О ходе реализации проектов EastMed и EuroAsia Interconnector в Восточном Средиземноморье

В конце минувшей недели Никосия превратилась в своего рода энергетическую столицу региона, приняв у себя сразу два знаковых мероприятия. Первое из них – церемония инаугурации проекта по прокладке подводного электрического кабеля EuroAsia Interconnector, призванного соединить национальные сети Израиля, Греции и Кипра с Европой, а второе – очередное заседание Газового форума государств Восточного Средиземноморья. Обе инициативы имеют прямое отношение к попыткам ЕС диверсифицировать поставки энергоресурсов, заместив тем самым импорт из России, поддерживая консолидацию треугольника Израиль-Греция-Кипр с потенциалом привлечения к сотрудничеству других региональных игроков, прежде всего Египта, а также способствуя решению собственных энергетических проблем Иерусалима, Афин и Никосии. Вместе с тем, как показали итоги состоявшихся встреч, отношение к ним, в том числе со стороны Евросоюза, выгладит неоднозначным, что в будущем рискует осложнить энергетическое сотрудничество в Средиземноморье в целом.

EuroAsia Interconnector – амбициозный проект, предполагающий прокладку на глубине до 3 тыс. метров подводной линии электропередач длиной более 1,5 км и мощностью порядка 2 тыс. мегаватт. Стоимость его реализации оценивается в 2,5 млрд евро, из которых 650 млн составит финансирование из бюджета ЕС. Организованная в минувшую пятницу церемония инаугурации свидетельствует о переходе инициативы в практическую фазу. На первом этапе должно произойти соединение Кипра с Критом, от которого уже проложен кабель в материковую Грецию, что позволит преодолеть фактическую энергетическую изоляцию островного государства, не подключенного к европейским мощностям. Также в планах соединение Израиля и Кипра. Данный фрагмент сети должен дать Иерусалиму возможность таким образом использовать свой газовый потенциал для поставки энергии европейским потребителям. В случае необходимости предусмотрена возможность эксплуатации сети в реверсивном режиме, что важно для страны, если принять во внимание ее геополитическое положение. К 2025 г. ожидается завершение первого этапа, а к 2027 г. – всего соединения. В результате, ввод сети в эксплуатацию может быть намечен на первую половину 2028 г.

По словам президента Кипра Н.Анастасиадиса, EuroAsia Interconnector «является исторической вехой … для всей Европы, поскольку соединит Старый свет с Ближним Востоком». Также глава государства подчеркнул, что инициатива представляет особый интерес для ЕС, что доказывают объемы ее финансирования. В свою очередь, генеральный директор проекта Н.Кторидес подчеркнул, что «строительство Евроазиатского интерконнектора будет способствовать достижению энергетических целей ЕС и реализации европейского зеленого соглашения, гарантируя при этом безопасность энергоснабжения вовлеченных стран и системы ЕС в целом». Наконец, подтвердила позицию Брюсселя по EuroAsia Interconnector комиссар Евросоюза по энергетике К.Симсон, по словам которой, «из-за энергетического кризиса, который мы (авт. Европа) переживаем, важность этого проекта выше, чем когда-либо».

А вот состоявшийся параллельно саммит Газового форума государств Восточного Средиземноморья столь же позитивных результатов не принес, как минимум для перспектив развития трубопроводной инфраструктуры. Темами встречи, согласно кипрским источникам, были избраны энергетический переход и декарбонизация, а также роль региона в энергетической безопасности Евросоюза в контексте актуальных геополитических событий. В настоящий момент, как сообщил Н.Анастасиадис, под патронажем Брюсселя проводится исследование энергетического потенциала региона с целью выявления оптимальных маршрутов и способов поставки ресурсов в ЕС. Как отметил кипрский президент, «это может быть достигнуто за счет передачи природного газа из Восточного Средиземноморья либо в виде СПГ, либо по трубопроводам, … либо в виде возобновляемых источников энергии, экспортируемых в Европу через электрические соединения».

Следует обратить внимание на то, что несмотря на презентацию возможностей EuroAsia Interconnector, которая фактически была сделана и на заседании Форума, Н.Анастасиадис сфокусировался на важности развивать все возможные опции. По его словам, «принимая во внимание обширные перспективы, возможности и проблемы, связанные с ресурсами, становится ясно, что весь энергетический потенциал Восточного Средиземноморья может быть раскрыт только в том случае, если поставщики, покупатели и страны-транзитеры в регионе будут сотрудничать для реализации многочисленных инфраструктурных проектов». При этом, как кажется, отдельно глава островного государства стремился призвать не отказываться от трубопроводной сети, для чего он высказал возможность ее применения в «среднесрочной и долгосрочной перспективе» для «зеленого» водорода.

Немаловажно и то, что Н.Анастасиадис говорил не только о сотрудничестве с Египтом или Израилем, но и допустил возможность подключения к нему Ливана. Тем самым он попытался продемонстрировать, что энергетические сети, формируемые с участием Кипра, способны приносить пользу и с политико-дипломатической точки зрения. Это также должно повысить значимость государства для ЕС. Не исключено, что за этим скрывается и попытка добиться решения кипрского конфликта с Турцией. Ранее неоднократно подчеркивалось на экспертном уровне, что как минимум одна из двух «проблемных» стран – Ливан или Турция – все же должны быть интегрированы в Газовый форум. Никосия упоминанием Бейрута в некоторой степени работает над изоляцией Анкары.

Призыв развивать не только СПГ и электрическое соединение касается, разумеется, проекта подводного газопровода EastMed. Впрочем, перспективы его воплощения на практике выглядят по-прежнему туманными. Так, присутствовавший на Форуме в Никосии экс-заместитель государственного секретаря США М.Брайз считает, что завершение этой инициативы не представляется возможным в силу позиции Анкары по статусу Северного Кипра, продвигающей опцию «двух государств». Кроме того, эксперт ссылается на давний аргумент в виде высоких затрат на возведение инфраструктуры. С одной стороны, можно было посчитать (хотя бы частично) слова М.Брайза тенденциозными, т.к. в настоящий момент он работает в Турции. С другой стороны, негативное воздействие турецкого фактора на сотрудничество Кипра и ЕС отмечает сам Н.Анастасиадис, ссылающийся на «двойные стандарты» в отношении Брюсселя к Анкаре. В результате высокая вероятность эскалации действительно рискует отпугнуть частных инвесторов.

Примечательно, что финансовая составляющая энергетического сотрудничества с ЕС беспокоит и Египет. В частности, выступивший на Форуме в Никосии министр нефти АРЕ Т.аль-Мулла подчеркнул, что Европейский инвестиционный банк и Европейский банк реконструкции и развития отказываются от вложений в нефтегазовую отрасль, ссылаясь на климатическую стратегию. Поэтому, по его словам, возникает патовая ситуация, суть которой состоит в том, что невозможно ускорять проекты без средств. Вместо этого египетский представитель предлагает делать все «параллельно», а именно давать нефтегазовому сектору возможность опираться не на коммерческие, а «льготные фонды с легким доступом и более мягкими условиями», одновременно с «важными усилиями» в области «зеленого водорода» или возобновляемой энергетики.

В целом можно говорить о том, что ЕС заинтересован развивать в Восточном Средиземноморье две энергетические опции – СПГ и прокладку подводных электрокабелей, в то время как трубопроводное соединение все заметнее теряет для Брюсселя важность. Частично подобный курс может быть оправдан как климатическими стандартами, так и тем, что указанные инициативы не нарушают существующих форм межгосударственного взаимодействия, таких как Газовый форум или треугольник Израиль-Греция-Кипр. Вместе с тем нельзя не отметить, что подход Евросоюза к инвестированию с учетом экологической стратегии вызывает опасения в том числе у игроков, напрямую не зависящих от EastMed, а в некоторой степени конкурирующих с ним, поскольку отказ от этого проекта в долгосрочной перспективе может стать прецедентом и на других направлениях, таких как СПГ.

Примечательно и то, что больше всего обеспокоена ситуацией вокруг сокращающегося количества направлений поставок энергоресурсов в Европу Никосия. Продиктовано это может быть тем, что, с одной стороны, отказ от EastMed потенциально сигнализирует о сдержанности Брюсселя в отношении Турции и перспектив урегулирования кипрского конфликта. С другой стороны, в феврале 2023 г. Кипру предстоят президентские выборы, в контексте которых государство стремится обеспечить преемственность в энергетической политике. В Израиле, населению которого предстоит отправиться на избирательные участки уже в начале следующего месяца, акцент на энергетическом сотрудничестве с Европой менее заметен в электоральной борьбе. Если этот аспект и обнаруживается, что связан прежде всего с ливанским треком, где смягчение напряженности укрепляет имидж государства как надежного поставщика, а вот тем, как именно «голубое топливо» будет экспортироваться европейским потребителям, политики на текущем этапе озабочены существенно меньше.

52.29MB | MySQL:103 | 0,408sec