О некоторых новых особенностях народных протестов в Иране

На фоне продолжающихся протестов  в Иране, которые  получили широкую поддержку в иранском обществе, явно обозначилась некая новая  тенденция, появившаяся в последние дни: «бросание тюрбанов». Имеется в виду, что демонстранты  нападают  на священнослужителей и срывают  с них тюрбаны. В рамках кампании «бросания тюрбанов» священнослужителей критиковали и проклинали в серии песен протеста. «Танки, огонь, пули, муллы должны исчезнуть» был одним из наиболее часто используемых лозунгов в городах по всему Ирану. При этом многие демонстранты, которые по большей части призывали к отмене закона о хиджабе в Иране и так называемой «полиции нравов» уже назвали эту тенденцию «аморальной». Общий смысл такой позиции: «Священнослужители, на которых нападают на улицах, невиновны, поскольку они обычные священнослужители, не занимающие государственной должности. Если бы они были внутри учреждения, они бы не ходили по переулкам и улицам без телохранителей. Они могут даже критиковать Исламскую Республику».  Отметим таким образом два момента  — явный раскол в рядах демонстрантов по вопросу прямых атак на священнослужителей  и резкий спад активности самих протестов.  Даже несмотря на то, что тысячи демонстрантов собрались на прошлой неделе, чтобы отметить 40 дней со дня «кровавой пятницы» в Захедане, когда силы безопасности открыли огонь и убили по меньшей мере 96 человек, общий накал протестов явно выдыхается. Неким индикатором, который может окончательно оформить этот тренд, будет массовость демонстраций 15 ноября в рамках отмечания годовщины жестоко подавленного восстания 2019 года. Касаясь первого указанного выше момента, следует помнить, что в теократической Исламской Республике Иран духовенство занимает влиятельные и важные посты в истеблишменте и органах власти, включая высшее руководство. Иранские СМИ сообщили, что на данный момент два человека были арестованы за «бросание тюрбанов». «Срывание тюрбанов с голов священнослужителей — это заговор дьяволов», — заявил Мохаммад Таки Накд Али, член парламента от партии принципалов. Ответственные за это «играют с хвостом льва», добавил он. Информационное агентство Fars, связанное с КСИР, начало кампанию, призывающую чиновников обеспечить безопасность священнослужителей и расправиться с протестующими, которые их «оскорбляют». Отметим также, что нападения на тюрбаны священнослужителей имеют историю в Иране. В конце 1990-х и 2000-х годах иранские лидеры нападали на своих противников и соперников на улицах, в том числе на некоторых высокопоставленных священнослужителей. В 1998 году Хади Хаменеи, реформистский священнослужитель, известный своей критикой своего брата, верховного лидера аятоллы Али Хаменеи, подвергся нападению групп давления в штатском с камнями, ботинками и кастетами в священном городе Кум, когда он выступал с речью в мечети. Его тюрбан был демонстративно сбит с головы во время нападения. В том же году, когда у власти находился президент-реформист Мохаммад Хатами, бескомпромиссная группировка «Ансар Хизбалла», которая была близка к главному центру власти, атаковала и сорвала тюрбан с министра внутренних дел Абдуллы Нури во время пятничной молитвы в Тегеране. Позже, во время спорных президентских выборов 2009 года, руководители вырвали тюрбан у кандидата-реформиста Махди Карруби, когда он посещал книжную ярмарку в Тегеране. Политический аналитик из Тегерана, который говорил на условиях анонимности по соображениям безопасности, пояснил: «Я не могу винить людей за их гнев, поскольку они десятилетиями жили под давлением, и теперь они нашли возможность выразить свой гнев. Но такие действия наносят ущерб протестам и движению, поскольку они отпугивают некоторых осторожных людей от присоединения к движению. И все это только на руку правительству Есть много священнослужителей, которые выступают против обязательного ношения хиджаба, высказывались против него и были арестованы. Поэтому протестующие не должны действовать, основываясь на волнении. Одна из проблем заключается в том, что протестное движение остается без лидера, поэтому некому направить демонстрантов в более приемлемое направление. Эта ситуация может привести к расширению возможностей антидемократических групп, которые считаются меньшинством среди протестующих. Их радикальное поведение только на пользу Исламской Республике».

Обратим внимание на стойкость властей с точки зрения обязательного наказания особо активных протестующих.  Власти объявили о еще одном раунде публичных судебных процессов над по меньшей мере 1000 протестующих, включая обвинения, которые влекут за собой смертную казнь — прозрачная попытка терроризировать граждан, чтобы вернуть их к повиновению. В послании 227 депутатов парламента содержится требование, чтобы судебная власть «решительно разобралась с виновными в этих преступлениях». По данным правозащитных организаций, по меньшей мере 328 человек уже были убиты и 14 825 арестованы. Другие оценки еще выше. При этом  разногласия внутри режима по поводу того, как справиться с беспорядками, также очевидны. Бескомпромиссные члены иранского парламента призывают к максимальной силе для подавления гражданского неповиновения; один из них, ультраконсервативный Моджтаба Зоннур, заявил: «Женщины, которые не прикрывают свои волосы, должны быть приговорены к 74 ударам плетью». Другие депутаты парламента защищали право на мирный протест. Но в любом случае элита, похоже, консолидирована на предмет того, что насильственная смена режима в Иране недопустима.

Даже когда режим испытывает кризис доверия внутри страны, он остается непреклонным к зарубежному давлению. Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) сообщило на прошлой неделе, что Иран в настоящее время располагает достаточным количеством урана, обогащенного до 60% чистоты, для создания ядерной бомбы, а также отключил оборудование для наблюдения, позволяющее агентству отслеживать деятельность по обогащению. Командующий воздушно-космическими силами Революционной гвардии генерал. Амир Али Гаджизаде также заявил, что Иран разработал гиперзвуковую ракету, способную пробить все системы обороны.  На саммите COP27 по климату, проходящем в Египте, было привлечено внимание к тому факту, что Иран занимает шестое место в мире по выбросам парниковых газов и является одной из немногих стран, не ратифицировавших Парижское соглашение 2015 года. В 2018 году КСИР провел волну арестов иранских защитников окружающей среды, обвинив их в шпионаже и сотрудничестве с «вражескими государствами». Некоторые из них до сих остаются в тюрьме. Хотя ЕС настроен на расширение антииранских санкций, в нем нет консенсуса в отношении обозначения КСИР  «террористической организацией».

62.37MB | MySQL:101 | 0,515sec