О проблемах нефтегазового сектора Ирака

На фоне постепенного отказа ряда европейских стран и компаний от российских энергоносителей власти Ирака рассматривают возможность подписания контрактов на продажу сырой нефти с новыми европейскими покупателями. Иракская государственная компания по сбыту нефти (Iraq’s State Oil Marketing Organization, или SOMO) уже имеет контракты на поставку в Европу нефти сортов Basrah Medium, Basrah Heavy и Kirkuk объемом 600 тыс. баррелей в сутки. По мнению генерального директора SOMO Алаа Альясри, на европейском рынке ожидается дефицит в размере не менее 1 млн баррелей в сутки нефти среднесернистых сортов, что, по его словам, «создаст отличную возможность для иракского рынка топлива в долгосрочной перспективе»[i].

В начале ноября глава иракской нефтеразведочной компании Oil Exploration Company (ОЕС) Али Хаммуд заявил о том, что они разработали пятилетний стратегический проект с целью увеличить нефтегазовые резервы страны.

«У компании есть стратегический проект, предполагающий разведывательное бурение которое будет способствовать наращиванию нефтяных резервов и компенсации истощенных запасов, а также поможет убедиться в наличии углеводородов на различных месторождениях», — рассказал Хаммуд информационному агентству Iraqi News Agency. Он уточнил, что пятилетний план ОЕС включает в себя десятки проектов и предусматривает разведывательное бурение на нефтегазовых месторождениях в районе границ с Сирией, Ираном, Кувейтом и Саудовской Аравией[ii]. Успешная реализация этого плана зависит лишь от финансирования, подчеркнул Хаммуд.

Также 16 ноября Алаа Альясри (Alaa Alyasri), генеральный директор SOMO, объявил о том, что Ирак планирует увеличить свои мощности по добыче нефти примерно до 7 млн баррелей в сутки в 2027 году[iii]. Текущие мощности Ирака по добыче сырой нефти близки к 5 млн баррелей в сутки, но, по данным SOMO, в октябре с. г. было добыто 4,651 млн баррелей в сутки. Это соответствует его квотам на добычу в соответствии с соглашением ОПЕК+.

Альясри отметил, что увеличение мощности будет обеспечено за счет гигантских месторождений Ирака, которые в настоящее время разрабатываются, включая «Румайлу», управляемую совместным предприятием BP Plc (BP.L) и PetroChina Co Ltd (601857.SS), а также за счет Лукойла «Западная Курна-2»[iv].

Он напомнил, что еще в мае BP обсудила с Министерством нефти Ирака увеличение добычи на «Румайле» до ее пиковой мощности в 1,7 млн баррелей в сутки. А в прошлом году тогдашний министр нефти Ирака Ихсан Абдул Джаббар заявил, что Лукойл планирует удвоить добычу нефти в «Западной Курне-2» до 800 000 баррелей в сутки в 2027 году.

Есть также «зеленые месторождения», которые все еще находятся на стадии разработки или ранней добычи, которые показали многообещающий потенциал добычи, добавил Альясри. «Увеличение этих темпов добычи будет происходить в координации с ОПЕК и в соответствии с решениями, принятыми в соответствии с требованиями нефтяного рынка», — подчеркнул он.

Что ж, на словах все выглядит весьма перспективно. Однако и здесь существуют свои «подводные камни». Так, согласно оценкам независимого агентства по борьбе с рисками Transparency International (TI) в материалах ежегодного «Индекса восприятия коррупции», Ирак входит в топ-10 худших стран из 180 по масштабам коррупции. «Массовые хищения, мошенничество с закупками, отмывание денег, контрабанда нефти и широко распространенный бюрократический подкуп привели страну на дно международных рейтингов коррупции, подпитывали политическое насилие и препятствовали эффективному государственному строительству и предоставлению услуг», — заявляет TI[v].

«Политическое вмешательство в антикоррупционные органы и политизация проблем коррупции, слабое гражданское общество, отсутствие безопасности, нехватка ресурсов и неполные правовые положения серьезно ограничивают способность правительства эффективно сдерживать растущую коррупцию», — говорится в документе.

 

Портал Energy Intelligence, в свою очередь, настроен оптимистично. В материале «Новое правительство вселяет надежды на развитие разведки и добычи нефти в Ираке» отмечается, что после почти года политического тупика в стране наконец было сформировано новое правительство, и теперь иностранные инвесторы ждут зеленого света для запуска потенциально преобразующих энергетических проектов[vi]. Огромный потенциал Ирака не вызывает ни у кого сомнений.

Компания TotalEnergies уверена, что реализация ее мега-проекта в Ратави, который был утвержден в сентябре 2021 года, теперь может быстро продвигаться вперед. Новый министр нефти Ирака Хайан Абдель Гани наверняка будет способствовать этому, так как ранее он возглавлял South Gas Co. (SGC) и Basrah Oil Co. (BOC), двух местных партнеров французской крупной компании по данному проекту. Ирак также отчаянно нуждается в получении большего количества сжигаемого на факелах газа, который является его ключевым компонентом. Другие проекты также ожидают окончательного утверждения, например, Sinopec Mansuriyah gas development, также одобренный в прошлом году. Поговаривают даже о раунде торгов на газ.

В материале Energy Intelligence также отмечается, что скоро министерство нефти страны опубликует новый и независимо сертифицированный аудит запасов нефти и газа в Ираке, основанный на результатах исследований и разведки 300 перспективных месторождений, выявленных государственной компанией Oil Exploration Co. (OEC), что может повысить существующие оценки на 70%, говорит Мухаммед Мазил, глава Министерства по резервуарам и разработке месторождений.

Газовые ресурсы Ирака также остаются в центре внимания. Считается, что вокруг месторождения «Аккас» мощностью 4,5 трлн куб.  футов находится еще 20 трлн куб. футов, сообщает Мазил Energy Intelligence. Министерство, которое активно поощряет инвесторов к развитию «Аккаса», открыто для обсуждения любых предложений. «Существует меньший риск в Ираке при разведке… чем в других странах. Да, у нас есть наша бюрократия, правила и предписания, которые сложны. Но это можно решить», — настаивает Мазил.

Приоритетом для Министерства нефти Ирака является устранение проблемы сжигания попутного нефтяного газа на факелах и восполнение дефицита поставок газа, напоминает Energy Intelligence. Новый министр уже подчеркнул необходимость прогресса в проектах, осуществляемых иностранными фирмами, такими как Shell и China National Petroleum Corp. (CNPC), которые вместе нацелены на добычу около 1,5 млрд куб. футов попутного газа в сутки в ближайшие несколько лет. Абдель Гани признает, что разработка Total лежит в основе этого плана. Являясь частью многоуровневого энергетического проекта стоимостью 10 млрд долларов, он направлен на добычу 600 млн куб. футов в день с шести нефтяных месторождений в Басре. Глава SGC Хамза Абд аль-Баки говорит, что он надеется, что работа начнется в течение двух месяцев после завершения переговоров с Total.

Однако в ходе этих переговоров должны быть урегулированы серьезные вопросы, в частности, нужно утвердить иностранных партнеров, которых Total хочет привлечь к проекту, а также предложенная правительством Ирака — и до сих пор не внесенная — 40%-ная доля. Это может стать камнем преткновения, говорит анонимный источник, близкий к проекту. Это станет решающей проверкой способности министра достигать соглашений с международными нефтяными компаниями (МОК) — в данном случае с теми, которые гораздо важнее для Ирака, чем для Total. В случае согласия четыре компонента проекта — разработка нефтяного месторождения, улавливание газа, закачка воды и солнечная установка — будут реализованы одновременно[vii]. «Это своего рода предварительное условие для иракцев, потому что им нужна вода для поддержания добычи [нефти] … им нужно прекратить сжигание на факелах и необходимо увеличить подачу электроэнергии в страну. Поэтому им нужны результаты как можно быстрее», — говорит источник.

Большие надежды правительство Ирака возлагает и на Лукойл. В то время как российская компания конкретно не подвергается санкциям, западные ограничения в торговле и финансах с Россией могут затруднить доступ Лукойла к капиталу, необходимому для таких проектов, как разработка его месторождения «Западная Курна-2» мощностью 430 000 баррелей в сутки. Лукойл в настоящее время не считает это приоритетным и говорит, что условия должны быть пересмотрены, учитывая низкую рентабельность проекта.

Компания согласилась на вознаграждение в размере всего 85 центов за баррель после уплаты налогов — самое низкое из всех иностранных операторов Ирака. Инфраструктурные ограничения являются еще одним препятствием, и Лукойлу еще предстоит построить трубопровод Туба-Фао (от действующего резервуарного парка Туба до находящегося на побережье Персидского залива комплекса нефтетерминало в Фао – авт.), который помог бы решить проблему. Абд аль-Гани признал необходимость увеличения экспортного потенциала Ирака путем ускорения проектов по установке трубопроводов, хранилищ и насосных станций.

Расширение «Западной Курны-2» также остается на повестке дня. Но Лукойлу не удалось утвердить план разработки своего гигантского месторождения «Эриду» в блоке 10, добыча на котором может достичь 250 000 баррелей в сутки к 2027-28 годам. В качестве еще одного признака недовольства инвесторов генеральный директор Inpex Такаюки Уэда назвал это «проектом головной боли», заявив, что японская фирма рассмотрит возможность продажи своей 40%-ной доли, если прогресс будет слишком медленным.

[i] https://www.spglobal.com/commodityinsights/en/market-insights/latest-news/oil/062222-iraq-mulls-boost-in-european-oil-deliveries-amid-declining-russian-volumes-somo

[ii] https://ina.iq/eng/22885-oil-reveals-a-project-to-extract-oil-and-gas-on-iraqs-borders-with-4-countries.html

[iii] https://www.reuters.com/business/energy/iraq-targets-7-mln-bpd-oil-output-capacity-2027-somo-head-2022-11-16/

[iv] https://www.hellenicshippingnews.com/iraq-targets-7-mln-bpd-oil-output-capacity-in-2027-somo-head/

[v] https://www.rudaw.net/english/middleeast/iraq/250120221

[vi] https://www.energyintel.com/00000184-5e75-d328-a5fd-5ef57d7e0000

[vii] https://www.energyintel.com/0000017b-c4c5-d0ae-a77b-c6d71a9c0000

52.38MB | MySQL:103 | 0,520sec