Оценки в Израиле происходящего на Украине и ситуации вокруг нее. Часть 78

С момента начала Россией 24 февраля 2022 г. специальной военной операции на Украине, в израильских СМИ и экспертно-аналитических центрах анализируют развитие военной кампании, ее разные аспекты и возможные последствия для участников конфликта, Израиля, Ближневосточного региона и всего мира в целом.

Д-р Шай Хар-Цви (старший научный сотрудник Института политики и стратегии /IPS/ Университета Райхмана, подполковник на пенсии, бывший руководитель аналитического отдела Управления военной разведки; бывший исполнительный директор по исследованиям Министерства по стратегическим вопросам; бывший исполняющий обязанности генерального директора министерства; эксперт по стратегическим вопросам на международной арене и политике великих держав на Ближнем Востоке, особенно России, включая ее военные отношения со странами региона[i]) в статье «»Зимние каникулы» на Украине – время реорганизовываться или договариваться?» определяет стратегию России и Украины (хотя по факту речь идет о стратегии Запада, тогда как Украина упоминается лишь в контексте военной силы на поле боя) и пытается выяснить, назрели ли условия для продвижения соглашения между враждующими сторонами.

Он исходит из того «очевидного факта, что через десять месяцев с момента начала войны на Украине ни одна из сторон не способна добиться решающей военной победы». Допускается, что «участники конфликта прилагают все усилия, чтобы улучшить свои позиции, готовясь к действиям в условиях зимних месяцев. Обе стороны осознают, что эта зима, в течение которой возможности для проведения наступательных маневров ограничены, может определить ход кампании в 2023 г.»

Стратегию России Хар-Цви называет «комбинированной, основанной на демонстрации цены поражения для Украины и оперативной перегруппировке сил». Таким образом, «Россия, продолжая оказывать энергетическое давление на Европу, усилила удары по инфраструктуре и электростанциям по всей Украине, включая центральную и западную части страны, прервав подачу воды, электричества и других коммунальных услуг и вызвав обеспокоенность по поводу гуманитарного кризиса в морозный зимний период. В то же время российская армия пытается улучшить свое развертывание на земле, чтобы избежать очередного провала, подобного тому, который произошел некоторое время назад под Харьковом. Поэтому русские относительно организованно уходят из районов, оккупированных ими в начале войны (Херсон), совершенствуют свою оборонительную схему, продолжают принимать меры по обучению призванных гражданских лиц, а также пополнять материальные средства, которые существенно истощились во время войны (в том числе за счет помощи Ирана в производстве беспилотников на территории России)».

Украина же, полагает израильский эксперт, «стремится сохранить темп наступления до начала [полноценной – здесь и далее прим. автора] зимы, одновременно пытаясь измотать российскую армию, в том числе ударами по линиям снабжения и, возможно, даже проведением еще одной атаки [ежедневные обстрелы ВСУ территории ДНР и ЛНР и гибель гражданского населения израильский эксперт игнорирует]». По мнению Хар-Цви, «президент Зеленский надеется, что дополнительные успехи на поле боя убедят западных лидеров в том, что продолжительные боевые действия заставят российскую армию уйти из большего числа регионов и заставят Москву пойти на договоренности с более слабой позиции. Поэтому он не считает логичным заключение соглашения в настоящее время, так как верит в увеличение военной помощи, включая предоставление систем ПВО (того, чего украинской армии особенно не хватает)».

Тем не менее, эксперт IPS видит «первые признаки диалога», причем осознанно или нет, называет вещи своими именами (говоря о противостоянии всего Запада и России на Украине). Он указывает на контакты не между Москвой и Киевом, которые изначально упоминались им в качестве «сторон конфликта», а между Москвой и Вашингтоном (Западом). Потребность в «диалоге» между ними эксперт объясняет тем, что «осознание установления на поле боя ничьей в сочетании с огромными издержками, которые заставляет нести эта война, побудило ключевых игроков на Западе отстаивать возможность поиска схемы достижения договоренности. На фоне недавних успехов украинской армии, а также понимания того, что, даже если Россию обуздать и не допустить ее победы в этой войне, русских нельзя ни победить, ни заставить прекратить боевые действия». Кроме того, отмечается «рост обеспокоенности по поводу того, что в случае, если Путин будет загнан в угол, он может быть вынужден применить крайние средства возмездия».

Подтверждение этому эксперт увидел в позиции председателя Объединенного комитета начальников штабов США генерала Марка Милли, который продвигает идею о том, что пришло время для достижения договоренности. Генерал утверждает, «что недавние успехи украинской армии и продолжающиеся неудачи России ослабили ее позиции, что должно быть использовано для занятия места за столом переговоров с позиции силы, чтобы обеспечить [более выгодное для Запада] политическое решение конфликта». При этом отмечается, что американский генерал одной из причин для продвижения диалога на данном этапе считает то, что «шансы украинской армии победить и вытеснить Россию со всех территорий, которые она оккупировала во время войны, невелики». Точно также «президент Макрон призвал Россию и Украину договориться об урегулировании конфликта».

Изменение подхода Вашингтона и Москвы Хар-Цви увидел в том, что «Бернс, глава ЦРУ, встретился со своим российским коллегой Нарышкиным в Турции, а затем посетил Киев». Речь идет о встрече в Анкаре 14 ноября этого года, в ходе которой Уильям Бернс и глава Службы внешней разведки РФ Сергей Нарышкин «обсудили задержанных граждан США и ядерные риски», тогда как согласно телеканалу CNN, сославшегося на представителя совета по нацбезопасности США, «Бернс не намеревался обсуждать мирное урегулирование конфликта на Украине»[ii].

Хар-Цви упоминает о сообщениях американских СМИ, согласно которым «советник по национальной безопасности Салливан в последние месяцы ведет секретные переговоры с высокопоставленными российскими чиновниками». Помимо этого, «в октябре также было несколько телефонных переговоров между министром обороны и начальником генерального штаба России и их американскими коллегами». Израильский эксперт полагает, что «последовательность таких прямых контактов между высокопоставленными представителями министерства обороны обеих стран после длительного периода отсутствия взаимодействия может указывать на готовность сторон изучить возможность переговоров о соглашении и/или, по крайней мере, гарантии, что ситуация на Украине не выйдет из-под контроля».

Ключевыми препятствиями к урегулированию конфликта Хар-Цви называет «вопрос о судьбе территорий, оккупированных Россией с момента вторжения (как и вопрос Крыма)». По словам эксперта, «Путин не может их [территории] отпустить, особенно после того, как он объявил об их присоединении к России; Зеленскому также не хватает полномочий от украинской общественности на то, чтобы отказаться от территорий, даже в обмен на прекращение боевых действий». Допускается, что «единственным вариантом договоренности в обозримом будущем (если таковая вообще будет достигнута) может стать поиск творческой модели, когда суверенитет каждой стороны останется неприкосновенным, или любая другая формула (например, гонконгская модель), которая позволит обеим сторонам представить соглашение как достижение с их стороны». (Напомним, что Гонконг – особый административный регион в Китае в рамках модели «одна страна – две системы»).  В любом случае, полагает эксперт, «решение о возобновлении переговоров в сочетании с уровнем и личностью представителей, которых обе страны решат назначить, укажет на то, действительно ли договоренность достижима, или же в эти зимние месяцы пройдет перегруппировка и подготовка к очередному ожесточенному боестолкновению весной 2023 г.»

Рассуждения о последствиях происходящего на Украине для Израиля сопровождаются упоминанием об «осторожном подходе израильского правительства сначала войны, что касается предоставления Киеву израильских систем противовоздушной обороны. Этого пока не произошло, несмотря на неоднократные просьбы украинского руководства и его заявления о том, что Израиль должен четко заявить о поддержке Киева, тем самым встать «на правильную сторону истории»». Позицию Израиля эксперт объясняет «сложными отношениями с Россией и, в первую очередь, ее разрушительным потенциалом, в частности, возможностью воспрепятствовать свободе действий израильских ВВС на сирийской арене, атаковать израильские цели (кибератаки или радиоэлектронная борьба) или угрожать безопасности российских евреев».

Помимо этого, Хар-Цви указывает на то, что в условиях «более тесного сотрудничества России и Ирана в области безопасности Израиль стремится не допустить перехода этих связей в более проблемные области (ядерная программа, Сирия). Поэтому израильское руководство должно проявлять особую осторожность и воздерживаться от шагов, которые могут заставить Россию принять ответные меры, сыграв на руку Тегерану». Одной из причин принятия Израилем осторожной политики эксперт называет также «предупреждения российских официальных лиц о том, что участие еврейского государства в украинской кампании будет стоить ему дорого».

В условиях «хрупкой реальности с безопасностью в регионе и в свете обострения конфликта между Израилем и Ираном», эксперт советует израильскому руководству «активно сохранять свои максимальные возможности и свободу действий для защиты своих интересов и принятия мер против иранских целей в регионе». Новому израильскому правительству во главе с премьер-министром Биньямином Нетаньяху Хар-Цви рекомендует «избегать поставок на Украину систем противовоздушной обороны и/или других вооружений, но при этом продолжать придерживаться позиции Запада, публично выражая поддержку Украине, осуждая военные преступления, совершенные Россией, а также развивая сотрудничество с Киевом (напрямую или через третьих лиц)». Оценивая реакцию России на заявления израильских властей, сделанные в последние месяцы, эксперт делает вывод, что «Москва не считает, что тем самым Израиль пересек какие-либо красные линии. Как бы то ни было, Израиль должен настаивать на ведении диалога с Москвой (особенно по спорным вопросам) за закрытыми дверями, не привлекая внимания СМИ»[iii].

[i] Dr. Shay Har-Zvi. https://www.runi.ac.il/en/research-institutes/government/ips/about/ips-team/shay-har-zvi/

[ii] Глава ЦРУ проводит встречу с Нарышкиным в Анкаре // РИА. 14.11.2022. https://ria.ru/20221114/vstrecha-1831414557.html

[iii] “Winter Break” in Ukraine – Time to Reorganize or Negotiate? / IPS. December, 2022. https://www.runi.ac.il/en/research-institutes/government/ips/activities/newsletter/har-zvi14-12-22ea/

62.37MB | MySQL:101 | 0,518sec