Турецко-греческие отношения как фактор внутренней политики Турции

Несмотря на то, что 14 марта 2022 г. премьер-министр Греции Кирьякос Мицотакис посетил Турцию, сейчас отношения между соседями носят напряженный характер. 9 июня на военных учениях «Эфес-2022» президент Турции Р.Т.Эрдоган довольно жестко обратился к своему греческому коллеге. Именно после этого вернулась нестабильность между двумя государствами. Учитывая особенность политики турецкого президента, сразу появился тезис о связи этих заявлений с его желанием повысить свою популярность внутри страны. Поэтому настоящей статье будет рассмотрена реакция ведущих турецких политиков на эскалацию ситуации с Афинами.

Для начала необходимо дать объяснение тому, почему эта повестка имеет такой вес с точки зрения внутренней политики. Первая причина является очевидной. Она предполагает перемещение фокуса на вопросы, которые позволят изменить предмет общественных дискуссий. Вторая причина носит более фундаментальный характер и объясняет большой вклад оппозиции в формирование сообщений. Вытекает она из характерного свойства турецкого менталитета. Этот народ отличается своей патриотичностью. Родина для простого человека предстает в качестве очень важной ценности. Это формирует высокую степень критичности к внешней политике и безопасности. Поэтому политики учитывают обостренное чувство национального достоинства. При этом критикуется не только неточные формулировки. Отсутствие реакции на факты, которые в обществе могут оцениваться как существенные, также вызывают недовольство.

Как пример этого давления выступает обратная связь на встречу Р.Т.Эрдогана с верховным лидером ИРИ аятоллой Али Хаменеи в Тегеране. В соцсетях появилась фотография, на которой за высшим руководителем Ирана стоял флаг его государства, а за Эрдоганом турецкого флага не было. Это вызвало гнев у обычных жителей и, они посчитали это в качестве оскорбления. Однако, как потом оказалось, это таков необычный атрибут дипломатического протокола при организации переговоров с Хаменеи. Но на мнение турецких граждан это никак не повлияло.

Еще одним примером, раскрывающим специфику восприятия некоторых событий турками, является случай с наследным принцем КСА Мухаммедом бен Сальманом в Анкаре. По протоколу, проходя мимо военной колонны, иностранный гость должен поприветствовать ее фразой «Здравствуй, солдат» (Selam, asker). Но вместо этого наследный принц использовал фразу «Ассаламу алейкум», которая обладает религиозным значением. Принимая во внимание, что авторитет армии и принципа секуляризма очень высоки в обществе, этот факт также был воспринят негативно.

Поэтому тема турецко-греческих отношений становится частью внутриполитической повестки. В начале сентября накануне 100-летней годовщины освобождения Измира от греческой оккупации Эрдоган заявил следующее: «Мы сделаем все необходимое, когда придет время. Мы же говорим, что можем внезапно прийти однажды ночью». Лидер Народно-республиканской партии (CHP) Кемаль Кылычдароглу отреагировал на слова Эрдогана. Он сказал: «Когда эти острова были оккупированы, никто не пискнул. На повестке дня есть экономика, а он говорит «однажды ночью внезапно приду». Если ты – смелый, если ты – бесстрашный, придешь, брат мой». Председатель Хорошей партий (İYİ) Мераль Акшенер последний раз высказывалась об этом в июне. Тогда она обратилась со словами: «Будучи Турцией, мы до конца правы в нашем вопросе с Грецией. Но беспокоимся, что из-за господина Эрдогана попадем в неправильное положение».

Фактор эскалации турецко-греческих отношений вписывается в тренд усиления  национализма в турецкой политике. Эрдоган, наращивая  давление на Афины, делает это на основе следующих постулатов. Со одной стороны, подтверждаются национальные притязания на эгейские острова. Контроль над ними в нынешней концепции внешней политики является ключом к обеспечению безопасности в Средиземноморье. С другой стороны, Эрдоган такими действиями с помощью бескомпромиссности и четких формулировок подчеркивает свой статус лидера. Эти элементы помогали мобилизовать консерваторов и националистов.

Однако потенциально эта сторона проблемы по всей видимости становится фактором укрепления оппозиции. В первую очередь это касается СНР, которая чаще апеллирует к этой повестке. Национализм Хорошей партии ей скорее мешает выражать свою позицию, а публичная поддержка видения Эрдогана вероятно негативно воспринимается ее электоратом. Основной их тезис связан с тремя моментами.

Во-первых, выстраивается политика поляризации. Президент продолжает со всеми ссориться.

Во-вторых, он ведет непоследовательный курс. Сначала называет страну врагом, а потом через несколько лет идет на сближение. Это влияет на стабильность экономики и на ее потенциал, сокращая количество партнеров. Также этот тезис интерпретируется как урон репутации Турции на международной арене из-за выбора «неправильных» друзей.

В-третьих, политическая элита Турции вместо решения реальных проблем обращается к вопросам, которые углубляют незавидное положение. В данном случае, оппозиция утверждает о манипуляции общественным мнением.

 

На основании вышеизложенного можно сделать выводы:

  1. Турецкое общество восприимчиво к внешнеполитическим изменениям.
  2. Оно критично относится к проявлению неуважения к Турции на международной арене.
  3. Тема турецко-греческих отношений вписана во внутреннюю повестку и она используется, в основном, AKP и CHP.
  4. Она имеет потенциал для обеспечения роста Партии справедливости и развития за счет популярности национализма и образа сильного лидера Эрдогана.
  5. Но постоянные эскалации усиливают оппонентов Эрдогана. Кемалисты демонстрируют на примере отношений с Афинами неэффективность и нестабильность всего внешнеполитического курса.

 

Источники

  1. https://www.bbc.com/turkce/articles/cxx9pyrn50ko
  2. https://www.haberler.com/politika/kilicdaroglu-ndan-erdogan-in-bir-gece-ansizin-15271865-haberi/
  3. https://www.cnnturk.com/turkiye/aksener-yunanistan-ile-davamizda-sonuna-kadar-hakliyiz
62.18MB | MySQL:101 | 0,480sec