О ходе первого заседания Комиссии Бундестага «Уроки Афганистана для будущего сетевого взаимодействия Германии»

На текущей неделе состоялось первое публичное заседание специальной Комиссии Бундестага, получившей название «Уроки Афганистана для будущего сетевого взаимодействия Германии». Данная структура в составе 12 депутатов парламента ФРГ и такого же количества представителей экспертного сообщества была учреждена в июле текущего года и действует наряду с соответствующим следственным комитетом. Разница между ними состоит в том, что комитет рассматривает ситуацию во временном интервале с 29 февраля 2020 г. по 30 сентября 2021 г., то есть от заключения Дохийского соглашения США с «Талибаном» (запрещено в РФ) до окончания немецкого присутствия, а комиссии поручено проанализировать события с 2001 г. с целью подготовки рекомендаций в области внешней и оборонной политики Берлина, а также дальнейшего выполнения им международных обязательств в кризисных регионах мира.

Первое заседание комиссии с участием трех экспертов из дипломатических, военных и научных кругов было посвящено рассмотрению геополитической ситуации в начале международной миссии, последовавшей за терактами 11 сентября 2001 г. По словам директора Боннского международного центра изучения конфликтов (BICC) К.Шеттера, на момент начала операции в Афганистане существовало три вида конфликтов: противостояние между этническими группами, борьба за ресурсы, которую специалист считает ключевой, а также конфронтация с внешними субъектами, которые при этом обеспечивали стране приток финансирования. По словам К.Шеттера, прозвучавшим на встрече, при развертывании международных сил данные факторы и исторические особенности страны учтены не были. Вместо этого,  предпринималась ошибочная попытка построить в Афганистане новую государственность с нуля, воспринимая ситуацию внутри него как «пустое пространство». Кроме того, как сказано в материалах заседания, недостатком оперативного планирования привнесенным в силу подхода США, стало «зацикливание на Талибане как на главном враге».

Во многом схожую точку зрения высказал экс-посол, спецпредставитель ФРГ по Афганистану и Пакистану в 2010-2012 гг., а также бывший советник канцлера Г.Шредера по внешней и оборонной политике М.Штайнер. По его мнению, еще в 2001 г. стало очевидно, что «события означают поворотный момент в мировой политике». При этом Германия включилась в них, по сути, не имея альтернатив, кроме как оказать содействие США. В дальнейшем такой расклад, с точки зрения данного специалиста, предопределил неудачи развертывания Бундесвера, корни которых заключаются в двух обстоятельствах, напрямую связанных с действиями американской стороны.

Во-первых, как считает М.Штайнер,  Вашингтон совершил «первородный политический грех», основывая операцию на приравнивании «Аль-Каиды» (запрещена в РФ) к талибам. Как следствие, последние изначально не были интегрированы в политический процесс, в том числе под эгидой Боннской конференции.

Во-вторых, с 2003 г. США стали терять интерес к Афганистану, сместив фокус внимания на Ирак. И здесь, если следовать рассуждениям М.Штайнера, произошла рассинхронизация между Берлином и Вашингтоном, поскольку первый впервые отравил свой контингент в Афганистан в 2002 г. и на момент американской переориентации на Ирак наоборот оказался  глубоко вовлечен в афганские дела и наделен международными обязательствами.

Наконец, последний просчет этот эксперт видит в попытке государственного строительства в Афганистане по западному образцу, игнорируя особенности общественной структуры и традиции. Более правильно, по мнению М.Штайнера было бы, с одной стороны, подходить к процессу формирования власти в Кабуле «со смирением», под чем он понимает больший учет локальной специфики. С другой стороны, критически важно было с самого начала планировать не только военные задачи, но и гражданские элементы миссии.

Третьим выступавшим стал генерал-лейтенант в отставке К.-Х. фон Батлер, лично участвовавший в развертывании первых подразделений Бундесвера в Афганистане. По его словам, с точки зрения военного планирования существенными недостатками оказались слишком короткое время на подготовку, недостаточность информации и многозадачность. В ходе заседания этот эксперт пояснил, что перед отправкой германских военных для участия в международной миссии для них был проведен только краткий брифинг силами внешнеполитического ведомства. В результате, они не имели информации о ситуации в Кабуле, точных силах и вооружениях противника и возможной реакции местного населения на иностранный контингент. Помимо самих задач миссии и необходимости наладить нормальную жизнедеятельность лагеря Бундесвера, им было необходимо оказывать помощь афганскому населению, дабы повысить его лояльность. Одним из важнейших просчетов  К.-Х. фон Батлер считает отсутствие именно сетевого взаимодействия между федеральными ведомствами, а также НКО.

В целом можно говорить о том, что итоги первого заседания комиссии Бундестага по Афганистану в интересах дальнейшего планирования зарубежных миссий во многом совпадают с выводами, сделанными парламентским следственным комитетом по изучению обстоятельств эвакуации. При общем признании целесообразности отправки военных в Афганистан по соображениям международной безопасности и борьбы с терроризмом, обе структуры полагают, что основная вина за ошибки ФРГ все же лежит на США. В полной мере ответственности с собственных властей комиссия, как и комитет, снять не пытаются, хотя заметна попытка в некоторой степени размыть ее, фокусируясь не на конкретных ведомствах, а на отсутствие координации между ними.

Еще одно, как кажется, важное обстоятельство при оценке действий Германии в Афганистане соответствующими парламентскими структурами заключается в том, что выводы, к которым они в настоящий момент пытаются прийти, были уже озвучены, причем гораздо раньше. К примеру, на этапе проведения упомянутой конференции в Бонне в декабре 2011 г. политический обозреватель, автор книги об Афганистане М.Зелигер прогнозировал, что талибы ждут вывода международных сил для последующего захвата власти, а до этого будут вести подготовку. Уже отставной на тот момент министр обороны П.Штрук, руководивший ведомством в период отправки первых военных в Афганистан, в свою очередь, отмечал, что создание Западом демократического режима там было наивным предположением, а правительство Х.Карзая не способно взять на себя задачу обеспечения безопасности, а лишь «сеет коррупцию».

62.56MB | MySQL:101 | 0,487sec