Об актуальной повестке дня в Турции: закон о платках

При основании Мустафой Кемалем Ататюрком Турецкой Республики был сформирован культурный конфликт между светским и религиозным населением. Периодически он обострялся и вызывал напряжение внутри страны. Традиционно считалось, что религия дискриминируется государством и армией. Исламистские партии закрывались. За упоминание ислама и его символов во время публичных выступлений назначались тюремные наказания. Не разрешалось ношение платков на улице, в университетах, больницах, парламенте. Последний момент представлялся в качестве символа притеснения так называемых «черных турок».

После повышения популярности Реджепа Тайипа Эрдогана началось постоянное выражение позиции консерваторов по этому вопросу. После победы Партии справедливости и развития (AKP) на парламентских выборах 2002 г. положение религиозного населения начало улучшаться. Многие запреты 1990-х годов были отменены. Нынешний президент ввел дискурс об угнетении мусульман до прихода к власти AKP, об их «внутренней несвободе». По сути, при ней началась интеграция исламской идентичности в официальную культуру республиканской Турции.

Долгое время проблема покрытия головы женщиной традиционными платками считалась закрытой и решенной. Однако главная оппозиционная Народно-республиканская партия (CHP)     5 октября внесла законопроект о недопущении какого-либо принуждения по отношению к внешнему виду женщин, кроме ношения одежды, предусмотренной особенностью их профессиональной деятельности.         По нему предлагается запретить принудительный дресс-код к одежде, которая не является служебной.

Данный законопроект может показаться бессмысленным. Он обращается к неактуальной теме. Но, в целом, такая инициатива вписывается в «дискурс о прощении», культивируемый  социал-демократами. Он связан с готовностью СНР попросить прощения за ошибки прошлого и сделать из них выводы. Этот ход показывает, что партия пытается работать с критично относящимся к кемалистам электоратом. Она дает сигнал, что понимает необходимость закрепления позитивных результатов работы правительства. Также после небольшого кризиса в стане оппозиции существовала потребность в каком-то положительном импульсе. Кроме того, сам Кылычдароглу резюмировал смысл такого шага. Он отметил: «Теперь никто не сможет сказать, что платки будут запрещены, если CHP придет к власти».[i] Такое видение вытекает из особенности риторики Эрдогана, которая выражена склонностью к демонизации соперников. Таким образом, руководство пытается превентивно лишить Партии справедливости и развития возможности выстроить дискурс об опасности для некоторых категорий избирателей прихода к власти кемалистов.

Эта инициатива широко обсуждалась в информационном поле. Лидер CHP Кемаль Кылычдароглу проанонсировал ее так: «Мы должны оставить проблему платков в прошлом. Мы защитим это право законом».[ii] Здесь делается акцент на том, что об этом думать не нужно. Председатель сигнализирует обществу, что свобода их ношения берется под гарантию. Поэтому об изменении статуса кво говорить нет никакого смысла. Во время предвыборной кампании это действие может быть полезным и может дополнить экономическую повестку социальной. Косвенно речь идет о том, что надо обсуждать новости, которые действительно влияют на благосостояние граждан. СНР пресекает формирование нарратива угроз со стороны AKP, который может вызвать сомнения в искренности планов и предложений кемалистов. Примерно об этом же сказал лидер Партии будущего (GELECEK) Ахмет Давутоглу: «Запрет на ношение платков должен быть похоронен в истории».[iii]

Напротив, Эрдоган раскритиковал законопроект: «В нашей стране такой проблемы нет. Будьте честными. Не выходите перед народом, проводя политику эксплуатации».[iv] Также он отметил: «Мои дочери оказались жертвами на ношение платка. Я из-за этого страдал вместе с ними».[v] Причина такой реакции относится к тому факту, что подобные идеи являются визитной карточкой АКР. Нынешнее руководство обеспечило монополию на культурную повестку, касающуюся положения религиозного и консервативного населения. Поэтому делаются попытки по формированию альтернативного его восприятия. Даже на примере несрочного вопроса прорисовываются контуры политической стратегии Эрдогана. Логика блоковой политики, когда две группы партий никак не пересекаются и не могут прийти к компромиссу, продолжает влиять на формирование баланса сил. Более того, подобные мысли показывают возращение к внутриполитическим новостям. Летом основной посыл его высказываний был направлен на отношения с Грецией, карабахский конфликт и ситуацию на Украине. Такая тема позволяет совершить переход к инфоповодам, связанным исключительно с Турцией. В дальнейшем интенсивность использования похожих предметов обсуждения будет только расти.

Таким образом, на основании вышеизложенного можно сделать следующие выводы.

  • Кемалисты предпринимают попытки вести коммуникацию со всеми группами электората, поэтому находятся в поиске подходящих для религиозных консерваторов предложений.
  • Народно-республиканская партия прилагает усилия по нейтрализации негативного языка правящей партии, нацеленного на выражение угроз стилю жизни консерваторов.
  • Все усилия команды Кылычдароглу ставят своей целью сохранение актуальности экономической повестки, так как переход к другим коммуникационным сюжетам может негативно отразиться на шансах победы оппозиции на выборах.

[i] https://www.indyturk.com/node/561001/siyaset/kılıçdaroğlu-artık-chp-gelirse-başınızı-açmanız-için-sizi-zorlayacak

[ii] https://serbestiyet.com/haberler/davutoglu-ve-karamollaoglundan-kilicdaroglunun-basortusu-aciklamasina-destek-105933/

[iii] https://www.ankaramasasi.com/haber/1820348/ahmet-davutoglu-basortu-yasagini-tarihin-raflarina-geri-gondermenin-vaktidir

[iv] https://www.bbc.com/turkce/articles/c145gdx5kdzo

[v] https://www.aa.com.tr/tr/politika/cumhurbaskani-erdogan-gelin-basortusu-konusunda-cozumu-yasa-degil-anayasa-duzeyinde-saglayalim/2702955

62.36MB | MySQL:101 | 0,474sec