Трансформация системы международных отношений в видении турецких экспертов и журналистов. Часть 2

Озабоченность турецкой политической и интеллектуальной элиты возможностью расчленения Турции и нарушения ее территориальной целостности получила название «Севрского синдрома». Напомним, что Севрский мирный договор, подписанный 10 августа 1920 года, был явно дискриминационным для Турции. Он должен был привести к расчленению собственно турецких земель. Согласно этому договору Фракия и значительные территории на побережье Эгейского моря переходили к Греции. Константинополь (Стамбул) переходил под международный контроль с явным доминированием Великобритании. На территории Западной Армении создавалось независимое армянское государство в составе вилайетов Ван, Битлис, Эрзурум и Трапезунд. Это кабальное для Турции соглашение не было ратифицировано Великим народным собранием Турции. В 1923 году оно было заменено Лозаннским договором, результатом которого стали нынешние границы турецкого национального государства (без вилайета Искандерун, присоединенного в 1939 году).

Анализ турецких фобий в отношении заговора внешних сил, прежде всего, коллективного Запада, по расчленению Турции, приводится в статье Сулеймана Сейфи Ойгюна «Севрский синдром: осада», опубликованной 26 декабря 2022 года в проправительственной газете «Ени шафак» (1). Автор статьи является видным турецким политологом. В 1985-2010 годах он преподавал в Университете Улудаг. В настоящее время возглавляет Факультет гуманитарных наук Университета экономики в Стамбуле.  В начале статьи турецкий ученый признает, что Севрский синдром порой приобретает у турок характер паранойи. Несмотря на это, «империалистические амбиции по отношению к нашей географии трансформировались, но никуда не исчезли. Ко времени, когда мы вступили в Первую мировую войну, мы уже потеряли большую часть Балкан. По итогам Первой мировой войны от нас отняли Арабский Восток. Строились также планы создания на территории Анатолии курдского и армянского государств, но они не осуществились». Далее автор статьи пишет о вступлении Турции в НАТО для того, чтобы обороняться от советского гегемонизма. Он выделяет несколько вызовов  внешнеполитической стабильности Турции в 1950-1990-е годы.

Во-первых, враждебность между Турцией и Грецией, спровоцированная тонкой политической игрой Великобритании. Отметим, что подавляющее большинство турецкого экспертного сообщества относится к Великобритании и ее политике резко отрицательно.

Во-вторых он видит враждебную Турции идеологию арабского национализма, продвигавшуюся партией Баас.

В-третьих, а качестве вызова для Турции он рассматривает деятельность международного армянского лобби: террористической организации АСАЛА и армянской диаспоры.

Четвертым вызовом он видит курдский национализм.

От недавней истории Сулейман Сейфи Ойгюн переходит к современности. По мнению ученого, «Сегодня мы как никогда близки к греческо-турецкой войне. Одной искры может быть достаточно». Далее Ойгюн пишет о том, что угроза арабского национализма для Турции тоже никуда не делась. По его мнению, несмотря на предпринятые турецким руководством шаги по нормализации отношений с Саудовской Аравией, ОАЭ и Египтом, этих усилий было недостаточно для того, чтобы вернуть отношения на прежний уровень. Не исключена поддержка этими государствами Греции и Республики Кипр в спорах в Восточном Средиземноморье.

Далее автор касается фундаментальных изменений, произошедших в турецкой политике за последние двадцать лет. Он констатирует, что нынешняя Турция – это уже не Турция 20 века. Сегодняшняя Турция ведет, по его мнению, полностью независимую внешнюю политику. Правда, автор сетует на сохраняющуюся технологическую, экономическую и торговую зависимость Турции от Запада.

Затем Ойгюн переходит к наиболее интересной для нас теме: российско-турецким отношениям. По его словам, «В Евразии наряду с Турцией есть еще одна мощная гигантская держава, являющаяся объектом изоляции со стороны Запада – Россия. Прямые и косвенные последствия Украинской войны удивительно изменили российско-турецкие отношения. Целью Запада с самого начала было внести враждебность в отношения этих двух древних держав. Слепые движения Турции во время «арабской весны» облегчали эту задачу. Запад хотел столкнуть две державы в Средиземноморье. Давайте будем откровенны: Турция сделала большую ошибку в Сирии, Россия сделала ошибку в Ливии. Со временем обе стороны протрезвели и осознали, какая ведется игра. Две державы стали развивать двусторонний диалог без провокаций. Одним из последствий стало холоднокровное сближение двух сторон во время армяно-азербайджанской войны 2020 года. Умная политика, проводимая Турцией в ходе российско-украинской войны, оказала России значительную помощь. Объективное развитие событий толкает Росси  и Турцию в объятия друг к другу и создает их общую судьбу (!). Потеряв «Северный поток», Россия стремится превратить Турцию в энергетический хаб, включая Каспий».

Сулейман Сейфи Ойгюн таким образом подытожил свои рассуждения о российско-турецких отношениях. По мнению автора статьи, «Политика проводимая Атлантическим блоком (НАТО) направлена на то, чтобы уничтожить турецко-российское сотрудничество. Для этого западники избрали два региона: Балканы и Кавказ. На Балканах веревка (инициатива) находится в руках России. Если россияне захотят поджечь Балканы, они скорее всего проиграют [возможно Ойгюн ведет речь о событиях в Косово и Боснии –авт.]. Молимся чтобы Аллах не допустил этого! То же самое и на Кавказе. Армения в своей политике все более отдаляется от России. Рано или поздно Москве придется делать выбор между Арменией и Азербайджаном».

Обращает на себя внимание, что для турецкого политолога Россия иногда является конкурентом, иногда партнером, с которым необходимо сотрудничать, а иногда даже союзником. Совсем не такое место в его представлении занимает Запад. Запад – это однозначный враг, который хочет разрушить или ослабить Турцию. Кроме того, Ойгюн не осуждает Россию за действия на Украине, признавая, что Москвой двигали геополитические цели.

Проблеме напряженности в отношениях с Грецией посвящены многие статьи, публикуемые в турецкой прессе. Их авторы объясняют причины конфликтного потенциала, возросшего между двумя государствами. Здесь можно упомянуть статью Дилары Арслан «Греция милитаризует острова прилегающие к материковой Турции и создает угрозу нашей национальной безопасности», опубликованную в сентябре 2020 года в газете Daily Sabah (2). По мнению турецкой журналистки, увеличивающаяся напряженность в отношениях между Афинами и Анкарой вскрыла неразрешенные проблемы, включая милитаризацию греческих островов, расположенных на востоке Эгейского моря. В Эгейском море расположены 2000 островов и островков, некоторые на расстоянии всего 4-5 километров от турецкого берега. В 1947 году, согласно Парижскому договору, эти острова (тогда они носили название острова Додеканес) были переданы от Италии к Греции. При этом турецкое правительство настояло на том, чтобы они были демилитаризованы, и здесь не размещались греческие военные объекты. В последнее время Греция стала нарушать эти договоренности. По информации Д.Арслан, она вооружила 18 из 23 больших островов в Эгейском море. Речь идет об островах Лесбос (турецкое название Мидилли), Хиос (Сакыз), Самос (Сисам), Икарию (Ахикерья), Лемнос (Лимни), Кос (Истанкёй), Карпатос (Керпи), Кастеллоризо, Сими (Сёмбеки), Лерос (Илерьёз), Калимнос (Келемез), Патмос (Бетмез), Родос.

По словам отставного турецкого контр-адмирала Джихата Яйчи, директора Центра исследований безопасности в Университете Бахчишехир, «Греция незаконно милитаризует эти острова под предлогом «турецкой угрозы». Это не выдерживает никакой критики, так как Турция никогда не покушалась на эти острова и не собиралась их оккупировать. Эти острова милитаризуются не против турецкой угрозы, а для того, чтобы угрожать Турции». Яйчи упоминает о том, что все международные соглашения, начиная Лондонский договор 1913 года, Лозаннский договор 1923 года и Парижский договор 1947 года провозглашали демилитаризованный статус островов. Греция в одностороннем порядке стала  вооружать эти острова и размещать там военные объекты после кипрского кризиса 1974 года. Особую опасность несет милитаризация Лемноса, лежащего напротив пролива Дарданеллы, а также Хиоса, Самоса и Кастеллоризо. Греция развернула армейскую дивизию на островах Лесбос и Родос и армейскую бригаду на островах Хиос и Сими. Греция держит 7500 солдат на островах Лесбос и Родос, спецназ на Самосе. На прочих островах Афины развернули 6 армейских баз, 2 военно-морские базы и 2 аэродрома для военных вертолетов.

При этом автор статьи обвиняет Евросоюз в потворстве незаконному греческому поведению. Дилара Арслан отмечает: «Турция осознает, что ЕС несправедливо поддерживает Грецию в морском диспуте, длящемся десятилетия. Причина такого поведения Брюсселя заключается не в стремлении соблюсти международное право, а в желании наложить руку на энергетические богатства Восточного Средиземноморья, где обнаружены большие шельфовые месторождения природного газа». Журналистка упоминает о резолюции Европарламента, принятой 24 сентября 2020 года, в которой этот орган выразил полную солидарность с Грецией и греческой администрацией Кипра (правительством Республики Кипр). Не обошла она вниманием и высказывание Урсулы фон дер Ляйен о том, что «ничто не может оправдать  турецкое запугивание Греции и Кипра в регионе». Адмирал Джихат Яйчи резюмирует по этому поводу: «Совершенно понятно, что Евросоюз примет сторону Греции и греческой администрации Кипра. Нам не следует ждать от них справедливого решения, но необходимо фокусироваться на наших национальных интересах при проведении политики в регионе».

 

  1. Ogun S. Sevres syndrome: Siege.// Sevres syndrome: Siege (yenisafak.com)
  2. Greece militarizing Aegean islands close to Turkey’s mainland poses national security threat.// Greece militarizing Aegean islands close to Turkey’s mainland poses national security threat | Daily Sabah
62.37MB | MySQL:101 | 0,434sec