Оценки в Израиле соглашения о демаркации морских границ с Ливаном. Часть 5

27 октября 2022 года состоялась официальная церемония подписания соглашения о демаркации морской границы между Израилем и Ливаном при посредничестве США и ООН. В Израиле рассчитывают, что тем самым был положен конец многолетнему конфликту из-за морской границы и «бряцанию оружием со стороны террористической группировки «Хизбалла»». Премьер-министр Израиля Яир Лапид заявил, что «это огромное достижение для Государства Израиль и для правительства Израиля», «сделка является экономическим достижением», она укрепляет безопасность страны и обеспечивает свободу действий против «Хизбаллы». Он подчеркнул, что «весь силовой блок редко приходит к единому мнению о важности соглашения», при этом отметил, что Ливан – «вражеская страна», но согласившись на сделку, она фактически признала Израиль[i].

Генерал-майор (в отставке) Яаков Амидрор, старший научный сотрудник Иерусалимского института стратегии и безопасности (JISS) по программе Энн и Грега Росхандлер, видит в соглашении с Ливаном несколько смыслов, по этой причине предлагает его рассматривать с разных сторон.

По мнению эксперта, это соглашение, прежде всего, решает финансовые вопросы, поэтому его следует рассматривать в следующих контекстах. С точки зрения добычи газа Израилем, это хорошее соглашение, главным образом потому, что оно позволяет немедленно начать работы на месторождении «Кариш», при этом уровень угрозы для морских буровых установок значительно снизится. Израиль также сможет предложить иностранным компаниям продолжить разведку дополнительных запасов в его экономических водах в более благоприятной атмосфере. В связи с этим всегда будет стоять вопрос о том, насколько «Хизбалла» привержена соглашению в условиях, когда она стремится к повышению уровня своей легитимности в Ливане. Эксперт полагает, что надежды Израиля на то, чтобы хорошо заработать на той части месторождения, которая находится к северу от согласованной линии, не полностью оправдаются (он имеет в виду компенсацию Израилю за ливанское месторождение «Кана», которое после разграничения небольшой частью расположено на израильской стороне). Отмечается, что без подписания соглашения вообще нечего было бы делить (потому что ни одна компания не взялась бы за буровые работы).

В политическом аспекте Я.Амидрор рассматривает произошедшее как еще один шаг Израиля к легитимности посредством налаживания отношений с теми соседями, с которыми еще нет договоров. Кроме того, соглашение, одобряемое «Хизбаллой» он называет «горькой пилюлей для организации, которая стремится к ликвидации Израиля, а теперь выступает в качестве тайного партнера в соглашении с ним». Для эксперта это имеет символическое значение.

С точки зрения безопасности, границу Израиля по «линии буев», «признанную в некотором роде на международном уровне», Я.Амидрор считает верным шагом, хотя и относит его, прежде всего, к достижению тактической безопасности, т.к. создается более удобное пространство для рутинных действий военно-морского флота. Хотя в соглашении «линия буев» не определяется как международно-признанная граница, что вызывает у Израиля дискомфорт, но эксперт считает, что с этим можно жить, при условии, что ВМФ действительно сможет действовать до нее без каких-либо претензий.

Отмечается, что в продолжении этой линии Израиль пошел на небольшую уступку по территориальным водам, что отличается от уступок в вопросах разграничения экономической зоны, которая не является государственной территорией. В этом вопросе Я.Амидрору важен факт нарушения принципа. Он исходит из того, что в основе переговоров был территориальный спор, то есть, где проходит морская граница между экономической зоной Израиля и Ливана, поэтому в стратегическом смысле это соглашение для Израиля плохое.

Согласованная линия проведена четко и стала результатом полного отказа Израиля от линии, которую он отстаивал в течение многих лет, приводя на это веские причины. Аргументы Израиля были не менее убедительны, чем аргументы Ливана в пользу линии 23, которая отныне будет границей, признанной Израилем и международным сообществом. Эксперт опасается, что такое полное отступление от своей позиции может быть воспринято как слабость. Даже с учетом наличия у Израиля экономического интереса в заключении соглашения, полная сдача своих прежних позиций свидетельствует о страхе перед столкновением с «Хизбаллой», что не способствует сдерживанию этой организации, а наоборот.

Эксперт полагает, что теперь важно понять, как Насралла интерпретирует уступку Израиля по этому ключевому вопросу. Если он рассматривает это как капитуляцию из-за боязни конфронтации, тогда Израиль может ожидать новых попыток шантажа. Если уступка воспринята как тактический ход с целью ускорения переговоров в связи с экономическими потребностями Израиля – тогда ущерб от израильской уступки будет меньше. Оценивая официальные заявления, эксперт заключает, что «Хизбалла» и Насралла придерживаются первого.

Я.Амидрор рассматривает как «большое везение» то, что в конце переговоров ливанцы сделали две незначительные поправки и позволили Израилю их отклонить хотя бы риторически (в определении «линии буев» ливанцы удовлетворили часть своих требований), тем самым не дав полностью потерять лицо, хотя это явно мелочи по сравнению с территориальной уступкой по линии границы. Требование того, чтобы вопрос финансовой компенсации обсуждался непосредственно между Израилем и работающими на месторождении компаниями и чтобы договоренность по этому вопросу обусловливала добычу газа, называется экономически важным, хотя из-за уступок по границе экономическая выгода для Израиля будет меньше. Настойчивость Израиля в отношении этих двух второстепенных вопросов эксперт считает важной с точки зрения политического посыла в свете того, что ведется подготовка к обсуждению морских границ с палестинцами и киприотами. В обоих случаях будут похожие переговоры о газовых месторождениях, которые большей частью (или полностью) не принадлежат Израилю.

Я.Амидрор полагает, что в таких переговорах придется учитывать позицию США, которые в конечной стадии переговоров склонились в пользу безоговорочного принятия условий ливанской стороны. Эксперт не понимает, стало ли американское решение заставить Израиль капитулировать следствием неспособности Вашингтона повлиять на Ливан (по сути, на «Хизбаллу»), или Соединенные Штаты лишь следовали решению Израиля полностью сдаться для получения соглашения. В любом случае, эксперт относится к тем, кто считает, что для Израиля было важно заключить такую сделку во взаимодействии с США, особенно в свете возможных будущих конфликтов, которые могут возникнуть между Израилем и Ливаном, особенно на море.

Я.Амидрор анализирует четыре утверждения, прозвучавшие в ходе дискуссий по данному вопросу.

Первое утверждение, согласно которому деньги от реализации газа пойдут на обогащение «Хизбаллы» и будут способствовать ее усилению, он считает верным лишь отчасти. Он допускает, что в условиях коррупционного режима в Ливане «Хизбалла» также получит прибыль от ливанского газа, когда начнется его добыча. Но при этом он призвал не заблуждаться, т.к. «Хизбалла» усилится не с помощью этих денег (даже если они каким-то образом попадут в их руки), а благодаря Ирану.

Эксперт считает сильно преувеличенным утверждение, что буровые установки с обеих сторон гарантируют спокойствие. По его мнению, если «Хизбалла» решит, что по каким-то причинам пришло время вступить в конфронтацию с Израилем, наличие ливанской буровой платформы ее не остановит, как ее не остановили ливанские электростанции, производящие электроэнергию. В любом случае, обстрел организацией Израиля не послужит оправданием для возможного (ответного) удара по французской платформе в водах Ливана. Логика эксперта следующая – «даже если «Хизбалла» выстрелит в буровую установку в израильских водах, лицам, принимающим решения в Израиле и Ливане, ясно, что Израиль — законопослушная западная страна, а «Хизбалла» — террористическая организация, возглавляемая головорезами, поэтому неясно, каким будет израильский ответ». По этим причинам он считает, что буровые установки по обе стороны границы в какой-то мере будут способствовать стабильности и спокойствию и, возможно, риск их обстрела невелик.

Третье утверждение, что ливанский газ уменьшит зависимость Бейрута от Тегерана и, следовательно, уменьшит влияние «Хизбаллы» в Ливане, а также, возможно, приведет к большей стабильности в этой стране, эксперт называет безосновательным, к тому же ливанцы получат газ только через 5–10 лет. Он считает, что «Хизбалла» сильна в Ливане не благодаря своему экономическому влиянию, хотя и пытается его увеличить. Эта организация стала самой влиятельной силой в Ливане благодаря своему военному потенциалу. Ни одна ливанская организация, включая армию, не может и потому не хочет ей противостоять. Поступление ливанского газа ситуацию не изменит, поэтому Израилю не стоит обольщаться. В этой связи эксперт напомнил, что Ливан не был стабильным государством даже в те годы, когда его экономика процветала. По мнению Я.Амидрора, «кризис в Ливане вызван не бедностью, а коррупцией, которая не уменьшится с поступлением денег, распределяемых между различными заинтересованными сторонами, а возможно, наоборот».

Наконец, утверждение, что Израиль хоть и уступил, но американские гарантийные письма являются адекватной политической компенсацией за это, Я.Амидрор считает «следствием непонимания ситуации». Гарантии США он называет пиар-акцией. «Они не являются обязательными даже для действующей администрации, не говоря уже о следующей», – пишет эксперт.

По его мнению, если бы Израиль добился хоть части от того, на чем он настаивал в вопросе разграничения морского пространства, а не согласился полностью с ливанскими территориальными требованиями, то это было бы хорошим соглашением. Полная уступка Израиля в территориальном вопросе омрачает другие обозначенные выше достижения. К тому же он допускает, что Насралла рассматривает уступки израильской стороны как ее страх перед столкновением с «Хизбаллой», что может в будущем привести к продолжению давления на Израиль. Если это так, то соглашение не только не будет способствовать стабильности, но может привести к эскалации напряженности в будущем. Эксперт не исключает, что Насралле  удалось создать для Израиля более сложное уравнение сдерживания, и в этом он видит главную стратегическую слабость соглашения.

Тем не менее, его позиция заключается в том, что «отказ Израиля от соглашения в сложившейся ситуации нанесло бы ущерб международной легитимности Израиля в будущих конфликтах, которые будут возникать как с соглашениями, так и без них», в виду наличия «оппозиции» существованию Израиля[ii].

[i] Israel’s Cabinet approves maritime border deal with Lebanon // JNS. 27.10.2022. https://www.jns.org/israel-lebanon-sign-maritime-border-deal/

[ii] שונות מזוויות אותו לבחון צריך ולכן, משמעויות כמה בעל הסכם הוא הימי הגבול על לבנון עם ההסכם / JISS. 28.10.2022. https://jiss.org.il/he/amidror-lebanon-maritime-agreement/

52.78MB | MySQL:103 | 0,497sec