О причинах торможения процесса подписания соглашения о морской границе между Израилем и Ливаном

Министр обороны Израиля Бени Ганц дал указание военным структурам страны готовиться к росту напряженности на границе с Ливаном, включая как оборонительные, так и наступательные сценарии. Об этом сообщила 6 октября пресс-служба израильского оборонного ведомства.
«Министр обороны Бени Ганц провел сегодня совещание по оценке ситуации совместно с начальником Генштаба Армии обороны Израиля, генеральным директором Министерства обороны и главой оперативного управления. В свете развития событий вокруг переговоров о морской границе с Ливаном министр Ганц в ходе встречи дал указания оборонным структурам готовиться к любому сценарию, при котором произойдет рост напряженности на северном направлении, включая оборонительную и наступательную готовность», — говорится в сообщении.
Ранее 5 октября Ганц, выступая на церемонии, посвященной 49-летней годовщине Войны Судного дня (Арабо-израильская война 1973 года), подчеркнул, что еврейское государство готово к любому развитию событий вокруг ливанской морской границы. «Мы готовы защищать нашу инфраструктуру. Нам бы не хотелось вступать в бой, но мы готовы к нему», — сказал министр, чьи слова приводит радио «Кан». Рискнем предположить, что этот приказ  как раз и надо расценивать как реакцию на случай попыток атак со стороны именно «Хизбаллы» в случае заключения какой-то  редакции сделки, которая ее не устраивает. Отсюда делаем закономерный вывод о том, что ливанцы отказываются от заключения сделки, от которой на прошлой неделе говорили как уже о почти свершившемся факте. И главная    причина  в данном случае – сильная оппозиция предложенной американцами редакции сделки как в Ливане, так и в Израиле. И главная интрига сейчас – смогут ли США склонить обе стороны к компромиссу. Причем в большей степени это касается Бейрута.
Ливан и Израиль оспаривают друг у друга участок шельфа в 856 кв. км, каждая сторона считает его частью своей исключительной экономической зоны в Восточном Средиземноморье. Морская граница между двумя соседями, которые формально находятся в состоянии войны с 1948 года, до сих пор не была установлена.
Переговоры по урегулированию спора вокруг морской границы ведутся при посредничестве США. Американский посредник Амос Хохштейн на минувшей неделе передал проект соглашения израильской и ливанской сторонам. Власти обеих стран заявили тогда, что «в целом» удовлетворены предложенным проектом, но должны продолжить консультации, прежде чем дадут окончательный ответ.
Ранее 5 октября премьер-министр Израиля Яир Лапид отверг предложенные Ливаном поправки к проекту соглашения о морской границе между двумя странами. По данным газеты «Джерузалем пост», такое решение премьер принял после того, как ему доложили о «новых существенных изменениях, которые Ливан хочет внести в соглашение».  Лапид дал ясно понять, что Израиль не станет каким-либо образом подвергать опасности свои экономические интересы и безопасность, «даже если это означает, что соглашение в ближайшее время подписано не будет», отмечает газета.
Израильский чиновник высокого ранга, поясняя это решение премьера, подчеркнул, что любые дальнейшие переговоры с Ливаном будут прекращены, если шиитская организация «Хизбалла» будет выступать с угрозами в адрес израильского газового месторождения «Кариш», расположенного возле спорного района границы в Средиземном море, сообщает «Джерузалем пост».

В этой связи отметим, что общий оптимистический настрой в экспертной среде   в минувшие выходные по поводу того, что Израиль и Ливан постепенно приближаются к согласию по проекту соглашения о демаркации морской границы над спорными газовыми месторождениями в Средиземном море при посредничестве США, ослаб после внутренней критики в обеих странах. Также сообщалось, что правительство Ливана не согласится провести официальную церемонию подписания какой-либо сделки, и если соглашение будет достигнуто, оно будет передано представителю ООН в присутствии американского посредника Амоса Хохштейна в комнате без израильского представителя, и после того, как израильская сторона его подпишет, немедленно вступит в силу. Но это чисто политические уловки, которые реально на сам факт подписания не влияют. Уже наметились контуры того, как может выглядеть окончательная сделка. Предложение США будет основано на границе раздела  «Линия 23», которая расположена к северу от максимальной версии, выдвинутой Ливаном несколько лет назад. Газовое месторождение «Кариш» расположено к юго-западу от линии, что означает, что оно останется под полным контролем Израиля. Северо-восточное месторождение «Кана» перейдет Ливану, а Израиль откажется от своих претензий. В свою очередь, Израиль работает над формулой с французской энергетической компанией Total, чтобы получить часть любого будущего дохода, который генерирует перспективное месторождение «Кана». То, как выглядит эта окончательная цифра для части доходов, может привести к заключению или разрыву сделки по обе стороны границы. «Не будет общих доходов для «Каны» между Ливаном и Израилем, но что-то согласованное и обсуждаемое между Израилем и Total отдельно из прибыли компании», — уверен Марк Айюб, эксперт по энергетике из Института Иссама Фареса при Американском университете Бейрута. И вот эта формула, вероятно, станет важной «красной линией» для Ливана, который хочет избежать восприятия нормализации отношений с Израилем. Если еще проще, то американцы и израильтяне протаскивают закамуфлированный первоначальный проект сделки о разделе прибыли с «Кана», который Бейрут не устраивает. Отсюда и нынешняя игра на нервах.

Между тем, бывший премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, вовлеченный в напряженную предвыборную кампанию, на выборах которые состоятся 1 ноября, обвинил нынешнего премьер-министра Яира Лапида в передаче природных ресурсов страны Ливану и «Хизбалле». В серии твитов 3 октября, направленных на то, чтобы выставить Лапида слабым в вопросах национальной безопасности, партия Ликуда Нетаньяху написала, что премьер-министр «передает огромные запасы израильского газа «Хизбалле», на что Нетаньяху никогда не соглашался». Для ливанских политиков заключение сделки при сохранении своих «красных линий» было более сложным балансирующим актом, учитывая, что экономическое и политическое состояние страны означало потенциальное ослабление позиции за столом переговоров. «Ливанские политики настаивали на этой сделке, чтобы избежать последствий экономического кризиса и попытаться получить немного денег, основываясь на потенциальных перспективах газа. Для экспертов и большинства общественности то, что Ливан подпишет, уже ниже наших прав, потому что право Ливана в соответствии с морскими законами — это граница по «Линии 29»». Это месторождение «Кариш», которое Израиль отказался обсуждать в рамках переговоров.  Однако, по мнению некоторых экспертов, в случае подписания морская сделка может стать важной вехой в отношениях между Израилем и Ливаном. Особенно в том, что помогает снизить напряженность и позволяет обеим сторонам, в частности, нуждающемуся в деньгах Ливану, извлечь выгоду из потенциальных газовых открытий. Текущий проект соглашения, объемом всего 10 страниц, разрабатывался годами, но был приостановлен в 2020 году из-за требований Ливана в отношении ранее бесспорной части израильских вод. Но риторика Нетаньяху может сорвать сделку с израильской стороны. «Нетаньяху в своей совершенно безответственной манере говорил об отмене соглашения после выборов, если он победит. Любая попытка администрации Нетаньяху сорвать сделку, если он вернется к власти, будет иметь серьезные последствия, Гарантом этого соглашения являются Соединенные Штаты, что означает прямую конфронтацию не только с Ливаном, но и с Соединенными Штатами, и ради чего?», – заявил  профессор Йоси Мекельберг, который преподает международные отношения в Университете Роухэмптона и является младшим научным сотрудником программы MENA в Chatham House, Американские эксперты почему-то уверены, что, похоже, что «Хизбалла»  перестала выступать против любой редакции сделки, она описала недавние события вокруг предложения США как «очень важный шаг». В прошлую  субботу спикер ливанского парламента Набих Берри, могущественный союзник «Хизбаллы», также счел ее «позитивной», что привело к заметному изменению тона для «Хизбаллы», которая сорвала соглашение в 2020 году.  Эти эксперты также полагают, что «люди с обеих сторон должны двигаться дальше и игнорировать агитаторов, таких как Нетаньяху и Хасан Насралла, лидер «Хизбаллы», которые часто пытались продвигать «свои узкие интересы, а не интересы своих стран». Лапид пошел на риск, продвигая эту сделку во время жесткой предвыборной гонки. Кроме того, министр обороны Израиля Бени Ганц призвал Нетаньяху воздержаться от комментариев, которые «ставят под угрозу сделку». Но пока безрезультатно.  «Нет ничего, что заслуживало бы того, чтобы не подписывать соглашение, не изменять его или не предпринимать [шаг] по СВПД Трампа», — полагает Мекельберг, имея в виду отказ Дональда Трампа от международного ядерного соглашения с Ираном в 2018 году. Это  совсем не так. Американские эксперты не учитывают того факта, что в Израиле большая часть дискуссий по поводу морской сделки с Ливаном была оформлена как отказ страны от территории. Элай Реттиг, преподающий энергетическую политику и национальную безопасность в израильском Университете Бар Илан, сказал, что такие взгляды в первую очередь проистекают из отсутствия понимания в Израиле и Ливане разницы между экономическими и территориальными водами: «Для многих это «территория», и ни одна сторона не хочет отдавать территорию другой». В то время как территориальные воды предоставляют суверенитет над водами, прилегающими к государству, исключительная экономическая зона (ИЭЗ), которая обсуждается между Израилем и Ливаном, дает суверенное право на права прибрежного государства под поверхностью моря. На карту между двумя сторонами поставлены 860 кв.х км воды и перекрывающиеся претензии на газовое месторождение «Кана», около трети которого пересекает территорию, которую Израиль считает своей ИЭЗ. «[Люди] также не видят общей картины, что чем больше в регионе ведется разведка газа, тем больше выигрывают все, поэтому всем нужно вести себя хорошо и достигать компромиссов. Для многих это либо «наш газ», либо «их газ», и это игра с нулевой суммой. Для правительства Лапида существует риск, в частности, что все, что касается территории или суверенитета, приводит к высоким эмоциям в израильском общественном дискурсе. Земля очень важна, и она находится в центре израильско-арабского конфликта». При этом, несмотря на политическое бахвальство Нетаньяху, которое многие израильские эксперты рассматривают как отчаянную попытку вцепиться в кресло премьер-министра, они не верят, что он откажется от сделки в случае победы, поскольку это стало бы прецедентом для Израиля, потому что каждое правительство стремится уважать международные соглашения, подписанные предыдущим правительством.

Есть и другие геополитические соображения. Учитывая, что Ливан находится в состоянии экономического краха, перспектива заключения сделки потенциально может помочь стране стать экспортером природного газа и улучшить экономику страны. Израиль, возможно, и не хочет видеть сильный Ливан, но он также не хочет видеть страну балансирующей на грани полного краха, что может создать обстановку беззакония, потенциальные потоки беженцев и подорвать дальнейшие международные инвестиции в бассейне Восточного Средиземноморья. Также важно отметить, что обсуждение газового месторождения «Кана» пока носит спекулятивный характер. Никто не знает, сколько газа можно извлечь из этого района, если таковой имеется. Однако его близость к газовому месторождению «Кариш» в заявленной Израилем ИЭЗ, которое, как ожидается, будет введено в эксплуатацию в 2023 году, вселила надежду на то, что «Кана» может предложить аналогичные результаты. Израильский экспорт газа уже подключен к ряду трубопроводов с Иорданией и Египтом, и в будущем может также включать Ливан. Израильский газ, хотя сам по себе не меняет правила игры, поможет ЕС справиться с надвигающимся энергетическим кризисом после российско-украинской войны. «Странам придется найти какую-то конфигурацию, чтобы объединить свои ресурсы и экспортировать свой газ вместе. Каждая страна в отдельности не оправдывает строительство совершенно новой инфраструктуры [трубопровода в Европу или нового завода по производству СПГ], но вместе у них больше потенциала», — полагает Реттиг. Орна Мизрахи, старший научный сотрудник Института исследований национальной безопасности (INSS) в Израиле, после долгой карьеры в сфере безопасности страны, называет сделку «беспроигрышной» для региона, который так привык к сделкам с нулевой суммой. Лицензионные платежи, которые можно было бы разделить с газового месторождения «Кана», создали бы экономическую пуповину с Израилем и  даже углубили бы политические связи с Ливаном. «Если сделки не будет, никто ничего не получит. Теперь, если мы заключим сделку, это гарантирует, что наши опасения по поводу безопасности будут удовлетворены. Если «Хизбалла» нанесет ущерб израильской стороне, это также нанесет ущерб ливанской стороне», — полагает Мизрахи.  Некоторые в Израиле рассматривают газовую сделку как перспективную возможность вовлечения «Хизбаллы» в экономическое соглашение, что также уменьшит ее возможности для маневра на политическом фронте. Со своей стороны, смягчение позиции «Хизбаллы» в отношении соглашения отражает новые реалии, с которыми она сталкивается: разрушенная экономика; разрушающиеся государственные и частные институты; и последствия 10-летней войны в Сирии, которые оставили след в этой организации. «Хотя ливанцы говорят, что это ерунда, и они не разговаривают с Израилем, вы не можете игнорировать реальность, что существует своего рода соглашение между двумя странами, у которых были враждебные отношения с момента их создания. Я думаю, что это большое изменение. Некоторые люди могут не согласиться, но это окно возможностей, и, возможно, мы сможем вывести его на другой уровень. Так что со стратегической точки зрения это не следует недооценивать». В этой связи рискнем заметить, что пока рано говорить о «смягчении» позиции «Хизбаллы». И приведение ЦАХАЛа в боевую готовность лишнее тому подтверждение. И вопрос здесь не в экономической целесообразности, которая сейчас явно уступает во всем мире  политическим интересам. Вопрос здесь в позиции по этому вопросу Тегерана, который собственно и является главным спонсором «Хизбаллы» и соответственно диктует ей линию поведения и по этому вопросу.  И в основе этих рекомендаций – безусловно максимальное затруднение любых попыток Вашингтона добиваться каких-то сделок в регионе. Это произошло в Йемене, сейчас также тормозиться процесс в Ливане. И причина в данном случае одна —  это тупик в подписании новой редакции СВПД.

62.25MB | MySQL:101 | 0,729sec