Террористические угрозы и тенденции, на которые следует обратить внимание в 2023 году. Часть 2

В качестве примера сплоченности террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ) можно привести масштаб деятельности движения в Мозамбике. Пока самопровозглашенный «халифат» находился под давлением мобилизованной против ИГ международной коалиции, движение плодотворно расширялось в других местах. Начиная с 2017 года, теракты, совершенные ИГ в Мозамбике, унесли жизни более 3000 человек и привели к появлению почти миллиона внутренне перемещенных лиц. Нарастающая террористическая активность также поставила под угрозу ресурсы сжиженного природного газа Мозамбика, третьи по величине запасы в Африке, которые приобрели особое значение в результате прекращения экспорта природного газа с территории Украины. Действительно, несмотря на постоянные проблемы, создаваемые ИГ в Ираке и Сирии, Африка продолжает превращаться в эпицентр террористической угрозы. В отчете «Глобальный индекс терроризма» за 2022 год указано, что в предыдущем году наблюдалось серьезное ухудшение ситуации во многих странах Африки к югу от Сахары, особенно в Сахеле. 48%, или 3461, всех смертей от терактов в мире произошли в этом регионе, причем четыре из десяти стран с наибольшим ростом смертности от терактов находятся южнее Сахары. К ним относятся Буркина-Фасо, Демократическая Республика Конго, Мали и Нигер. Три из этих стран находятся в зоне Сахеля. Цифры этого года на самом деле были лучше показателей предыдущего, в основном благодаря успехам в борьбе с боевиками «Боко харам» в Нигерии, что, возможно, продемонстрировало уязвимость этой сети перед лицом эффективных контрмер. Тем не менее, террористические группировки в регионе продолжают извлекать выгоду из плохого управления, усугубляемого политическими потрясениями, такими как недавние государственные перевороты в Буркина-Фасо. Не все ячейки ИГ в мире процветают, но ее афганское подразделение, известное под названием «ИГ-Хорасан» (запрещено в РФ), совершило 334 теракта, что на 140% больше, чем годом ранее. Таким образом, как и в случае с «Аль-Каидой» (запрещена в РФ), угроза, исходящая от ИГ, остается в основном локального и регионального, а не международного масштаба. Тем не менее, организация продолжает свои давние усилия по идеологической обработке боевиков в странах Запада с помощью небольших ячеек и отдельных лиц, преимущественно завербованных в интернете. Тем временем представители международной коалиции продолжают бороться за разрешение проблем правового характера, связанных с боевиками ИГ, взятыми в плен во время последней битвы группировки в 2019 году, и их семьями. По различным оценкам, до 120 000 заключенных и членов их семей в настоящее время проживают в лагерях на северо-востоке Сирии, в том числе 30 000 детей в возрасте до 12 лет. ИГ продолжает целенаправленно преследовать их с целью радикализации. Учитывая разнородный характер террористической активности ячеек ИГ, может возникнуть несколько вопросов в отношении способов ведения ими подрывной деятельности.

Во-первых, захотят ли салафитско-джихадистские группировки вернуться к модели терактов 11 сентября 2001 г. в США с централизованной координацией и целенаправленными атаками или же они продолжат вербовать одиночек в западных странах, используя метод, являвшийся тактическим козырем ИГ на протяжении нескольких лет.

Во-вторых, воспользуются ли они убежищами для возобновления нападений на своего исторического врага – США и их союзников, или же они просто предпочтут расширить географию своей деятельности путем эскалации насилия на локальном уровне.

Конечно, с годами группировки боевиков усовершенствовали свою тактику и стали более гибкими в зависимости от условий, с которыми они сталкиваются. Таким образом, ключевой вопрос заключается в том, насколько хорошо западные страны будут справляться с этими угрозами, в то время как их внимание все больше переключается на другие приоритеты национальной безопасности. В том, что касается «Аль-Каиды», многое будет зависеть от того, кто сменит Аймана аз-Завахири на посту лидера этого движения. Различные источники предполагают, что это будет один из главарей «Аль-Каиды» и сторонник Усамы бен Ладена Сейф аль-Адель. В случае, если это произойдет, аль-Адель привнесет доверие к роли лидера, учитывая его долгий опыт, насчитывающий десятилетия. Как автор «Генерального плана» 2005 г. или семиэтапной стратегии для достижения победы, принятой бен Ладеном, он способен вновь вывести борьбу организации на новый уровень. В случае, если аль-Адель возглавит «Аль-Каиду», скорее всего он примет более практичный, структурный подход к продолжающемуся преследованию местных властей, а также ведению террористической деятельности регионального и международного масштаба. Его доверительные отношения со многими ответвлениями «Аль-Каиды», в том числе в Сирии, Восточной Африке и Афганистане, облегчат его предполагаемый переход на высший руководящий пост. Ряд экспертов считают, что, если это действительно произойдет, аль-Адель, скорее всего, воздержится от зрелищных атак, таких как теракты 11 сентября, и вместо этого переориентирует «Аль-Каиду» на посольства и консульства, туристические направления и коммерческую авиацию.

62.34MB | MySQL:101 | 0,569sec