Новый «Багдадский пакт» и позиция иранской дипломатии

20-21 декабря 2021 года в столице Иордании Аммане прошла 2-я Багдадская конференция, в которой приняли участие главы государств и министры иностранных дел ближневосточных и европейских государств. В данном мероприятии участвовали президент АРЕ Абдель Фаттах ас-Сиси, король Иордании Абдалла бен Хусейн, эмир Катара Тамим бен Хамад, президент Франции Эммануэль Макрон, премьер-министр Ирака Мухаммед Шийя ас-Судани, руководитель внешней политики Европейского союза Жозеп Боррель, министр иностранных дел Ирана Хосейн Амир-Абдоллахиан, министр иностранных дел КСА принц Фейсал бен Фархан. Официальной целью конференции, как было заявлено в коммюнике являлось «предпринять усилия по поддержке территориальной целостности, стабильности и суверенитета Ирака, выразить солидарность с ним в противостоянии таким вызовам как терроризм, содействовать экономическому восстановлению Ирака».

Первый раунд данного мероприятия состоялся 25 августа 2021 года.  Наблюдатели в то время полагали, что речь идет о создании Тройственного союза «умеренных» арабских государств: Египта, Ирака и Иордании. Данный альянс, по мысли его создателей, должен был быть направлен на то, чтобы оторвать Ирак от иранского влияния. Блок умеренных государств должен был быть равноудаленным как от Ирана, так и от Саудовской Аравии и ориентироваться на Европу. Отсюда и постоянное присутствие президента Франции Э.Макрона. Интересно, что подобная идея уже не первый раз возникает в головах у арабских и западных стратегов. В 1989 году был сформирован Совет арабского сотрудничества, основателями которого стали иракский лидер Саддам Хусейн, король Иордании Хусейн бен Таляль, президент АРЕ Хосни Мубарак и тогдашний президент Йемена Али Абдалла Салех. Новый блок планировался как коалиция светских арабских государств, равноудаленных как от Ирана, так и от аравийских монархий. Впрочем, эту блоку была суждена недолгая жизнь. Летом 1990 года, после иракской оккупации Кувейта, Египет объявил войну Ираку, присоединившись к американской коалиции. Вслед за этим организацию покинули Йемен и Иордания (хотя и король Хусейн и Али Абдалла Салех до самого конца сохраняли «особые отношения» с Ираком Саддама Хусейна).

Как уже было сказано, изначально данное объединение проектировалось как инструмент для уменьшения иранского влияния в Ираке и в регионе Леванта вообще. Большим подспорьем было то, что тогдашний премьер-министр Ирака Мустафа аль-Казыми в целом придерживался  прозападной ориентации. В настоящее время ситуация в корне поменялась. На парламентских выборах в ноябре 2021 года относительную победу одержали сторонники Муктады ас-Садра из движения «Саирун», завоевав 73 места. Муктада ас-Садр давно уже стал критиком иранского влияния в Ираке, настаивая на ослаблении партнерства с ИРИ и проведении многовекторной политики. Поговаривали о том, что его избирательная кампания финансировалась представителями ОАЭ.   Ас-Садр рассчитывал на создание коалиционного правительства с Демократической партией Курдистана (ДПК) и суннитским блоком «Аль-Азм» Хамиса Ханджара. Однако Ирану удалось убедить этих политиков выйти из коалиции с ас-Садром. Тогда «неистовый Муктада» попытался организовать конституционный переворот. Его сторонники сложили депутатские полномочия, надеясь на выборы нового парламента. Для вящей убедительности садристы 27 июля 2022 года оккупировали «Зеленую зону» Багдада, а 30 июля ворвались в здание парламента.

Однако все это не нарушило хладнокровия проиранских политических сил. Никаких перевыборов не последовало. Согласно иракской конституции, выбывшие депутаты были замещены кандидатами, получившими второе место. Как правило ими стали представители объединения проиранских шиитских партий «Координационная структура». В результате 17 октября прошлого года новым премьер-министром Ирака стал Мухамед Шийя ас-Судани, известный как преданный сторонник экс-премьера Нури аль-Малики. Сам аль-Малики не решился выдвигать свою кандидатуру. В глазах большинства иракцев он является одиозной личностью по причине коррупции, господствовавшей в период его правления и сдачи Мосула террористам из «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) в 2014 году. Мухаммед Шийя ас-Судани родился в семье сторонников шиитской исламистской партии «Да’ава». Его отец был репрессирован в годы правления Саддама Хусейна. Несмотря на это сам ас-Судани получил в саддамовском Ираке высшее образование и даже сделал карьеру, став начальником Управления по сельскому хозяйству провинции Мейсан. В 2008-2010 годах он был губернатором провинции Мейсан, а в 2010-2014 годах в правительстве аль-Малики занимал пост министра по правам человека. Эта должность в те годы представляется несколько абсурдной, ибо в стране шла гражданская война, ценность человеческой жизни была сведена к нулю, а данные о погибших в ходе межобщинных столкновений даже в официальных сводках различаются на десятки тысяч. Позже Мухаммед Шийя ас-Судани занимал ряд других министерских должностей, в том числе пост министра промышленности и торговли.

Переговоры, проведенные в Аммане в конце 2022 года, свидетельствуют  о том, что и западная, и арабская дипломатия поняли, что Тегеран нельзя исключить из процесса урегулирования в Ираке, да и в других регионах (Сирия, Ливан) тоже. Вместо изоляции был выбран путь ангажирования Ирана. Об этом свидетельствуют переговоры министра иностранных дел ИРИ Абдоллахиана со своим саудовским коллегой Фейсалом бен Фарханом, руководителем европейской дипломатии Жозепом Боррелем, президентом АРЕ Абдель Фаттахом ас-Сиси. Не было только встреч с иорданской делегацией. Главный редактор газеты «Рай аль-Йаум» Абдельбари Атван пишет по этому поводу, что в последнее время Амман обвиняет иранскую агентуру в провоцировании нынешних беспорядков в королевстве. Впрочем, представляется, что эти беспорядки вызваны внутренними причинами: тяжелым экономическим кризисом и недовольством бедуинских племен оттеснения от власти и финансовых потоков.

Иранские эксперты и аналитики уделяют много внимания как конференции «Багдад-2», состоявшейся в Аммане, так и перспективе появления межгосударственного объединения в  составе Ирака, Иордании и Египта. Интересные мысли на этот счет высказывает в статье «Двойственное видение Макрона», опубликованной на сайте «Дипломасийе ирани», иранский карьерный дипломат Сайид Вахид Карами, бывший посол ИРИ в Намибии. Карами обращает внимание читателей на то, что заместитель генерального секретаря «Хизбаллы» шейх Наим Касем заявил недавно, что в ходе проведенных в Аммане ирано-саудовских переговоров не затрагивались проблемы Ливана, Ирака и Сирии. Речь пока шла исключительно о восстановлении двусторонних отношений.

В то же время президент Франции Эммануэль Макрон, несмотря на заинтересованность в восстановлении отношений с Ираном, кажется, не собирается сотрудничать с Исламской Республикой в урегулировании региональных кризисов, в частности правительственного и президентского кризисов в Ливане. Об этом свидетельствует его интервью, данное ливанской газете «Ан-Нахар» вскоре после Амманской конференции. Макрон отметил, что неотъемлемым условием урегулирования кризисов в Ливане, Сирии и Ираке является снижение в этих странах иранского присутствия и иранского влияния. Вахид Карами замечает по этому поводу, что из этих заявлений не надо делать поспешных выводов. Багдадская конференция была изначально замыслена   для дипломатической изоляции Ирана. Тем не менее, закончилось тем, что Иран участвует в ней как равноправный партнер. Отставной посол пишет: «Если Иран будет проводить в регионе интеллектуальную, взвешенную, выверенную и эффективную политику, то в конце концов арабские государства и Франция не смогут не считаться с иранским влиянием и будут вынуждены согласовывать с Тегераном свои действия и совместно решать региональные кризисы» (1).

 

  1. http://irdiplomacy.ir/fa/news/2016657/
52.26MB | MySQL:103 | 0,379sec