О новых приоритетах внешнеполитического курса Турции в Центральной Азии

Увеличение транзита наркотиков вновь повышает роль Афганистана во внешней политике Турции. В этой стране, помимо выгодного с экономической точки зрения географического положения на стыке двух континентов, проживает значительная часть представителей тюркских народов на севере, а также присутствуют большие залежи природных ресурсов, что также повышает интерес турецкой экспертной среды к этой стране с нестабильным политическим режимом. Афганистан находится в самом центре Среднеазиатского региона и его территория связывает между собой страны Ближнего Востока через Иран, постсоветского пространства – через Туркменистан, Узбекистан и Таджикистан, и Южную и Юго-Восточную Азию – через Пакистан. В случае наступления долгожданного мира и стабильности, даже относительного, Афганистан может превратиться в важнейшее связующее звено между Востоком и Западом, что прекрасно понимают в Турции. Это позволит проложить прямой наземный маршрут снабжения между рынками Юго-Восточной Азии и Европы, а также обеспечить коридор до Персидского залива и Индийского океана с перспективой прямого доступа к Африке. К тому же север Афганистана подразумевает прямой доступ к Синьцзян-Уйгурскому автономному району в Китае через Ваханский коридор, где проживает мусульманская часть уйгуров – тюркского народа, притесняемого Китаем, по версии западных СМИ. Территория Синцзяня (другое название «Восточный Туркестан»), как и северного Афганистана входят в единую концепцию «Великого Турана» и в многолетней перспективе турки намерены укрепить свое влияние в этой зоне.

С момента прихода к власти талибов турецкая администрация придерживалась необходимости сотрудничества с новым руководством Афганистана, пока другие государства держались в стороне. В Турции активно пытались заполучить контроль над аэропортом Кабула и в перспективе над другими воздушными гаванями Афганистана, но талибы пошли по пути диверсификации зависимости от иностранных государств и выбрали компанию из ОАЭ в 2021 году. Тем не менее различные турецкие фирмы развивают сотрудничество с талибами в сфере промышленности, разработке месторождений и вкладывают инвестиции в энергетику вместе со странами Центральной Азии. Особое внимание уделяется прокладке автомобильных и железнодорожных маршрутов из Афганистана в направлении Турции через Туркменистан и Узбекистан, а также из Китая через Иран. Помимо этого, турецкое правительство регулярно отправляет гуманитарную помощь в Афганистан, используя ж/д линию до Герата. А в религиозной сфере турки через управление по делам религии Турции (тур. Diyanet İşleri Başkanlığı) инвестируют в строительство пяти медресе с заделом на увеличение взаимодействия в религиозной сфере.

Для администрации Р.Т.Эрдогана в его планах по воссозданию Османской империи Афганистан играет не последнюю роль из-за экономических перспектив и его соседства с тюркоязычными странами, а также Пакистаном и Китаем. Великобритания и США после своего ухода позволили туркам зайти в Афганистан, чтобы не упускать своей выгоды. В случае успеха турки будут вывозить ресурсы из страны в интересах Запада. Контроль над основными маршрутами и инвестиционными проектами из Афганистана будет по сути означать и монополизированное владение над путями контрабанды наркотиков в Европу. А финансирование, вложение ресурсов в сферу образования и, особенно, в область религии являются превалирующим способом продвижения турецких интересов в странах Центральной Азии.

Все более активное расширение зон турецкого влияния в Центральной Азии тесно связано с установившимся присутствием Турции в некоторых государствах постсоветского пространства. Киргизия в силу своей экономической несостоятельности и выгодного положения с точки зрения контроля над нелегальными транзитными путями стала одним из основных объектов турецкой политики в Центральной Азии (ЦА).

Составной частью нового внешнеполитического курса Турции является оказание помощи в различных сферах государственной жизни для создания положительного образа и имиджа турецких властей в глазах киргизского населения. Основной упор при этом был сделан на образовательную и религиозную составляющую в Киргизии путем предоставления высококачественного образования и экспорта турецких культурных и религиозных ценностей с дальнейшим формированием необходимой прослойки населения с протурецкими взглядами. Например, турки формируют нужную группу людей, начиная с дошкольного возраста. Различные турецкие компании финансируют строительство и обеспечение десятков детских садов по всей Киргизии. Именно в детсадах начинается культивирование взглядов о единстве тюркских народов в рамках псевдогосударственного образования. С дошкольниками проводят различные занятия, готовя их к школе. Важнейшим институтом, выполняющим роль проводника турецких образовательных программ, стал киргизско-турецкий университет «Манас». Финансируется он в основном за счёт Турции – киргизские власти оплачивают обучение только 240 студентов при общем числе в более 4700 человек. Турция ежегодно выделяет на финансирование деятельности «Манаса» более 20 млн долл. ВУЗ возглавляется ректором из Турции, также как и глава попечительского совета, что фактически лишает киргизские власти возможности влияния на образовательную политику университета. Обучение идет на безвозмездной основе. С помощью «Манаса» Турция реализует программу создания прослойки протурецких высококвалифицированных специалистов из Киргизии.

С начала 90-х в Киргизии обозначилась тенденция роста числа мусульманских организаций и объединений – с 39 мечетей в 1990 году их число возросло к 2700 к 2021 году, причем значительная часть – нелегальная. Из-за высокой угрозы радикальной исламизации населения киргизские власти начали совместную с Турцией реформу религиозного образования с целью обретения контроля над ситуацией в стране. Особую роль в этом сыграло управление по делам религии Турции, специалисты которого с разрешения киргизского правительства организовали центры религиозного обучения для распространения ценностей умеренного ислама с «турецким уклоном». С относительно недавнего времени священнослужители в крупных мечетях и медресе начали получать зарплату из специально созданного фонда при Духовном управлении мусульман Киргизии, позаимствовав турецкую практику с намерением установить контроль над религией.

В заключение отметим, что оказывая помощь Киргизии в реформировании образовательной и религиозной сфер, Турция тем самым исламизирует киргизское общество в составе единого тюркского объединения. Финансирование учебных процессов, строительство кампусов, жилых кварталов, мечетей и медресе, стажировки имамов и студентов в Турции позволяет повысить престиж турецкой республики в глазах киргизских граждан. Вложения и инвестиции в слаборазвитые районы Киргизии, в некоторых случаях путем дополнительного финансового стимулирования, обеспечили серьезный контроль протурецких политиков и организаций на территории стран ЦА. Представляется, что турецкое влияние в Киргизии растет все больше, а ее власти не намерены что-либо менять из-за слабой экономической и политической ситуации, а также серьезного укоренения протурецких сил.

62.2MB | MySQL:101 | 0,684sec