О причинах задержки с реализацией в Турции программы производства бронетанковой и авиационной техники

Как указывают американские  эксперты, производство первого турецкого Основного боевого танка Altay, разрабатываемого с 1990-х годов, слабо продвигается вперед на фоне вопросов о цепочке поставок ключевого компонента. BMC, турецко-катарское партнерство, создающее Altay, заявляет, что поставит первые два танка турецкому правительству в 2023 году. Мехмет Карааслан, генеральный менеджер BMC, сказал, что компания планирует поставлять в последующие годы 8 единиц в месяц при заказе начальной партии из 100 единиц. Контракт Altay в конечном итоге предполагает производство 1000 машин. Анкара ведет переговоры о покупке до 100 единиц двигателей и трансмиссий южнокорейского производства, которые будут ставиться на  Altay. Однако источник в южнокорейской отрасли ВПК дал понять, программа не продвигается: «Существуют серьезные технические и другие проблемы». Если проще, то южнокорейцы поставили несколько образцов двигателя, и на этом остановились. Высокопоставленный чиновник Турции по оборонным закупкам Исмаил Демир в марте заявил, что переговоры с двумя южнокорейскими компаниями были сосредоточены на количестве силовой установки (двигателя и трансмиссии), также называемой силовой установкой, которая будет поставлена для турецкой программы Altay: «Мы должны установить количество … Мы говорим о 50-100». В октябре 2021 года Турция и Южная Корея подписали письмо о намерениях, в соответствии с которым две корейские компании должны были поставлять двигатели и трансмиссионные механизмы для ОБТ Altay. В рамках этих сделок южнокорейские производители Doosan и S & T Dynamics должны поставить ноу-хау для двигателя и трансмиссии, которые, как предполагалось, будут совместно производиться в Турции. Сейчас очевидно, что вариант совместного производства не прошел, как планировалось, и новое понимание решения проблемы превратилось в готовое приобретение корейского силового агрегата. В этой связи для Анкары предельно важно получить достаточное количество  комплектующих иностранного производства, пока не будет доступен продукт отечественного производства. Турция уже два года разрабатывает двигатель Batu, но как дали понять турецкие источники,  «местного решения для трансмиссионного механизма танка пока не существует». BMC выиграла многомиллиардный контракт на производство ОБТ  Altay в 2018 году. Контракт предусматривает производство начальной партии из 250 единиц, материально-техническую поддержку на протяжении всего жизненного цикла, а также создание и эксплуатацию подрядчиком технологического центра танковых систем. В рамках контракта BMC должна спроектировать, разработать и произвести танк с беспилотным блоком управления огнем. Программа Altay разбита на два этапа: T1 и T2. T1 охватывает первые 250 единиц, а T2 включает усовершенствованную версию танка. Турция планирует в конечном итоге произвести 1000 танков Altay, за которыми по идее должна последовать беспилотная версия. Но до всего этого очень далеко. В  интервью еще в сентябре турецкому телеканалу  Исмаил Демир, глава Управления оборонной промышленности (Savunma Sanayii Baskanligi, SSB), ведущего агентства по оборонным закупкам Турции, признал, что оно «столкнулось с серьезными проблемами при разработке силовых агрегатов, включая двигатели и трансмиссии, для различных оборонных проектов. Прогрессу препятствуют не только детали, но и нехватка квалифицированных инженеров. Проблема с двигателем является известной [проблемой]. Что касается обученного персонала и опыта, у нас также нет большого опыта. [В Турции] ограниченное число экспертов».

Помимо проблем с комплектованием первого отечественного танка в Турции на сегодня существует несколько   национальных проектов по производству самолетов и танков, но они потерпели неудачу из-за трудностей с поиском двигателей и трансмиссионных систем. Правительство президента Реджепа Тайипа Эрдогана вложило значительные средства в производство двигателей внутри страны, пока с ограниченным успехом на этапах тестирования и интеграции. Национальному истребителю страны TF-X не хватает турбовентиляторного двигателя отечественной разработки, и SSB надеется заручиться помощью британского производителя двигателей Rolls Royce, у которого есть совместное предприятие с турецкой компанией Kale под названием TAEC. Хотя в прошлом Турция испытывала проблемы с поставками двигателей от Rolls Royce, а предыдущие эксперименты TAEC по запуску производства двигателей провалились, правительство Эрдогана надеется, что новая инициатива побудит TAEC откликнуться на новый тендер на производство двигателей, который был объявлен SSB в июле. Демир указал, что конечная цель Турции — полностью полагаться на отечественные двигатели, и что Tusaş Engine Industries (TUSAŞ Motor Sanayii A.Ş., TEI) и TRMotor, два производителя двигателей, работают над достижением этой цели. Основным подрядчиком по разработке национального истребителя является Turkish Aerospace Industries (TAI), государственное предприятие. Другой оборонный проект, разработка вертолета общего назначения под названием Gökbey, также столкнулся с проблемой при разработке двигателя отечественного производства. Прототипы оснащались парой турбовальных двигателей LHTEC и CTS800 4-AT, которые были изготовлены совместным предприятием Rolls-Royce и Honeywell. TАI работает над разработкой собственного двигателя и, наконец, изготовила двигатель под названием TS1400, но этапы тестирования и интеграции еще не завершены. Другими словами, у вертолета  Gökbey до сих пор нет турецкого двигателя и неясно, когда он появится. Это также означает новые проблемы и задержки в поставках отечественных двигателей для боевых вертолетов Atak, производимых Турцией, поскольку  для вертолетов этого типа он требует дополнительных возможностей и надежности в любых погодных условиях. В настоящее время на Atak  устанавливаются  те же импортные двигатели, что и Gökbey.

62.37MB | MySQL:101 | 0,564sec