Проект добычи природного газа у берегов сектора Газа и его возможное влияние на динамику палестино-израильского конфликта

Региональные издания со ссылкой на источники в Палестинской национальной администрации (ПНА) сообщили о прогрессе в финализации соглашения о добыче «голубого топлива» у берегов сектора Газа. В частности, как утверждают турецкие СМИ, до конца текущего года может быть подписано техническое соглашение между египетской холдинговой компанией EGAS и Палестинским инвестиционным фондом. Данный документ позволит определить такие детали, как распределение долей между сторонами сделки и способ реализации добытого ресурса. При этом уже со ссылкой на представителей египетской разведки, ранее неоднократно выступавших в качестве посредников в палестино-израильских делах, в прессе было указано, что именно благодаря вмешательству АРЕ был достигнут компромисс с правительством Израиля, которое дало свое согласие на разработку шельфового месторождения с условием обеспечения безопасности.

Разведка газа в указанном районе началась еще в 1999 г. компанией British Gas. По итогам ее работы в 2000 г. было обнаружено два месторождения Marine 1 и Marine 2. Первое расположено в 36 км к северу от сектора, а второе на морской границе с Израилем. По имеющимся оценкам, запасы «голубого топлива» в этом районе могут достигать 30 млрд куб. м, а стоимость проекта, в свою очередь, оценивается в 1,1 млрд долларов. В последний по времени раз палестинская сторона предпринимала попытку передать реализацию инициативы в руки Shell в 2016 г., однако два года спустя энергетическая компания отказалась от проекта, что связывают с динамикой ближневосточного конфликта, который создает повышенные риски для инвестирования.

Согласно текущим договоренностям, информация о которых публикуется в открытых источниках, работать над добычей газа у берегов сектора будут уже упомянутый Палестинский инвестиционный фонд, группа компаний Consolidated Constractors Company, владеющая лицензией на разработку, а также EGAS. При этом доля первых двух составит по 27,5 %, а египетского оператора – 45 %. Эксплуатация Gaza Marine должна начаться в течение 30 месяцев. При этом, согласно некоторым данным, такая отсрочка связана не только с техническими деталями, но и условиями израильской стороны, которая попросила отложить процесс по соображениям безопасности до 2024 г.

В дальнейшем, как указывают СМИ со ссылкой на неназванные источники в ООП, часть «голубого топлива» будет отправляться в Египет, откуда оно может в том числе экспортироваться в Европу. Более того, как стремятся подчеркнуть сами палестинцы, Брюссель оказал определенное воздействие на Иерусалим с тем, чтобы он не блокировал добычу. Тем самым в Рамалле, судя по всему, стремятся подчеркнуть свою важность для ЕС с точки зрения поиска решений энергетических проблем. Помимо этого ожидается, что часть «голубого топлива» будет отправляться на электростанции в секторе Газа для улучшения там энергоснабжения. Нечасто, но все же можно обнаружить в прессе еще один потенциальный маршрут через Кипр и Грецию при участии Израиля, но его в ПНА не подтверждают.

Более того, в ПНА стремятся сделать акцент на том, что не ведут никаких переговоров с израильской стороной, подчеркивая ее «оккупирующий» статус, по сути, мешающий добыче. В контакты с Иерусалимом вступают, в соответствии с версией Рамаллы, исключительно египетские представители, которым необходимо получение разрешений для ввоза и ввода в эксплуатацию оборудования. Таким образом, в ПНА, судя по всему, пытаются продемонстрировать, что не идут ни на какие компромиссы с противником, поскольку подозрения в обратном рискуют спровоцировать критику ХАМАСа.

В том, что касается группировки, представляющей собой фактические власти сектора Газа, в различных источниках утверждается, что и ее одобрение было получено египтянами. А вот о переговорах ПНА и ХАМАСа пока сведения отсутствуют, хотя эксперты, в том числе израильские, призывают их провести для решения вопросов распределения доходов от экспорта энергоресурса. По оценкам экспертов, ежегодно от продажи «голубого топлива» палестинцы могут получать порядка 7-8 млрд долларов. Однако какая именно часть этой суммы будет отправляться на нужды сектора Газа пока не сообщается.

Таким образом, позиция ХАМАСа становится ключевым фактором, осложняющим многостороннее сотрудничество по проекту и увеличивающим риски для инвестирования. Кроме того, возникает серьезная опасность эскалации конфликта с Израилем, в котором группировка, контролирующая сектор Газа, может использовать опыт ливанской «Хизбаллы». Так, еще в сентябре ХАМАС организовал акцию в поддержку права палестинцев получать доход от экспорта газа, а также призывающую к прекращению оккупации сектора Газа. Враждебность ХАМАС в перспективе, как полагает израильский эксперт Й.Бен-Менахем, способна напрямую угрожать израильским месторождениям. Более того, израильские источники сообщают о переговорах между генеральным секретарем «Хизбаллы» Х.Насраллой и высокопоставленными представителями палестинского «Исламского джихада», на которых они предположительно могли обсудить такие вопросы, как итоги израильской операции «Рассвет», ход консультаций по ливано-израильскому соглашению о морской границе, а также возможную координацию своих усилий в будущем, в том числе, если ливанская группировка решит вступить в конфликт с Израилем из-за добычи газа. В частности, в таком случае высказывалась возможность одновременного нападения «Исламского джихада» на платформу «Тамар».

Споры из-за «голубого топлива» вполне способны подорвать иллюзию палестинского примирения, которую на днях фракции попытались создать в Алжире. Спор между ХАМАСом и ПНА стал набирать обороты еще в прошлом году на фоне достижения первоначального меморандума по добыче газа между Палестинским инвестиционным фондом, Consolidated Constractors Company и EGAS. Тогда от фактических властей сектора последовали обвинения в адрес Рамаллы в коррупции, а также в том, что, взяв проблему под свой контроль и исключив из участия в переговорах другие фракции, ПНА тормозит ее решение. В свою очередь, со стороны ФАТХа и ПНА прозвучали встречные претензии. Первая из них заключалась в том, что любые договоренности могут достигаться только между государствами или компаниями, но не движениями, соответственно, ХАМАС не имеет полномочий. Если принять во внимание прозвучавшие на фоне Алжирской декларации ремарки М.Аббаса о конфигурации правительства единства, то и через него представители ХАМАСа не сумеют получить доступ к распределению газовых доходов. Вторая претензия сводится к тому, что именно ХАМАС, управляя сектором Газа, не сумел рационально распорядиться его ресурсами, в результате также не имеет никакого права их контролировать.

В целом, прогресс в разработке месторождения у берегов Газы, который ожидают до конца текущего года, имеет ряд особенностей в сравнении с ходом ливано-израильских переговоров. Прежде всего, на палестинском треке не столь заметна роль внерегиональных игроков, в то время как главным и по сути единственным посредником выступает Египет. Разумеется, определенная поддержка присутствует и со стороны ЕС, что обусловлено как желанием заместить российский газ в том числе и средиземноморским, которого для этого требуется привлечь как можно больше, так и с поддержкой любой активности, потенциально способствующей ближневосточному урегулированию. Вместе с тем в данном случае главная мотивация приложения усилий, как Каира, так и Брюсселя, как кажется, заключается в дальнейшей поддержке АРЕ в превращении в региональный хаб, а также в наращивании активности Газового форума государств Восточного Средиземноморья, который его участники стремятся использовать не только в качестве площадки для энергетического диалога, но и для достижения политических договоренностей.

Помимо этого, нельзя не учитывать, что положение ХАМАСа на палестинских территориях и положение «Хизбаллы» в Ливане отличается, а потому фактические власти сектора Газа в меньшей степени заинтересованы в успехе сделки по газу без их участия, а значит, способны пойти и на более крайние меры, что увеличивает вероятность новой эскалации. Более того, дополнительным фактором неопределенности здесь выступает «Исламский джихад», как указывалось выше, поддерживающий контакты с «Хизбалой» по газовой теме, а также оставшийся недовольным позицией ХАМАСа на фоне израильской военной операции «Рассвет».  ПНА, в свою очередь, использует «голубое топливо» как еще один инструмент укрепления легитимности своей власти и достижения полного признания палестинской государственности. В результате, здесь тоже обнаруживаются основания для конфронтации с Израилем, связанные с тем, что Рамалла будет еще более склонна к односторонним действиям на мировой арене, а также для продолжения внутрипалестинских разногласий.

52.51MB | MySQL:102 | 0,707sec