Германия: причины и возможные последствия перегруппировки сил Бундесвера в Сахеле

На днях министр обороны Германии К.Ламбрехт (СДПГ) завершила поездку в Сахель, включавшую в себя т. н. «предрождественский» визит в войска, дислоцированные в Мали, а также провела политические переговоры в Нигере. В рамках первой части программы пребывания представительницы федерального правительства акцентом было избрано ее личное общение с военнослужащими Бундесвера перед началом зимнего праздничного сезона, направленное на то, чтобы выразить им благодарность за проделанную работу. Кроме того, К.Ламбрехт, ранее активно продвигавшая необходимость прекращения мандата на участие в миссии ООН MINUSMA в противовес главе МИД А.Бербок, стремилась подчеркнуть следование плану постепенного завершения наиболее опасного для контингента ФРГ зарубежного развертывания к маю 2024 г. Немаловажно, что, отстаивая тезис о целесообразности вывода немецких военных она фокусировалась на непосредственной угрозе для них, что было воспринято обозревателями, в том числе освещавшими ее предшествующий визит в Гао весной текущего года, как очередная попытка повысить собственную популярность в рядах Бундесвера, где ее назначение главой оборонного ведомства было встречено со скепсисом.

Вторая часть визита, сосредоточенная на Нигере, имела существенно более высокую внешнеполитическую мотивацию.

Во-первых, заявляя о планах поэтапного ухода из Мали, правительство О.Шольца подчеркивало, что не отказывается от общих обязательств в Сахеле, а потому будет прилагать все усилия, чтобы найти новые формы и способы стабилизации африканского региона.

Во-вторых, в преддверии отъезда К.Ламбрехт Совет ЕС принял принципиальное решение о развертывании новой партнерской миссии EUMPM в Нигере в составе 250 военных. Ее цель, как следует из пояснительной записки, заключается в содействии укреплению вооруженных сил данной страны путем обучения, обмена опытом, поддержки в сфере инфраструктуры и логистики и помощи в процессе создания нового батальона связи. При этом в Брюсселе рассчитывают таким образом внести вклад в борьбу с терроризмом, а также сдержать миграционные потоки. Рассчитана данная операция на три года и должна обойтись в 27,3 млн евро. Примечательно, что финансирование EUMPM будет осуществляться из европейских средств, включая фонды, в настоящий момент используемые для Украины.

В-третьих, немаловажно, что своего рода основу EUMPM составляет миссия Бундесвера Gazelle, завершившаяся в середине декабря. В рамках нее военнослужащие из ФРГ в сотрудничестве с партнерами, включая США, Италию и Бельгию, обучали нигерский спецназ. Gazelle традиционно оставалась на периферии активности Германии в Сахеле, в том числе потому, что изначально не включалась в перечень зарубежных миссий и не оформлялась посредством утверждения мандата Бундестага. Данный факт был обнаружен в 2019 г. и раскритикован нынешними коалиционными партиями СДПГ и «Зелеными», а также оппозиционными «Левыми», после чего «Gazelle»  вошла в мандат MINUSMA.

Теперь вопреки прежним правовым коллизиям уже действующее правительство стремится позиционировать данный опыт как позитивный и полезный не только для Германии, но и в масштабах ЕС. Так, в апреле текущего года во время прошлого визита в Мали К.Ламбрехт называла Gazelle «успешной концепцией» и «флагманским проектом», предложив уже тогда перезапустить на ее основе новую европейскую миссию. Целесообразность такого шага в практической плоскости была мотивирована многозадачностью, в которой работают вооруженные силы Нигера, борясь с трансграничным терроризмом не только в связке с Мали, но и Буркина-Фасо. В стратегическом плане, как кажется, правительство и его старшая коалиционная партия стремились таким образом сгладить неудачи развертывания и в Афганистане, и в Мали, продемонстрировав своего рода историю успеха.

Как следствие, визит К.Ламбрехт оказался истолкован как некий анонс готовящейся передислокации Бундесвера в Сахеле и изменения политики ФРГ в регионе. Так, по словам федерального министра обороны, «Сахель нельзя оставлять без внимания», а потому Берлин «хочет помочь региону добиться большей стабилизации» и «внести свою лепту, в том числе миссией ЕС». При этом глава оборонного ведомства рассчитывает, что вклад Бундесвера станет «двузначным», в то время как в Мали сейчас, по разным данным, может находиться от 1100 до 1400 военных из ФРГ. Таким образом, предполагается, что власти выполнят в новом формате свое общее обещание оптимизировать зарубежные миссии с участием Бундесвера, повышая безопасность военных, а также сохранят присутствие в регионе, не допуская образования вакуума.

Таким образом, в итоге может сложиться мнение, что правительство О.Шольца сумело найти вариант изменения формата своей вовлеченности в стабилизацию Сахеля с учетом как собственных внутриполитических соображений, так и пожеланий партнеров. Однако в реальности это не совсем так. С одной стороны, как отмечают германские обозреватели, ситуация в Нигере рискует стать более опасной, в том числе для военных, прежде всего с учетом ухода из Мали. С другой стороны, по мнению депутата от «Левой» партии С.Дагделен «отправка войск в Нигер служит только для того, чтобы обеспечить добычу урана для Франции». В собственных интересах федеральной республики, на ее взгляд, было бы «извлечение уроков из неудачной военной операции в Мали и немедленный вывод всех немецких солдат из региона Сахеля».

52.2MB | MySQL:103 | 0,575sec