О проблемных вопросах турецко-финских отношений

Финляндия продолжает находиться в зависимом положении от Турции и сейчас фактически рассматривает возможность выдачи разрешений на экспорт оружия Анкаре после подписания ею в 2019 году запрета ЕС в связи с вторжением турецких военных в Сирию для борьбы с курдскими ополченцами[i]. Министр обороны Финляндии А.Кайкконен заявил, что его правительство готово пойти на выдачу разрешений на экспорт оружия Турции в каждом конкретном случае, а взамен Турция должна как можно скорее ратифицировать членство Финляндии в НАТО. На этой неделе он встретился со своим турецким коллегой Х.Акаром в турецкой столице, но после встречи стало ясно, что «четкой даты» вступления Финляндии в НАТО пока нет. Турецкие официальные лица продолжают заявлять, что с их точки зрения «торопиться некуда», продолжая требовать от северных стран прекратить всякую поддержку курдских группировок, которые турецкое правительство считает «террористическими».

Жалуясь на это на пресс-конференции со шведскими и американскими официальными лицами, глава МИД Финляндии П.Хаависто сказал: «Чего нам все еще не хватает, так это четкой даты, четкого плана для турецкого парламента по решению этого вопроса». Глава Минобороны Финляндии пояснил следующее, что все же вряд ли поможет сдвинуть дело с мертвой точки с Турцией: «Категорического запрета на экспорт не существует», — сказал А.Кайкконен журналистам после встречи со своим турецким коллегой в Анкаре. «Финляндия принимает решения о разрешениях на экспорт оборонных материалов в каждом конкретном случае и членство в НАТО станет частью этого целостного процесса рассмотрения»[ii].

Как известно, в сентябре Швеция одобрила поставки оборонной продукции в Турцию, несмотря на то, что отозвала все действующие разрешения на экспорт в Анкару в 2019 году. В том же году Финляндия приняла политическое решение не выдавать Турции новые разрешения на экспорт, заявив, что оборонные материалы не могут быть проданы странам, находящимся в состоянии войны. Однако, как отмечается, с тех пор Финляндия отказалась от этой принципиальной позиции, поскольку в настоящее время она направляет оборонную помощь Украине на фоне специальной военной операции ВС РФ. Напомним, что текущие договоренности обязывают Финляндию и Швецию предпринять следующие конструктивные шаги:

– создание «совместного структурированного механизма диалога и сотрудничества» для борьбы с терроризмом и противодействия организованной преступности;

– борьба с терроризмом в соответствии с политикой НАТО и укрепление своего внутреннего законодательства по мере необходимости с этой целью;

– рассмотрение запросов Турции о депортации и создание «необходимых двусторонних правовых рамок» для облегчения экстрадиции;

– расследование и прекращение финансирования и вербовки РПК;

– борьба с дезинформацией, приносящей пользу террористическим группам;

– обеспечение того, чтобы никакие нормативные препятствия не мешали им экспортировать оружие в Турцию;

– поддержка участия Турции в общей политике безопасности и обороны ЕС и участие в проекте «Постоянного структурированного сотрудничества ЕС» (PESCO) в военной сфере.

Несмотря на согласие сторон по этим пунктам, остаются вопросы относительно того, как далеко Хельсинки и Стокгольм готовы зайти, чтобы удовлетворить ожидания президента Турции[iii]. Парламент Турции вряд ли поставит вопрос на голосование по ратификации до тех пор, пока (1) новый закон Швеции о борьбе с терроризмом не вступит в силу в начале 2023 года; (2) Швеция расширяет сотрудничество с Турцией в отношении РПК, например, препятствуя сбору средств организацией на своей территории; (3) Стокгольм демонстрирует, насколько далеко он готов зайти, чтобы обеспечить соблюдение антиподстрекательских положений меморандума (например, путем подавления демонстрации флагов РПК и других символов на демонстрациях или ограничения митингов в поддержку РПК); и (4) Стокгольм и Анкара достигают соглашения о депортации любых лиц в Турцию. Другие факторы, которые могут сыграть важную роль в принятии Анкарой решения о вступлении в НАТО могут быть следующими: продажа F-16; отношения с Россией; выборы-2023.

Решение Швеции и Финляндии вступить в НАТО представляет собой серьезное изменение в стратегии национальной безопасности обеих стран, вызванное конфликтом на Украине. Тем не менее, предприняв шаги по сдерживанию России, Стокгольм и Хельсинки, возможно, неожиданно оказались втянутыми в дипломатическую игру с Турцией. Обеспечение согласия Анкары на их членство потребует изменения мышления, поскольку членам альянса приходится серьезно относиться к предполагаемым угрозам своих союзников и тесно координировать свои действия для их устранения.

Представляется, что Финляндия не теряет надежды на то, что Анкара сможет хотя бы одобрить ее членство до выборов в Турции в 2023 году. Возникает опасение, что президент Р.Т.Эрдоган может отложить вопрос о членстве Финляндии и Швеции на месяцы, чтобы послать «жесткий» сигнал для внутриполитического потребления. Учитывая прошлые модели поведения, более чем вероятно, что Р.Т.Эрдоган будет использовать это так долго, как потребуется, а Финляндия и Швеция будут продолжать оставаться в неопределенности.

[i] https://www.zerohedge.com/geopolitical/finland-mulls-arms-exports-turkey-amid-pressure-over-nato-entry

[ii] https://news.yahoo.com/finland-pushes-back-turkey-weapons-133845419.html?guccounter=1

[iii] https://www.washingtoninstitute.org/policy-analysis/will-turkey-ratify-sweden-and-finlands-nato-accession

62.36MB | MySQL:101 | 0,550sec