Оценки перспектив китайско-израильских отношений в контексте глобальных и региональных процессов и внутриполитической ситуации в Израиле

Израиль и КНР стремятся продемонстрировать взаимный интерес и поступательное развитие сотрудничества. На днях в ходе мероприятий, посвященных 30-летию установления дипломатических отношений между государствами и первой годовщине работы обновленного порта Хайфы под управлением китайской компании SIPG, генеральный консул ближневосточной страны в Шанхае Э.Шапира отметил успехи в двустороннем взаимодействии, свидетельством которых он счел «торговые и экономические связи, объем которых быстро вырос с 250 млн до более чем 24 млрд долларов». Отдельно дипломат подчеркнул значимость проекта, реализованного в Хайфе. По его словам, «эксплуатация нового порта, безусловно, является историческим моментом для Израиля, несет в себе большие надежды для всей израильской экономики и служит интересам общества». Кроме того, «это приведет к усилению конкуренции в портовой отрасли, улучшению и рационализации услуг, позиционированию израильских портов как передовых в бассейне Восточного Средиземноморья».

Несмотря на столь положительные отзывы, прозвучавшие со стороны официального представителя Иерусалима, ситуация на израильско-китайском треке выглядит в реальности менее многообещающей. Так, сразу несколько источников из ближневосточной страны за последнее время сообщили об усилении давления на Израиль со стороны Соединенных Штатов с целью сдерживания отношений с КНР. В начале декабря заместитель помощника Госсекретаря США по многосторонним и глобальным проблемам, связанным с Китаем, Юнг Х.Пак на конференции китайско-израильской академической сети SIGNAL призвала ближневосточное государство гарантировать сохранность его «передовых критически важных технологий» от поглощения КНР, поскольку обратное рискует нанести урон американской национальной безопасности.

Еще в конце ноября в израильских СМИ со ссылкой на представителей узкого кабинета безопасности появились сообщения об ужесточении контроля над иностранными инвестициями, а, как известно, такие меры были внедрены в государстве ранее именно с подачи Белого дома в целях сдерживания отношений Иерусалима и Пекина. В частности, планируется подвергать оценке комитета по иностранным инвестициям все государственные тендеры с участием зарубежных игроков, а также сделки, важные в контексте обеспечения национальной безопасности, если объем иностранных вложений составляет более 5 %. Кроме того, будут контролироваться все зарубежные инвестиции, превышающие 20 % от стоимости компании, независимо от сферы. В дополнение к этому в комитете повышается статус МИДа, ныне играющего лишь консультативную роль, а принадлежность того или иного бизнеса к критически значимой сфере станут определять государственные органы. На данном основании, как полагают израильские обозреватели  администрация Дж.Байдена все же сумела оказать на Израиль серьезное воздействие. При этом сделано это было, вероятно, на этапе нахождения на посту премьер-министра Я.Лапида. Немаловажно и то, что после реформы комитет по контролю над иностранными инвестициями будет более близок к тому, каким его видел Д.Трамп, старательно побуждая правительство ближневосточного государства к созданию такой структуры.

Оптимисты в рядах израильских журналистов склонны видеть ограниченность негативного американского влияния. Так, с одной стороны, Юнг Х.Пак подчеркнула, что Вашингтон никоим образом не стремится полностью блокировать отношения Иерусалима с Пекином. По ее словам, «США не заинтересованы в отключении экономики Китая от американской или мировой экономики», а лишь «работают над тем, чтобы Китай соблюдал правила игры, применимые ко всем». С другой стороны, приведенное выше описание преобразований в профильном комитете не касается частных технологических компаний. Сделана эта лазейка была израильским правительством намеренно для того, чтобы минимизировать ущерб для высокотехнологичного сектора, представляющего собой локомотив экономики государства.

Впрочем, справедливости ради, стоит отметить, что в данном случае в игру вступает нечто вроде механизма вторичных санкций. Другими словами, сами израильские предприниматели  зачастую избегают сотрудничества с КНР, поскольку знают, что обратной стороной такого взаимодействия способно стать блокирование для них существенно более значимого американского рынка. Для поддержания отношений американская сторона, в свою очередь, даже готова на определенные компенсации. По словам экс-помощника Госсекретаря США по Ближнему Востоку Д.Шенкера, занимавшего данный пост в 2019-2021 гг., именно по таким соображениям в июле Белый дом запустил стратегический диалог высокого уровня по технологиям с Израилем, полагая, что это позволит добиться «лучшего взаимопонимания».

Свой взгляд на проблему предложили и эксперты из ФРГ, которые на днях провели конференцию под названием «Китай и Израиль: внешняя политика, торговля и влияние в нестабильные времена». Она прошла под патронажем стипендиальной программы Sylke-Temple-Fellowship Германо-израильского фонда Форума будущего. В ходе мероприятия эксперт по КНР из Немецкого фонда науки и политики (SWP) А.Станцель сообщила, что Китай преследует цель превращения в мировую державу, что требует от него присутствия и упрочения влияния во всех регионах, в том числе на Ближнем Востоке. Для этого страна делает долгосрочные инвестиции, создавая таким образом нечто вроде экономической зависимости, а также повышает влияние в международных организациях.

В целом несмотря на общую заинтересованность в развитии отношений, контакты Иерусалима и Пекина испытывают серьезные сложности, вытекающие из политики США в отношении КНР. При этом исходя из сообщений о реформировании комитета по контролю за иностранными инвестициями в Израиле, есть основания полагать, что зависимость от Белого дома на данном направлении существенно возросла в период руководства правительством ближневосточной страны Я.Лапидом, делавшим ставку на особые отношения с демократической администрацией. Такие трансформации рискуют дополнительно затруднить китайско-израильский диалог, который пока опирается на экономику и инфраструктурные проекты, а не на политической сближение и сотрудничество в рамках международных организаций.

Вместе с тем, как кажется, имеется еще один фактор, потенциально стимулирующий Иерусалим сохранить тесные связи с Пекином. Состоит он в интересе к Китаю умеренных ближневосточных режимов, испытывающих трудности с США и при этом поддерживающих контакт с Израилем. К примеру, в ходе недавнего визита в КСА председателя КНР Си Цзиньпина было сделано совместное заявление, содержащее такие значимые для региона темы как мирное урегулирование и внутренние реформы и борьба с террористической активностью в Ливане. Несмотря на то, что текст напрямую не свидетельствует, что Пекин и Эр-Рияд полностью солидаризируются с восприятием данных тем в Иерусалиме, выбранные формулировки выглядят весьма дружественными к нему и создают основу уже для трехстороннего диалога по политико-дипломатическим вопросам и проблемам безопасности. А это, в свою очередь, способно позитивно воздействовать на сдерживание иранского присутствия на Ближнем Востоке и подталкивать КСА к установлению с Израилем полноценных отношений.

62.57MB | MySQL:101 | 0,571sec