Западные эксперты о проблемах с парком истребителей в ВВС АРЕ

Египет, похоже, близок к завершению сделки с Италией на сумму 3 млрд долларов на поставку 24 истребителей Eurofighter Typhoon, своего первого заказа на эту модель самолетов. Эта сделка является последней по времени  в серии приобретений истребителей, которые Каир приобрел у нескольких стран за последние восемь лет. В результате  ВВС АРЕ сегодня имеют разнообразный парк самолетов. После подписания египетско-израильского мирного договора в 1979 году Каир закупил подавляющее большинство своих истребителей у Соединенных Штатов, которые заменили Советский Союз в качестве ведущего поставщика вооружений и военной техники. В этой связи Египет приобрел четвертый по величине парк самолетов F-16 в мире. С 2014 года  президент АРЕ Абдель Фаттах ас-Сиси  стремился диверсифицировать египетские вооруженные силы, включая ВВС, и сделать их менее зависимыми от Вашингтона. В рамках этих усилий Каир стал первым иностранным покупателем французского многоцелевого истребителя Dassault Rafale в 2015 году. Приобретение французских истребителей в дополнение к американским не является ни редким, ни уникальным. Катар, например, покупает современные F-15 у США, Rafale у Франции и Eurofighter  Typhoon у Соединенного Королевства. Но ас-Сиси не удовлетворился только французскими истребителями, чтобы разнообразить преимущественно американский арсенал ВВС. Он пошел еще дальше и инициировал самую значительную закупку Египтом российского вооружения с 1970-х годов, в том числе 46 истребителей МиГ-29М / М2 для ВВС АРЕ. В 2018 году он продвинулся с заказом на более совершенные российские истребители Су-35 в рамках сделки на 2 млрд долларов — несмотря на твердые предупреждения США о том, что это может привести к введению санкций против Каира в соответствии с Законом о противодействии противникам Америки посредством санкций (CAATSA). Конечно, объединить западную и российскую военную авиацию в единые ВВС силы непросто. Один аналитик даже предположил, что российские самолеты  в ВВС АРЕ, вероятно, станут не более чем «военно-воздушными силами внутри военно-воздушных сил» из-за проблем с эксплуатационной совместимостью. «Египет столкнулся со значительными трудностями при интеграции своих самолетов МиГ-29 и Су-35, поставляемых Россией, в свои сети и системы командования и управления, поставляемые в основном Западом», — полагает Джастин Бронк, старший научный сотрудник по военно-воздушным силам и технологиям в группе военных наук Королевского объединенного института служб (RUSI). Между тем, Rafale и F-16 «разработаны в соответствии со стандартами НАТО STANAG (Соглашение о стандартизации), и поэтому их гораздо легче интегрировать и совместить с точки зрения вооружений». Том Купер, известный  военный авиационный эксперт, отметил, что у Египта есть собственное программное обеспечение для идентификации «свой-чужой» (IFF), которое работает для его американских, французских и российских самолетов. ВВС АРЕ также использовали свои МиГ-29 в качестве заправщиков для совместной дозаправки своих  Rafal, поскольку системы дозаправки в полете (IFR) этих двух самолетов совместимы. С другой стороны, российские самолеты несовместимы с типами ракет и бомб, используемых ВВС АРЕ самолетов F-16 и Rafal. И хотя истребители F-16 и Rafal могут использовать многие из тех же видов оружия, Купер отметил, что эти два западных самолета были построены для «совершенно разных целей». «F-16 в основном используются для противовоздушной обороны,  Rafal — как истребители-бомбардировщики / бомбардировщики», — сказал он. Что касается их совместимости, Купер объяснил, что, хотя Rafal «могут оснащаться  ракетами класса «воздух-воздух», которыми вооружен F-16,  пока ничего подобного пока не произошло. Им нет смысла пытаться это сделать, потому что египетские F-16 вооружены только устаревшими ракетами класса «воздух-воздух»».  Себастьян Роблин, военный журналист, написавший сотни статей о военной авиации, назвал ВВС АРЕ «неэффективными и странно сконструированными». Он добавил, что, хотя приобретенные Египтом МиГ-29 являются одними из наиболее эффективных самолетов этого типа, им не хватает радара с активной электронно-сканирующей антенной (AESA), который есть во многих современных западных самолетах. Кроме того, ракеты класса «воздух-воздух» (BVRAAMs), которые они несут, уступают своим американским и европейским аналогам. На протяжении десятилетий США отказывались продавать Египту ракеты AIM-120 BVRAAMs, вынуждая его полагаться на ракеты более низкого качества. США и Израиль также оказывали давление на Францию, чтобы она не продавала свои ракеты Meteor BVRAAMs. Это была одна из причин, по которой Каир выбрал российские истребители. Все может измениться теперь, когда США впервые в начале этого года выразили свою открытость потенциальной продаже Египту F-15. Вашингтон также, похоже, готов предложить Каиру стимулы для прекращения импорта оружия из России в пользу покупки большего количества американской авиатехники. Египет может на этой пойти, по оценке западных аналитиков,  поскольку, по их данным, египетские военные недовольны Су-35, которые производит для него Россия. У этих российских самолетов есть только пассивная система электронного сканирования (PESA), а не радары AESA,  которые намного более совершенны. К тому же  когда ВВС АРЕ, по сообщениям, протестировали радар Су-35 Irbis-E против системы электронного противодействия Rafale, российский радар был легко подавлен. Купер также отметил, что МиГ-29 ВВС АРЕ до сих пор не модернизированы до стандарта МиГ-35 в соответствии с первоначальным контрактом с Москвой. Учитывая эти серьезные недостатки, Каир может приветствовать сделку Вашингтона на поставку F-15, особенно если она будет дополнена поставками ракет AIM-120. «Я бы объяснил тенденцию Египта собирать самолеты отовсюду отражением политической стратегии, которую вы также видите в соседних богатых странах Ближнего Востока, направленной на налаживание отношений с различными влиятельными лицами в ущерб эффективности материально-технического обеспечения», — полагает Роблин. ОАЭ отозвали свою заявку на F-35 в конце 2021 года из-за разногласий с предварительными условиями США. Они не обратились к Москве за альтернативами. Вместо этого он заказал у Франции 80 самолетов Dassault Rafale. Турции, члену НАТО, было запрещено покупать F-35 в 2019 году после того, как она приняла поставку передовых зенитно-ракетных комплексов российского производства С-400. Хотя Египет и инициировал вопрос о закупке  современных российских самолетов Су, он этого так и не сделал. Анкара в настоящее время ведет переговоры с США о покупке 40 новых F-16 и модернизации своего существующего парка. Даже если этот заказ провалится, Анкара с гораздо большей вероятностью закажет европейские самолеты, вероятно, Eurofighter  Typhoon, а не российские истребители. В этой связи от себя заметим, что Каир будет покупать российскую военную технику: покупка ее у американцев и  европейцев этого факта не отменяет. И дело в данном случае не в военном прагматизме, а в политическом. Наличие такого разнообразного парка ВВС АРЕ снижает геополитическую зависимость Египта от доброй воли любой отдельно взятой страны-партнера, но также усложняет его цепочку поставок, увеличивает проблемы управления и оперативной интеграции, чем они были бы в противном случае.  Купер считает, что у этой стратегии нет серьезных преимуществ: «Наоборот: это только усложняет логистику и техническое обслуживание. Единственным преимуществом может быть то, что некоторые возможности Rafale неизвестны Израилю, и израильтянам может быть сложнее противостоять некоторым его вооружениям, в то время как Израилю известно все о египетских F-16. Это все, что имеет значение для египтян».

52.44MB | MySQL:102 | 0,481sec