе. Он полагал, что в какой-то момент времени Израилю придется перейти от стратегии предотвращения получения Тегераном бомбы любой ценой к стратегии поведения, основанном на том, что Иран является ядерной державой. Согласно А.Рапапорту, «многие в Министерстве обороны, бывшие сторонники Дагана, склонны считать, что окно для таких стратегических изменений должно было открыться 3-4 года назад, непосредственно перед выходом Трампа из сделки».

В любом случае, «движение Израиля к новому ядерному веку сейчас ускоряется. В новых условиях стратегия, доминировавшая в эпоху холодной войны, менее актуальна, основная причина в том, что режим аятоллы также руководствуется мессианскими соображениями, а это означает, что чем хуже им будет здесь на земле, тем лучше будет в судный день», – пишет А.Рапапорт. Он напомнил, что на центральной площади Тегерана висят часы, отсчитывающие время, когда «сионистское образование» будет уничтожено – плюс-минус, через 20 лет.

Традиционно в таких случаях ссылаясь на «сообщения иностранных СМИ», эксперт отмечает, что «Израиль развивает потенциал второго удара, то есть способность атаковать Иран с помощью ядерного оружия, даже если еврейскому государству будет нанесен значительный ущерб из-за того, что он был поражен первым». Он указывает на то, что согласно «некоторым сообщениям иностранных СМИ», именно это стоит за решением Израиля приобрести новые подводные лодки, а также за крупными сделками по закупке новых бомбардировщиков, которые должны быть заключены в 2023 г.

А.Рапапорт полагает, что всего этого недостаточно. В новых условиях «Израиль будет вынужден еще больше усилить свое разведывательное превосходство в отношении Ирана и заставить его почувствовать себя полностью прозрачным так, чтобы он не осмелился сделать последний шаг к бомбе». «Кроме того, важно разработать средства перехвата, такие как «Стрела-3» [«Hetz 3» – израильский противоракетный комплекс, служащий для уничтожения межконтинентальных баллистических ракет средней дальности в безвоздушном пространстве, способный к уничтожению искусственных спутников Земли[ii]здесь и далее прим. автора] и «Праща Давида» [«David’s Sling» – система многоуровневой противоракетной системы ЦАХАЛа, предназначенная для перехвата баллистических ракет малой дальности и неуправляемых ракет большого калибра с дальностью пуска от 70 до 300 км и дозвуковых крылатых ракет[iii]]». При этом предполагается, что «даже если Израиль оснащен бесчисленным количеством средств перехвата, при наличии неминуемой угрозы произойдет массовый исход населения из центральной части Израиля. Никто не рискнет оставаться дома, как это бывает во время неядерных угроз из сектора Газа или Ливана».

Бригадный генерал запаса Ницан Нуриэль (Nitzan Nuriel), бывший исполнительный директор Совета национальной безопасности Израиля, экс-директор Контртеррористического бюро СНБ предложил новую концепцию «сдерживания до паралича». Он считает, что ««Авраамовы соглашения» могут послужить инфраструктурой для многоаспектной региональной оборонной доктрины, возглавляемой США». А.Рапапорт поясняет, что имеется в виду «комбинированная система, позволяющая создать комплексную сеть радаров, которые при соединении со спутниками обеспечат широкую картину обнаружения. Параллельно будет построен комплекс различных средств перехвата, охватывающий все уровни, тем самым будет создана многоуровневая наступательная оборона, способная справиться с любой боеголовкой на любой траектории». «Предлагаемый арсенал сможет перехватить боеголовку над районом запуска всего через несколько секунд после него (а в особых случаях и до этого), что способствовало бы существенному сдерживанию и привело бы к параличу на другой стороне».

Отмечается, что «с практической точки зрения, никто не заинтересован в том, чтобы в страхе перехватить собственную боеголовку и понести весь ущерб, который должен был быть нанесен противнику, особенно когда речь идет о неконвенциональных боеголовках. Такая система могла бы подойти и для других мест в мире и тем самым полностью нейтрализовать существенные угрозы».

Н.Нуриэль предлагает объявить об этой стратегии, провести демонстрацию, донести послание как иранскому режиму и его партнерам, так и иранскому народу (типа «ваше руководство вас убьет»), а также использовать время, чтобы продумать дополнительные шаги, которые приведут к свержению режима. Он допускает, что «новый режим [в Иране] может и не отказаться от ядерных планов, но вполне может оказаться более рациональным». Израильский эксперт считает, что «режим аятоллы может рухнуть, как когда-то Советский Союз». Проблема в том, что бывший глава «Моссада» Эфраим Галеви (1998-2002) предвидел крах иранского режима еще в 2000 г., но этого не произошло. Более того, в 2011 г. математики израильской разведки подсчитали, что продолжительность пребывания режима Башара Асада в Сирии составляет всего несколько месяцев. Эхуд Барак, министр обороны Израиля (2007-2013), поделился этим с американцами. Но этого тоже не произошло. Делается вывод – рассчитывать на смену иранского режима как составную часть новой стратегии нельзя.

В случае подписания новой ядерной сделки в первые несколько лет израильские эксперты допускают наступление «относительного спокойствия, одновременно опьяняющего и обманчивого». Отмечается, что «в прошлом Израиль уже наслаждался тремя очень спокойными годами, между окончанием Войны на истощение в 1970 г. и началом Войны Судного дня в 1983 г. Позднее стало известно, что перерыв использовался для того, чтобы изменить ситуацию на земле благодаря советским ракетам класса «земля-воздух». Что касается нового соглашения с Тегераном, «израильское руководство уже заявило, что не является ни его стороной, ни приверженцем, что означает, что оно сохраняет свободу действий в Иране. Но ситуация вызывает большую тревогу и требует не просто разговоров, а далеко идущих изменений в военных мерах Израиля и концепции их активизации», – пишет А.Рапапорт.

[i] A new balance of terror is required // Israel Defense. 29.08.2022. https://www.israeldefense.co.il/en/node/55619

[ii] Космические стрелы: для чего Израилю нужен новый комплекс ПРО // RT. 19.02.2018. https://russian.rt.com/world/article/483978-ssha-izrail-sovmestnye-ispitaniya-pro

[iii] What awaits the «Sling of David»? Israeli rocket could fall into the hands of Russia // Topwar. 19.11.2019. https://en.topwar.ru/164846-chto-zhdet-praschu-davida-izrailskaja-raketa-mogla-popast-v-ruki-rossii.html

62.3MB | MySQL:101 | 0,510sec