О целях активизации лоббистской деятельности Саудовской Аравии в США

Бывший сенатор от Миннесоты Норм Коулман является председателем республиканского фонда PAC, который продвигал позитивные сообщения о Саудовской Аравии, в то же время работая лоббистом Эр-Рияда. В документах, представленных в Министерство юстиции, раскрытых The Intercept, подробно описывается контракт на 175 000 долларов в месяц, который юридическая фирма Коулмана, Hogan Lovells, заключила с правительством Саудовской Аравии. Согласно публичным заявкам, Коулман является зарегистрированным лоббистом Саудовской Аравии, и контракт является частью мощной лоббистской операции Эр-Рияда, на которую королевство потратило 21 млн долларов в прошлом году, чтобы получить влияние в Вашингтоне. Бывший сенатор также продолжает занимать влиятельную должность в Республиканской партии, являясь основателем Фонда лидерства Конгресса super PAC. Он также является председателем Американской сети действий (CLF), освобожденной от налогов «группы социального обеспечения», которая является обозначением IRS, позволяющим вести политическую пропаганду и не требующим раскрытия финансирования. Такие группы, как эта, обычно называют группами «темных денег». CLF и AAN имеют тесные финансовые связи, причем последний с 2011 года направил CLF 94 млн долларов  «темных денег», где они используются для рекламы и другой поддержки кампании республиканских кандидатов. Согласно The Intercept, в то время как Коулман лоббировал интересы Саудовской Аравии, AAN распространял благоприятные сообщения о королевстве. Сообщение в блоге 2015 года на веб-сайте AAN показывает, что Коулман продвигает Саудовскую Аравию как образец «умеренного ислама» и врага группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России). Год спустя на веб-сайте связанного с AAN Американского форума действий, где Коулман указан как «советник», появилось сообщение с похвалой экономическим реформам, предложенным наследным принцем КСА Мухаммедом бен Сальманом. Согласно новостному сайту, занимающемуся расследованиями, в рядах республиканцев в Конгрессе CLF помогала им на выборах, а впоследствии их лоббировал непосредственно Коулман от имени Саудовской Аравии. При этом нет  никаких доказательств того, что саудовские деньги напрямую направлялись через AAN и CLF на рекламу в поддержку республиканских кандидатов, но кто в этом сомневается? Анна Массолья, менеджер по редакционным и расследованиям в OpenSecrets, некоммерческой организации, отслеживающей деньги в политике, сказала The Intercept, что «тот факт, что у вас есть иностранный агент Саудовской Аравии, вовлеченный в группы, влияющие на выборы в США, — это всего лишь шаг, отделенный от тех более прямых ролей, которые явно запрещены». Коулман и его юридическая фирма Hogan Lovells недвусмысленно заявляют о своей роли в оказании помощи в обеспечении поддержки Конгрессом интересов Саудовской Аравии, где они выполняют «конкретные пропагандистские задания в отношении правительственных чиновников США, членов Конгресса и их сотрудников … и / или в другой деятельности, представляющей интерес для иностранного принципала», говорится в мартовском сообщении Министерства юстиции.

И в этом Коулман  не одинок. Лоббистская и пиар-фирма BGR Group 25 мая подписала контракт на 2,15 млн долларов, чтобы представлять Всемирную мусульманскую лигу, поддерживаемую правительством Саудовской Аравии, свидетельствуют документы. Согласно заявкам правительства США, представленным BGR, фирма будет способствовать «общению с американскими СМИ, соответствующими должностными лицами и лицами, принимающими решения, неправительственными организациями и другими лицами в США». Сделка вызвала удивление в DC circuit, отчасти потому, что BGR была одной из трех компаний наряду с Harbour Group и Glover Park, которые отказались от Саудовской Аравии в качестве клиента после убийства обозревателя Washington Post  Джамаля Хашогги. «Честно говоря, это меня удивляет. Я бы подумал, что саудовцы не простят и не забудут тех, кто бросил их из-за Хашогги», — полагает Адам Эрели, бывший посол США в Бахрейне, ставший лоббистом, основавший IberoAmerican Consulting.  Отвечая в телефонном интервью MEE на вопрос о контракте, Джеффри Х. Бирнбаум, президент отдела по связям с общественностью BGR, заявил: «Для нас большая честь представлять Всемирную мусульманскую лигу, которую мы рассматриваем как силу добра». Также в мае лоббистская фирма Qorvis подписала новый трехмесячный контракт на сумму 750 000 долларов на предоставление «услуг по связям с общественностью Комиссии по правам человека Королевства Саудовской Аравии (через Университет принцессы Нуры бинт Абдулрахман)». В этой связи отметим, что мы становимся свидетелями новой активности просаудовских лоббистов на Капитолийском холме, что некоторые местные обозреватели связывают именно с тем, что наследный принц КСА Мухаммед бен Сальман ставит именно на республиканцев. Причем в данном случае используется не только лоббисты, но и экономика. Государственный инвестиционный фонд Саудовской Аравии (PIF), который возглавляет наследный принц Мухаммед бен Сальман, купил в июле-августе с. г. на $ 7 млрд акций американских компаний, включая Starbucks, Zoom и Microsoft. В результате этих покупок рыночная стоимость инвестиционного портфеля Суверенного фонда благосостояния на конец второго квартала составила около 40,8 млрд долларов. Этот шаг перекликается со стратегией PIF в начале 2020 года, когда фонд потратил миллиарды на доли в американских компаниях, оценки которых были потрясены пандемией коронавируса. Затем PIF продал многие из этих акций, когда рынки восстановились, что принесло фонду большую прибыль.

Согласно данным Комиссии по ценным бумагам и биржам США, фонд купил 6,3 млн акций Starbucks, 4,7 млн акций Zoom и 1,8 млн акций Microsoft. Другие акции, купленные фондом, включали Alphabet, материнскую компанию Google, Adobe Systems и банк JP Morgan. Созданный в 1971 году королем Саудовской Аравии Фейсалом, PIF является одним из крупнейших суверенных фондов благосостояния в мире и, по оценкам, владеет активами на сумму не менее 620 млрд долларов. В настоящее время фонд придерживается двусторонней стратегии, создавая международный портфель инвестиций, а также инвестируя на местном уровне в проекты, которые помогут снизить зависимость Саудовской Аравии от нефти. В прошлом году судебные документы, поданные в Канаду, подтвердили, что PIF использовался для покупки компании, которая владела двумя частными самолетами, которые перевозили людей, убивших и расчленивших саудовского журналиста Джамаля Хашогги в консульстве КСА в Стамбуле в 2018 г.  Саудовская Аравия потратила миллиарды долларов, часто через PIF, на инвестиции, направленные на укрепление репутации королевства. Прошлогодняя покупка фондом британского футбольного клуба «Ньюкасл Юнайтед» подверглась критике со стороны правозащитников за то, что позволила королевству отвлечь внимание от хорошо документированных нарушений прав человека в Эр-Рияде, включая подавление внутреннего инакомыслия и его ведущую роль в войне в Йемене.

То есть, Эр-Рияд при всех вариантах продолжают играть на американском фондовом рынке и приобретать лоббистов, но вот насколько их надежда на принципиальное улучшение имиджа КСА в Вашингтоне в случае   возвращение республиканцев к власти оправданна?

  1. Мухаммед бен Сальман явно считает демократов «уходящей натурой», и в данном случае его недоверие к Дж.Байдену и его администрации безусловно определяет линию его поведения. Являясь одним из главных адептов бедуинского менталитета в политике наследный принц никогда не простит Байдену и его администрации личной критики после «дела Хашогги». Это факт. Но что дальше? Приход республиканцев к власти, конечно, окончательно похоронит СВПД, но в данном случае есть нюанс: а отвечает ли это глобальным интересам КСА в долгосрочной перспективе? СВПД при всех своих «минусах» — это единственный инструмент, который позволял держать иранскую ядерную программу  под контролем, ее отсутствие развязывает Тегерану руки, а вот ввязываться в новую военную авантюру в Иране  на фоне кризиса на Украине республиканцы не будут. Что же касается веры в Белый дом с точки зрения данных им гарантий и обещаний со стороны республиканской администрации, то «кидок» Д.Трампа «арабской четверки» по теме катарской блокады  никто в Персидском заливе не забыл. Отсюда и дипломатические маневры наследного принца КСА вокруг ШОС, и   его особые отношения с Москвой, и не только по теме согласованной политики по нефтяным ценам, от чего принципиально зависит политическое выживание Мухаммеда бен Сальмана. Снова присутствует личный фактор: российский лидер никогда не нарушал своих обещаний наследному принцу, а это «альфа и омега» все того же бедуинского менталитета. Не удивимся, если основным дипломатическим посредником в дипломатическом разрешении   украинского кризиса рано или поздно будет именно наследный принц КСА, а не президент Турции Р.Т.Эрдоган. И Мухаммед бен Салман этого российскому президенту в этом случае никогда не забудет: превращение из «изгоя» в ключевого посредника дорогого стоит.
  2. Приход республиканцев к власти совсем не означает автоматического превращения  наследного принца в доверенное лицо Вашингтона. В Республиканской партии  очень влиятельны его противники  (он нарушил устоявшиеся схемы бизнеса в королевстве своими кадровыми чистками) и позиция по вопросу Йемена или «дела Хашогги» имеет фактически двухпартийную основу. К тому же у республиканцев сильны негативные настроения по вопросу спонсорства КСА исламистского терроризма. И это будет определять политику Вашингтона, даже несмотря на возможное потепление отношений с Эр-Риядом после возвращения республиканцев к власти. К тому же совсем не факт, что к власти в этом случае придут трамписты, и прежде всего зять Трампа Дж.Кушнер, который, если говорить откровенно и являлся основным лоббистом Мухаммеда бен Сальмана. Через шесть месяцев после ухода из администрации Трампа Джаред Кушнер получил инвестиции в размере 2 млрд долларов от Суверенного фонда благосостояния королевства, возглавляемого наследным принцем Саудовской Аравии, несмотря на возражения советников фонда о потенциальных выгодах сделки. Ранее нераскрытые документы показывают, что группа, которая проверяет инвестиции для Государственного инвестиционного фонда (PIF) в размере 620 млрд долларов, выразила обеспокоенность по поводу предлагаемой сделки с недавно созданной частной инвестиционной компанией Kushner’s Affinity Partners.  Возражения, приведенные группой, включали: «неопытность» руководства фонда; предложенная плата за управление активами, которая казалась «чрезмерной»; и «риски по связям с общественностью», связанные с предыдущей ролью Кушнера в качестве старшего советника его тестя, бывшего президента СШАДональда Трампа, согласно протоколу заседания группы в июне. Несмотря на возражения, полный состав правления PIF, возглавляемый наследным принцем Мухаммедом бен Сальманом, близким союзником и бенефициаром поддержки Кушнера, когда он работал в Белом доме, отклонил возражения группы. Эксперты по этике сообщили NYT, что сделка рассматривается как потенциальная расплата за предыдущую поддержку Кушнером наследного принца или как попытка обеспечить будущую благосклонность, если Трамп снова станет президентом. В октябре студия журналистики Project Brazen сообщила, что Кушнер получит от Саудовской Аравии более 2 млрд долларов для своей частной инвестиционной компании, а источники сообщили журналистам, что Кушнер обсуждал, как ограничить влияние того, что королевство является ключевым инвестором в фирме. Кушнер был главным защитником наследного принца в Белом доме после убийства саудовского журналиста Джамаля Хашогги. Но, повторим, совсем не факт, что именно Трамп вернется через два года в Белый дом.
62.49MB | MySQL:101 | 0,519sec