О политических изменениях на Ближнем Востоке и в Северной Африке и их влиянии на ВТС с Россией. Часть 1

Традиционно в отечественной статистике военно-технического сотрудничества (ВТС) Ближний Восток и Северная Африка объединяются в один большой макрорегион (далее по тексту – регион), и это достаточно распространенная практика не только в этой сфере. Дело в том, что население и страны этого региона связывают давние военные, политические, экономические, культурные и религиозные связи, тем более, что большинство из них составляют арабские государства. Еще один фактор, в определенной степени связывающий большинство стран Ближнего Востока и Северной Африки (БВСА), заключается в том, что большая часть их населения исповедует различные направления ислама. При всем этом ни в коем случае нельзя забывать об имеющихся особенностях различных стран региона, то есть подводить их под один знаменатель. Естественно, это в первую очередь касается неарабских государств региона, вроде Ирана и Израиля, но и между арабскими странами много своих различий и противоречий. Поэтому в регионе, наряду с тесными связями между одними странами и народами, существует и глубокая многолетняя вражда.

Существенную значимость ситуации на этой территории планеты придает то, что там сконцентрирована большая доля доказанных мировых запасов нефти и газа. Среди стран региона такие экспортеры нефти и природного газа, как Алжир, Ливия, Ирак, Иран, Катар, Кувейт, Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) и другие. Поэтому еще в XX веке регион стал полем битвы великих держав за влияние там, и выбор поставщика вооружений и военной техники зачастую в первую очередь определялся тем, к какому из покровителей склонялось то или иное государство.

Окончание «холодной войны» не принесло покоя региону, тем более что США после распада СССР и разгрома Ирака в ходе войны 1991 года попытались навязывать всем свое видение миропорядка. В последние два десятилетия регион БВСА пережил крупные политические изменения и тяжелейшие потрясения. Сначала – американское вторжение в Ирак в 2003 году и последующая его многолетняя оккупация, кризис вокруг ядерной программы Ирана, а затем начавшиеся в самом конце 2010 – начале 2011 гг. события так называемой «арабской весны» и прочее окончательно дестабилизировали обстановку. Мятежи, революции, перевороты и гражданские войны поразили целый ряд государств, а другие государства сошлись друг с другом в жестком противостоянии, поддерживая разные конфликтующие стороны. На фоне этого набрали силу террористические группировки, коими активно пытались воспользоваться некоторые западные и региональные игроки для решения своих корыстных интересов в Сирии, Ираке, Ливии. К борьбе против террористов ИГ (запрещена в России) и других группировок в конечном итоге была вынуждена подключиться и Россия, начавшая осенью 2015 года военную операцию в Сирии на стороне официального Дамаска.

Все эти события, без сомнения, оставили очень сильный след на военно-техническом сотрудничестве между разными странами, включая ВТС стран региона с Россией. В одних случаях эти изменения были негативными, в других, наоборот, положительными, но в целом Россия заметно нарастила экспорт своих вооружений в этом направлении. Причем произошло очень значительное увеличение не только фактического объема продаж, но и относительной доли этого региона в общем объеме российского экспорта подобной продукции. По данным Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС), в 2006 г. доля стран Ближнего Востока и Северной Африки составляла более 21% от общего объема российского оружейного экспорта, равного 6,5 млрд долл. США, а в 2018 г. на страны Ближнего Востока и Северной Африки приходилось уже 48% от общего объема продаж российской военной продукции в 15 млрд долл. США. Судя по статистике, приведенной ФСВТС в 2022 году, доля экспорта российской продукции военного назначения в страны БВСА продолжает составлять не менее 6 млрд долл. в год. Однако, новым вызовом для отечественных поставщиков становится работа по выполнению обязательств перед ближневосточными партнерами в условиях проведения специальной военной операции (СВО) ВС РФ на территории Украины.

Очевидно, что современном состоянии ВТС со странами БВСА сказались как общее обострение ситуации в регионе, вызвавшее необходимость увеличения закупок вооружений, так и занятая Россией позиция по необходимости активной борьбы с терроризмом и экстремизмом. А начатая осенью 2015 года российская военная операция в Сирии позволила продемонстрировать возможности новых российских вооружений в ходе реальных боевых действий. При этом продолжающие происходить сейчас события могут определить перспективу сотрудничества со многими странами региона на длительный срок.

Основными покупателями российских вооружений в регионе за прошедшее десятилетие стали Алжир, Египет и Ирак. Они закупают различную продукцию военного назначения, включая дорогостоящую авиационную технику, средства противовоздушной обороны, бронетехнику.

 

Алжир

Алжир – самый крупный покупатель российского оружия в регионе БВСА, и военно-техническое сотрудничество с ним продолжается уже несколько десятилетий. Как экспортер нефти и газа он обладает достаточно серьезными финансовыми ресурсами, а высокая роль военных в стране стимулирует регулярное и планомерное перевооружение и модернизацию армии. Только за последние полтора десятилетия на вооружение Национальной народной армии Алжира поступили приобретенные в России истребители Су-30МКИ(А), учебно-боевые самолеты Як-130, ударные вертолеты Ми-28НЭ, тяжелые транспортные вертолеты Ми-26Т2, ЗРС С-300ПМУ-2, ЗРК «Бук-М2Э», ЗРПК «Панцирь-С1», РЛС «Резонанс-НЭ», танки Т-90СА, тяжелые огнеметные системы ТОС-1А, ПТРК «Корнет-ЭМ», подводные лодки проекта 636М/636.1.

Несмотря на волнения и уход в отставку президента А.Бутефлики в 2019 году, алжирская военная и политическая элита продолжают держать контроль над ситуацией в стране, что продемонстрировало избрание новым президентом А.Теббуна, который ранее в течение многих лет занимал различные государственные посты, включая должность премьер-министра. Пока такая ситуация в Алжире сохраняется, это гарантирует продолжение широкого сотрудничества с Россией в военно-технической сфере. Так, уже после отставки президента Бутефлики, если верить появившейся в начале сентября 2019 г. неофициальной информации, Алжир заказал еще 16 истребителей Су-30МКИ(А) и 14 истребителей МиГ-29М/М2. Ходят непроверенные слухи и о возможных еще более крупных и дорогостоящих новых контрактах.

 

Египет

Египет после разрыва связей с СССР в 1970-х гг. и перехода под американскую зону влияния, естественно, воздерживался от закупок советских вооружений, и эта ситуация продолжалась вплоть до второй половины 1990-х гг., когда началось возобновление контактов в этой сфере. В последующие годы шло постепенное нарастание объемов закупок российской продукции военного назначения, но только политические изменения, произошедшие в самом Египте и вокруг него в последнее десятилетие, привели к настоящему прорыву в этой сфере. Отставка в результате антиправительственных выступлений президента Х.Мубарака в 2011 году, избрание в 2012 году президентом представителя египетских «Братьев-мусульман» М.Мурси и последовавшее за этим в 2013 году свержение последнего военными привели к некоторому охлаждению отношений Каира с Вашингтоном. Конечно, полностью отказываться от давно сложившихся дружественных отношений никто не стал, но после военного переворота 2013 года США даже вводили временные ограничения на поставки некоторых вооружений и приостанавливали выделение военной помощи Египту.

В этих условиях ставший во главе Египта фельдмаршал Абдель-Фаттаха ас-Сиси решил усилить сотрудничество с Россией в политической и военно-технической сфере, таким образом, обеспечивая диверсификацию крупных поставщиков вооружений. Результатом этого стало заключение контрактов на миллиарды долларов, по которым Египет получил российские истребители МиГ29М/М2, ударные вертолеты Ка-52, ЗРС С-300ВМ «Антей-2500» и др. Правда, сейчас США пытаются помешать новым контрактам на истребители Су-35 и, возможно, также на танки Т-90, угрожая Египту санкциями в соответствии с принятым в 2017 году американским законом «О противодействии противникам Америки посредством санкций». Поэтому действия египетского руководства сейчас во многом предопределят перспективы российского ВТС с этой страной.

 

Ирак

Возобновление крупных закупок российских вооружений новыми властями Ирака тоже стало возможным во многом благодаря произошедшим в начале 2010-х гг. политическим изменениям. Именно в те годы закончился вывод американских войск из страны, поэтому на фоне снижения американского влияния и усиления влияния иранского правительство Ирака стало вести все более независимую политику в вопросе выбора поставщиков вооружений и военной техники. Как результат, Ирак начал закупки в России различных вооружений – от снайперских винтовок ORSIS T-5000, ПТРК «Корнет-Э» и ПЗРК «Игла-С» до ЗРПК «Панцирь-С1» и ударных вертолетов Ми-35М и Ми-28НЭ. Активизация террористов ИГ и готовность России к быстрым поставкам вооружений, как в случае с поставкой штурмовиков Су-25 из наличия Минобороны России, привела к дальнейшему укреплению ВТС с Ираком. Ирак за последние годы приобрел тяжелые огнеметные системы ТОС-1А, танки Т-90С, боевые машины пехоты БМП-3.

Сейчас в Ираке на фоне продолжающей оставаться нестабильной обстановки и политического кризиса идет борьба за влияние между США и Ираном. Те силы, что сотрудничают с Тегераном, настроены и на усиление связей с Россией и Китаем, в том числе, в сфере закупок вооружений. В частности, они хотят усиления ПВО страны за счет закупки ЗРС С-400, но это, очевидно, наталкивается на серьезное сопротивление со стороны США. Таким образом, дальнейшие планы Ирака в этой сфере будут во многом зависеть от исхода нынешнего политического кризиса и борьбы внешних сил за влияние.

62.42MB | MySQL:101 | 0,728sec