Об экономических показателях Турции. Часть 2

Конец августа месяца 2022 года в Турции ознаменовался обнародованием свежих статистических данных по параметрам турецкой экономики. Речь идет о данных по росту ВВП за первые шесть месяцев года, а также об объеме турецкого экспорта и импорта за август месяц, а с ним и за 8 месяцев 2022 года.

Ситуация для Турции в сфере экономики складывается крайне противоречивая – с одной стороны, темпы роста турецкого ВВП серьезно опережают среднемировые показатели, а турецкие экспортеры досрочно выполнили план по годовому экспорту, который с сентября 2021 года по август 2022 года превысил отметку в 250 млрд долл. (Что, впрочем, в 2 раза меньше, чем в рамках программы «Турция – 2023» обещала предвыборная программа Партии справедливости и развития, где говорилось про 500 млрд долларов экспорта и про выход на положительное сальдо внешней торговли – прим.).

С другой стороны, бурными темпами растет и турецкий импорт, который на четверть состоит из закупок за рубежом, в том числе и из России, энергоносителей. Лидером поставок природного газа в Турцию является России, а по нефти и нефтепродуктам наша страна занимает пусть и не первую строчку, но, все же, заметные позиции.

Растущие цены на энергоносители оказывают негативное влияние на общую экономическую ситуацию в стране: растет стоимость транспортных услуг, растет стоимость электроэнергии и тепла. Результат – общий рост цен в стране. Инфляция в Турции, по данным Турецкого агентства по статистике (TÜİK) приближается к 80% и эту оценку следует считать достаточно оптимистичной.

Часть 1 нашей публикации доступна по ссылке на сайте ИБВ: http://www.iimes.ru/?p=89273.

Напомним, что мы остановились на то, что подобная экономическая ситуация в стране сужает пространство и для внешнеполитических маневров.

Турция явно испытывает сложности с тем, чтобы занимать «особую балансирующую позицию» по России.

Да, с одной стороны, Турция не вводит официальных санкций против нашей страны, а цифры товарооборота свидетельствуют о том, что взаимная торговля «цветет» (опять же, смотреть стоит на физические объемы поставок, а не на денежный эквивалент, ввиду упомянутого нами выше роста цен на энергоносители). Более того, буквально сотнями российскими юридическими и физическими лицами открываются компании, филиалы и представительства. То есть, впору говорит о расцвете российско-турецких торгово-экономических связей, невиданном за всю их историю – ни в имперский период, ни в советский период, ни в позднейший по времени период, включая «медовые месяцы» отношений при вновь пришедших ко власти В.В. Путине и Р.Т. Эрдогане (речь идет о первом десятилетии 21-го века, который был богат на прорывные договоренности, а разногласия был отодвинуты глубоко на задний фон и активно не давали о себе знать – прим.).

Но, с другой стороны, турецкая сторона не может не реагировать и на угрозы со стороны тех же США, которые, в частности, направили письмо за подписью заместителя министра финансов страны Уолли Адейемо, предупреждающее турецкий бизнес от наращивания сотрудничества с Россией. По факту там речь шла только о тех российский юридических и физических лицах, которые попали в западные санкционные списки.

Однако, по сути, подобного рода «рассылки» турецким властям, ведущим объединениям делового мира страны, а также крупнейшим турецким корпорациям не могут не приводить к самоограничениям турецкого бизнеса в части контактов с российскими визави. Не будучи страной, которая официально ввела санкции по отношению к России, подчеркиваем, Турция – это страна, где де-факт санкции против нашей страны существуют. Санкционные мероприятия проводятся на уровне турецких корпораций и банков, компаний и отдельных турецких бизнесменов.

Самым ярким примером является свежая (высоковероятная) отмена сентябрьского мероприятия с Россией, которое должно было пройти в Стамбуле и в Анталье, со стороны государственного Комитета по внешнеэкономической деятельности Турции (DEİK). Заметим, что речь идет о государственной структуре, за спиной которой – турецкая власть. А, с другой стороны, речь идет о тех мероприятиях, на которых не было планов по присутствию «токсичных» представителей российского бизнеса – юридических и физических лиц, попавших под западные санкции.

Это – дурной знак для России. Российская сторона должна четко понимать, что Турция не ввела санкции против России вплоть до настоящего времени, лишь благодаря той благоприятной комбинации «звезд», которая сложилась на настоящий момент.

Здесь, разумеется, и то, что Запад, до сих пор, всерьез за давление на Турцию и не брался, не желая создавать эффект сплачивания электората вокруг фигуры Р.Т.Эрдогана под давлением внешних сил. По причине того же свойства – нежелание лить воду на мельницу действующей в Турции власти – Запад не предлагает Турции никаких «разменов» за то, что турки пересмотрят свою позицию по отношению к России. Впрочем, последнее ещё обусловлено и тем, что Запад, в принципе, в таких вопросах не любит разменов, напирая на «совесть и сознательность» стран, от которых требуется целевое действие. Проще говоря, ведет себя как колониальная держава по отношению к несвободным территориям.

Иными словами, ни серьезные посулы, ни серьезное давление Запад по отношению к Турции не применяет – поскольку и то и другое способно помочь электоральному рейтингу действующей турецкой власти в преддверии президентских и парламентских выборов 2023 года.

Впрочем, Запад мог бы использовать нефинансовые рычаги на Турцию в том случае, если был бы готов вести с официальной Анкарой субстантивные переговоры по политическим вопросам. К примеру, по пересмотру таможенного соглашения с ЕС или же по визовому режиму для турецких граждан. На практике же получается строго обратно. Что, впрочем, понятно, поскольку на Западе дожидаются ухода Р.Т.Эрдогана и делают для этого все, что могут, исповедуя тактику мелкого, но чувствительного «фола». И визовый вопрос является одним из примеров подобного рода стратегии.

Вот материал, опубликованный 26 августа с.г. в самом влиятельном турецком англоязычном издании – газете Daily Sabah. Материал под заголовком «Визовая карта Запада против Турции: почему сейчас?» – авторства Хиляля Каплана. Цитируем:

«Те, кто не смог посетить приглашения на научную конференцию… Те, кто работает за границей и не может взять с собой семью… Те, чье образование и будущее в опасности… Это всего лишь группа людей, которые сталкиваются с проблемами из-за визовой карты западных стран против Турции.

В последнее время, наблюдается глубокая волна жалоб на визы, особенно в СМИ. Соответственно, консульства и посольства западных стран не назначают должным образом интервью по визовому вопросу для граждан Турции. Интервал интервью был увеличен до 10 или 12 недель. Даже если вам удалось записаться на прием через несколько месяцев, на этот раз ваша заявка, скорее всего, будет отклонена. Согласно отчету, который Турция представила Парламентской ассамблее Совета Европы в прошлом месяце, количество отказов в выдаче шенгенских виз выросло с 4% в 2014 году до 12,7% в 2020 году. В этом отчете Турция возражала также против таких моментов, как требование ненужных и слишком большого количества документов, высокие визовые сборы и обязательство подавать заявления лично.

Были возражения, но кризис продолжается в геометрической прогрессии. Запад играет в страуса. Некоторые студенты, которые подали заявку на получение визы для обучения за границей в сентябре и октябре, скорее всего, потеряют уплаченную ими плату за обучение. Кризис интервью и отказов особенно сильно ударил по туризму. Настолько, что агентства, организующие международные поездки, вынуждены отменять многие туры из-за турецких туристов, которые не смогли получить визу.

Все собранные документы, затраченное время, ожидаемые длительные встречи и стресс от того, выдана виза или нет, уже очевидны. Есть еще одно измерение кризиса: материальная эксплуатация. По оценкам экспертов, турки ежегодно тратят 100 миллионов евро (100,1 миллиона долларов) на получение шенгенской визы. Очевидно, что визовый вопрос является важным доходом для западных стран.

Политическое измерение

Однако недавний рост количества жалоб вызвал подозрения, что в этом вопросе есть и политический аспект. Министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу подтвердил сомнения и сделал четкие заявления. Он обвинил Соединенные Штаты, а также некоторые европейские страны в намеренном затягивании процесса подачи заявления на получение визы. «В начале сентября наши коллеги вызовут послов этих западных стран в Министерство, и они сделают необходимые предупреждения. Если после этого не станет лучше, мы также примем встречные, ограничительные меры», — сказал он.

Чавушоглу подчеркнул, что «на последней встрече, которую мы провели с министром иностранных дел Германии Анналеной Бербок в Стамбуле, я сказал об этом послу Германии в Анкаре. В Нью-Йорке я сказал об этом госсекретарю США Энтони Блинкену и послу США в Турции Джеффри Флаке. Здесь есть преднамеренное намерение. Такого же мнения и наши люди. Мы рассматриваем это как шаги, предпринятые для того, чтобы создать проблемы правительству (Партии справедливости и развития) перед выборами». Высказывания Чавушоглу ясно показали, что Анкара поддерживает своих граждан перед лицом двойных стандартов.

Действительно, время кризиса действительно интересно, поскольку это происходит, когда Турция взяла на себя ведущую роль в решении глобального продовольственного и энергетического кризиса, а президент Реджеп Тайип Эрдоган стал ключевым посредником в российско-украинской войне. Более того, энергетическая и пограничная безопасность Запада начинается с Турции, а Стамбул теперь является центром зернового коридора. Другими словами, такой кризис возник, поскольку Турция поднимается как решатель кризисов, а не создатель кризиса.

Почему этот двойной стандарт теперь применяется к гражданам Турции? Как заявил Чавушоглу, подход и намерения Запада в преддверии турецких выборов были ясно видны турецкому правительству. Если кризис продолжится, мы вместе посмотрим, какие превентивные меры предпримет Турция».

А вот и комментарии другого обозревателя издания Мелиха Алтынока под заголовком: «Право на безвизовый въезд: почему турок не пропускают на границах ЕС?». Цитируем:

«Государства-члены Совета Европы, в том числе Турция, подписали в 1957 году соглашение, предоставляющее гражданам государств-членов право на свободу передвижения. Благодаря этому Соглашению, подавляющее большинство стран Совета Европы взаимно отменили обязательное получение визы. Граждане Турции также могли путешествовать по Европе без визы до 1980 года.

После переворота 12 сентября 1980 года несколько европейских стран начали требовать визы для граждан Турции, утверждая, что некоторые из них бежали в Европу.

С тех пор антидемократическая практика переворота 12 сентября прекратилась, и в 1999 году была принята заявка Турции на членство.

В 2002 году, когда Партия справедливости и развития (ПСР) пришла к власти, шаги, предпринятые для демократизации, экономического развития, социальных и политических реформ, приблизили Турцию к западным принципам. Правительство, которое когда-то считалось антизападным, предприняло важные шаги к тому, чтобы стать государством-членом Европейского Союза. На саммите в Брюсселе 12 декабря 2004 г. было принято решение начать переговоры о членстве Турции, поскольку она адекватно отвечала политическим критериям.

Законодательство Турции

Позже была создана общая система для согласования законодательства Турции с законодательством ЕС. Были предприняты совместные усилия для того, чтобы законодательство Турции было совместимо с блоком. Соглашением от 18 марта 2016 г. был определен план действий из 72 пунктов. Отмечая, что 4 мая Турция полностью выполнила 65 из 72 критериев курса действий, в отчете было внесено законодательное предложение в Европейский парламент и Совет Европейского Союза инициировать либерализацию визового режима для граждан Турции. Ожидалось, что граждане Турции получат право безвизового въезда в страны ЕС к началу 2017 года.

Однако, проблема беженцев, бегущих после начала гражданской войны в Сирии, стала спорной, а право граждан Турции на безвизовый режим в очередной раз было приостановлено. Затем попытка государственного переворота 15 июля 2016 года была пресечена. Солдаты, связанные с Фетуллахом Гюленом, основателем Гюленистской террористической группы (FETÖ), виновником неудавшейся попытки государственного переворота 15 июля, не смогли отменить демократию, однако страны ЕС приветствовали тех, кто участвовал в неудавшейся попытке государственного переворота и сумел бежать из страны.

Враждебное отношение стран ЕС, которое не соответствует европейскому законодательству или альянсу НАТО, обострило отношения. Это было неприемлемо для ЕС, который попросил Турцию смягчить свои антитеррористические законы, приветствовать и защищать террористов, совершивших государственный переворот, в результате которых в судах было доказано, что они убили 252 человека.

Президент Реджеп Тайип Эрдоган тогда сделал следующее заявление:

«В настоящее время мы принимаем 3 миллиона беженцев. Однако ЕС беспокоит только то, что они достигнут его территории. Они предложили нам повторный прием беженцев в обмен на визы для граждан Турции со вступлением в силу с 1 июня. Сейчас август, но до сих пор нет освобождения от виз. Если наши требования не будут выполнены, повторный прием будет невозможен».

Да, вопрос безвиза до сих пор является предметом обсуждения.

Охватывая террористов

Такие страны, как Франция и Германия, отказывают известным людям, бизнесменам, которые сотни раз ездили в Европу, даже журналистам.

Страны Шенгена продолжают ужесточать условия выдачи виз. Теперь отказ в выдаче визы стал вопросом прав человека. Действительно, непостижимо, что граждане Турции в этом процессе до такой степени унижены. Требуется много документов, чтобы доказать, что они вернутся в Турцию, даже для краткосрочных виз, и за визы взимается высокая плата.

И я даже не говорю о праве искать убежища, жить или работать. Принятие легко дается членам террористической группы РПК и других незаконных структур, включенных в список террористических организаций ЕС. Граждане 26 стран-участниц Шенгенской зоны, членом которой Турция безуспешно пыталась стать, могут въезжать в Турцию без визы, а некоторые даже без паспорта. Напротив, туркам приходится прыгать через дипломатические обручи, и чаще всего им все еще отказывают.

Интересно, не являются ли причиной этого беспредела предстоящие выборы в Турции, потому что другого дипломатического, логичного объяснения этой ситуации нет. Посылает ли ЕС сообщение турецким избирателям, что они не могут поехать в Европу до того, как Эрдоган покинет свой пост?

Можно однозначно сказать, что визовая угроза ЕС будет работать только на пользу Эрдогану, потому что турки не понимают шантаж».

Итак, как мы можем видеть, Запад проводит неявные меры против турецкого руководства, которые не становятся ударом для широких масс – они направлены на тех, кто может позволить себе ездить на Запад, включая отдыхающих и бизнесменов. Иными словами, речь идет о давлении на турецкий средний класс, который, к слову сказать, и является основным, самым массовым электоратом в Турции.

62.5MB | MySQL:101 | 0,397sec