О текущем состоянии и перспективах энергетического сотрудничества Израиля и Кипра с учетом запросов ЕС

Согласно прозвучавшему в понедельник заявлению министра энергетики Кипра Н.Пилидис, островное государство рассматривает возможность строительства трубопровода для транспортировки израильского газа с целью его последующего экспорта в Европу морским транспортом. По ее словам, «это дешевле, технически более осуществимо и обеспечивает большую гибкость с точки зрения экспортных маршрутов посредством использования судов». Реализацией данного проекта готова заняться греческая нефтегазовая компания Energean, акции которой торгуются на лондонской и тель-авивской фондовых биржах, а сама она уже активно вовлечена в проекты в энергетическом секторе ближневосточной страны. В частности, осенью текущего года Energean сообщила об успешном разведочном бурении месторождения «Гермес» в израильской исключительной экономической зоне, а также получила разрешение на коммерческое бурение на месторождении «Кариш». В результате, как указала Н.Пилидис, в настоящий момент для старта инициативы по возведению нового газопровода Никосия ожидает информации от Иерусалима относительно того, сколько «голубого топлива» он готов отправлять в ЕС по такому маршруту.

Усиление интеграции с энергетической системой Израиля необходимо Кипру для демонстрации своей значимости в европейской стратегии поиска альтернатив российским ресурсам, особенно в условиях текущего кризиса. Еще в октябре в ходе последнего заседания Газового форума государств Восточного Средиземноморья обозреватели отметили, что Кипр стремится фокусироваться на краткосрочных инициативах, способных удовлетворить актуальные запросы потребителей из ЕС. В частности, полностью не отказываясь от идеи возведения подводного газопровода EastMed, а представляя его как долгосрочную цель, Н.Пилидис обозначила намерение Никосии ускорить добычу газа с месторождения «Афродита», рассмотрев возможность его транспортировки в Египет, а уже оттуда в виде СПГ в Европу.

В сделанном в понедельник заявлении министр энергетики островного государства также рассказала о текущих запасах, имеющихся на шельфе страны. Они, по оценкам политика, составляют порядка 12-15 трлн куб.  футов, из которых около 4,5 трлн куб. футов приходится на «Афродиту». Лицензии на разведку более половины месторождений, если верить представительнице правительства Кипра, уже выданы таким мировым гигантам, как ExxonMobil, Eni, Total, Qatar Petroleum. При этом упоминание компании Energean в ее интервью также не случайно. Помимо того, что, как говорилось выше, данная компания уже успешно работает в Израиле, значимость ее определяется для Кипра еще и проведенными ею геологоразведывательными работами в районе месторождения «Гермес». Последнее, хотя и относится к израильской исключительной экономической зоне, примыкает к кипрской, тем самым делая более благоприятным прогноз о запасах и этой страны. Как следствие, повышение прогнозов добычи газа потенциально увеличивает шансы на европейское финансирование, в том числе теоретически даже проекта EastMed.

Впрочем, есть в кипрско-израильском энергетическом сотрудничестве и ряд сдерживающих факторов, первый из которых — неразрешенный спор вокруг эксплуатации газовых месторождений, примыкающих к морским границам государств, а именно кипрской «Афродиты» и израильского «Ишая». С сентября текущего года Иерусалим и Никосия последовательно заявляют о намерении добиться прогресса, особенно после того, как был достигнут израильско-ливанский компромисс о разграничении исключительных экономических зон. Н.Пилидис в понедельник также высказала оптимистичный прогноз, сообщив, что план разработки месторождения «Афродита» должен быть представлен к концу текущего года, а коммерческая эксплуатация запланирована на 2027 г. Однако еще в ноябре стало известно, что оценочное бурение кипрского месторождения было отложено до августа 2023 г. из-за возражений министра энергетики Израиля К.Эльхарар. В результате по текущим оценкам сроки реализации проекта сдвигаются, как минимум, на 9 месяцев.

Вторая проблема, актуальная как для Кипра, так и для Израиля – стратегия энергоперехода ЕС, которая делает бесперспективными для Брюсселя серьезные долгосрочные инвестиции в крупные инфраструктурные проекты, связанные с ископаемым топливом. Как следствие, для государств встает вопрос переориентации на возобновляемую энергетику. Пока на этом направлении реализуется проект EuroAsia Interconnector, церемония символического открытия которого состоялась в октябре, а строительство первой очереди подводного кабеля началось в декабре и должно включить в себя маршрут от Греции до Кипра через Крит, позволяя преодолеть энергетическую изоляцию островного государства от ЕС.

А вот заявку на финансирование второй очереди Кипр-Израиль только предстоит подать, хотя стороны и надеются, что появится шанс вести работы на двух участках параллельно благодаря привлечению частного капитала. Впрочем, и это полностью не решит проблему, особенно с кипрской стороны, поскольку у нее не имеется достаточно развитых технологий в области возобновляемой энергетики, прежде всего солнечной, а также мощностей для хранения электроэнергии.

В целом энергетический компонент сотрудничества представляет собой не только одну из основ трехстороннего взаимодействия в треугольнике Израиль-Греция-Кипр, но и фактор сближения островного государства с Европой, в том числе в политической сфере, а также получения от ЕС дополнительного финансирования на инфраструктуру. Все это предопределяет повышенную заинтересованность Никосии в продолжении партнерства с Иерусалимом, особенно в условиях его нормализации с Анкарой, создающей риски, как минимум, диверсификации маршрутов поставок израильского газа в европейским потребителям. Как кажется, в краткосрочной перспективе, дабы каким-то образом поучаствовать в инициативах ЕС по замещению российских энергоносителей, Кипру, равно как и Израилю, будет целесообразнее ориентироваться на Египет и его СПГ-терминалы.

В долгосрочные планы государств имело бы смысл интегрировать проекты в сфере возобновляемой энергетики, где израильские инновации способны помочь решить имеющиеся у Кипра технологические проблемы. Немаловажно и то, что Кипр и Израиль заметно отстают от Египта в сфере т.н. «зеленого» водорода, которой Европа уделяет повышенное внимание в рамках плана декарбонизации. При этом турецкая опция здесь Израилю  также не подойдет по причине того, что Анкара находится здесь не на передовой  позиции в регионе. А вот Греция, наоборот включила водород в свою энергетическую стратегию еще в 2019 г. и принимает участие в профильных европейских проектах, в том числе по возведению соответствующей инфраструктуры. В результате возникает шанс реализовать совместный трехсторонний проект в данной области, который, так или иначе, позволил бы актуализировать или заменить на выгодных для государств условиях газопровод EastMed.

52.29MB | MySQL:103 | 0,491sec