«Иран, Израиль и шиитская ось в 2023 г.»: оценки экспертов на конференции INSS. Часть 14

В Институте исследований национальной безопасности (INSS) в рамках программы изучения Ирана 21 ноября с. г. состоялось мероприятие, анонсированное как ежегодное, под названием «Иран, Израиль и шиитская ось в 2023 году: год конфликта?» В конференции, организованной  при поддержке Фонда Конрада Аденауэра, приняли участие высокопоставленные официальные лица и эксперты из США, Европы и Израиля.

Участники завершающей секции под названием «Последствия для национальной безопасности Израиля»: полковник в отставке Тамир Хайман, директор INSS, экс-глава АМАН – Управления разведки Генштаба ЦАХАЛа; полковник в отставке Моше (Буги) Яалон, бывший министр обороны Израиля (2013-2016); Меир Бен Шабат, бывший советник по национальной безопасности, старший научный сотрудник INSS; генерал-майор в отставке Амос Ядлин, бывший глава АМАН (2006-2010), старший научный сотрудник Белферовского центра науки и международных отношений Гарвардского университета, США; Сима Шайн, старший научный сотрудник, руководитель иранской программы INSS, бывший начальник аналитического отдела Моссад[i].

Одним из ключевых аспектов иранской угрозы являются «особые отношения между Израилем и США». По словам Меира Бен Шабата, «об этом никто не спорит, и эти отношения могут выдерживать моменты разногласий». «Невозможно заявлять о том, что Иран является экзистенциальной угрозой и одновременно действовать очень слабо и робко. По этому поводу между Израилем и США существует не то чтобы конфликт как между врагами, а своего рода внутрисемейная конфликтная ситуация». Он отметил, что «Америка не собирается отказываться от своего статуса лидера в мире, однако, отсутствие смертельной угрозы США со стороны Ирана не означает, что это не угрожает их мировому лидерству. В сложившейся ситуации они теряют свой статус, выглядя ослабленными. Американцы это понимают, даже если и не признаются в этом».

Меир Бен Шабат задает вопрос – «вообразимо ли то, что иранские дроны используются на Украине, а Вашингтон никак не реагирует, не делает даже заявления? Возможно ли принятие Израилем и США продолжения такой ситуации, когда Иран использует прокси, когда наносятся удары по курдам?» Он утверждает, что «невозможно обладать статусом в регионе и позволять такие вещи, которые сейчас происходят, не заявлять о своей позиции. И это даже без упоминания ядерного аспекта иранской угрозы». Поэтому, считает эксперт, «что-то изменилось в американском и мировом подходе». Это изменение он объясняет следующим образом. «Украина означает, что Иран не является единственной угрозой мировому порядку или порядку на Ближнем Востоке, это угроза всему миру и стабильности в нем. Это совершенно другой взгляд на вещи, который отличается от того, к которому привыкли в Израиле».

По словам Меира Бен Шабата, в Израиле не особо принято говорить о том, что в глазах Ирана еврейское государство является малой сатаной, незначительной угрозой, тогда как большая сатана – США. И на этом фоне «Израиль в какой-то мере выполняет функцию защитника не только своих собственных интересов в регионе, но и американских. Израиль выступает в роли авангарда интересов США». По мнению эксперта, «выход США из СВПД не должен был стать их последним шагом, а одной из мер в длительном противостоянии Ирану. Не завершение этого процесса и привело к тому, что происходит сейчас. Необходимо усиливать давление на Иран, создавать ощутимую военную угрозу. Поэтому у Израиля есть много чего сказать американцам, что он и делает. Сейчас главный вопрос заключается в степени вовлеченности США в этот процесс. Израилю следует говорить с США не только в Белом доме, но и в Конгрессе, а также с лицами, влияющими на общественное мнение, иначе так и не удастся заставить их пошевелиться. Сначала надо вести с ними переговоры закулисно, но если это не поможет в противостоянии иранской угрозе, выйти на публичный уровень.

Меир Бен Шабат считает, что «Иран использует прокси и нашел очень выгодный способ действия. Сегодня впервые в истории прокси не олицетворяются, т.к. иранцы направляют их на совершение действий и не платят за это. Успехи подконтрольных им сил превращаются в успехи Ирана, тогда как неудачные акции иранских прокси остаются их собственными провалами. Мир должен изменить эту модель поведения Ирана так, чтобы поставить знак равенства между прокси и теми, кто ими управляет».

Эксперт считает, что «Израиль должен добиться от администрации Байдена того, чтобы США изменили свой подход к Ирану, т.к. это приведет не только к возвращению Америки в регион, но и будет способствовать вовлечению в процесс Саудовской Аравии и монархий Персидского залива. Более того, это помешает России добиться успеха на Украине с помощью Ирана, расширит формат «Авраамовых соглашений» и что самое важное, восстановит порядок и стабильность в регионе». Иначе, полагает эксперт, «Ближний Восток погрузится в ядерную гонку вооружений, потому что другие страны не останутся в стороне, глядя на Иран и полагаясь на авось. Таким образом, израильскому руководству нужно пытаться вернуть американцев в процесс противостояния Ирану, притом не только в ядерной сфере, являющейся экзистенциальной угрозой Израилю и всему региону, но и в других вопросах» (таких как ракеты, дроны и пр.).

В отношении рисков и возможностей для Израиля в контексте угрозы со стороны Ирана, Тамир Хайман отметил, что «компоненты текущей израильской политики исчерпали себя, поэтому она должна быть изменена». По его мнению, «ощутимая изоляция и военная угроза Ирану не остановит его от продвижения к ядерной бомбе. Иранскому режиму удается преодолевать и переживать санкции, и даже если они приводят к каким-то последствиям, то не в ядерной сфере. Если США будут занимать позицию, согласно которой они воздерживаются от войны в регионе и полагаются только на дипломатию, это будет иметь значение, но сейчас этого недостаточно для того, чтобы остановить иранскую ядерную программу. Политическая изоляция не может быть действенной в условиях, когда изолируемый является частью Восточного блока стран, стремящихся к изменению мирового порядка». Эксперт выразил надежду, что это им не удастся.

В этой ситуации «Израиль должен, помимо создания военной угрозы и подготовки вооруженных сил, формировать поддержку в виде международной коалиции, в которой будет согласие по ряду красных линий, тогда и военная угроза будет серьезной». США и Европу эксперт называет «ключевыми игроками». Что касается переговоров, то в отличие от предыдущего периода, в настоящее время Т.Хайман считает это совершенно не подходящей опцией. «С этим надо что-то делать, так как оставлять ядерную сделку в виде зомби неприемлемо. Иран продолжит затягивать эту историю, и, в конце концов, истекут сроки действия ограничений по СВПД, и тогда он сможет действовать вполне легально. Поэтому Израилю надо не двигаться в сторону нового соглашения, а разрушить старое, вместе с европейскими партнерами убить этого зомби. Тогда можно будет применять санкции СБ ООН без угрозы вето со стороны России, и обсуждать с Ираном новое соглашение, когда он будет в худшем положении, чем сейчас. В любом случае, продолжение нынешней истории и отсутствие мер приведет Израиль к уменьшению стратегической свободы действий, вынудит принимать решения в не очень удобное для него время в плане возможностей в сложившемся раскладе сил на международной арене»[ii].

[i] https://www.inss.org.il/he/wp-content/uploads/sites/2/2022/11/iran_Kenes_2022.pdf

[ii] Завершающая панель: Последствия для национальной безопасности Израиля. https://www.inss.org.il/event/iran-2023/

62.43MB | MySQL:101 | 0,372sec